Русская линия
Комсомольская правда Галина Сапожникова10.08.2007 

Эстонцы играют в фашистских диверсантов
Нашему корреспонденту удалось побывать в лагере участников военной игры «Поход «Эрны», которая проводится в честь абверовского десанта

«Если игра посвящена диверсантам, то и мне стоит вести себя по-диверсантски», — решила я, лежа на пляже в эстонском местечке Сальмисту и делая вид, что загораю. Летом 1941 года здесь высадилась фашистская группа «Эрна», чтобы пройти рейдом по тылам частей Красной Армии, державших оборону в Эстонии. Теперь в честь этого десанта, выполнявшего задание абвера (военной разведки Третьего рейха), в Эстонии ежегодно проводятся военно-спортивные соревнования под названием «Поход «Эрны"…

Отдыхающие вдруг как по команде вытащили бинокли и видеокамеры и дружно повернулись к морю, потому что на горизонте показались военные корабли. Целых два минных тральщика. Седьмая часть всего эстонского военно-морского флота. С моря громыхнуло, и волны затянуло едким дымом — это совсем по-взаправдашнему с кораблей начали стрелять холостыми. «Ой, мамочки!» — заорала я, с ходу выдав себя, как радистка Кэт. Меланхоличные эстонские дети, покосившись, спокойно констатировали: «Красиво…»

Резиновые лодки одна за другой утыкались в берег, откуда сыпались люди в касках и, стреляя из автоматов, бежали куда-то в глубь страны. Жуткое, честно говоря, зрелище, даже если знаешь концовку сюжета: после высадки «Эрны» в 41-м скоро выяснилось, что это был марш обреченных. Их уничтожили, загнав в болота, войска НКВД.

Путин и критика

«Поход «Эрны» проводится здесь уже в четырнадцатый раз. С 1995 года, когда игры стали международными, сюда стали регулярно наезжать гости: датчане, шведы, финны, американцы, немцы и даже китайцы. В 2007-м прибавились новички — чехи и португальцы, и убавились самые верные эстонские друзья — литовцы и латыши. Оно и понятно: роль раздражителя России по Прибалтике передается как переходящее знамя, и сейчас оно в руках у Эстонии.

Странно другое: что за столько лет существования этой милой игры европейские политики обратили на нее внимание только сейчас. За что и поплатились: стоило председателю ПАСЕ Рене ван дер Линдену намекнуть, что все эти героические походы в честь диверсантов Европе не нравятся, — в Эстонии тут же сделали вывод, что у ван дер Линдена в России есть свои экономические интересы. А Эфраиму Зуроффу из Центра Визенталя, который резко высказался по поводу эсэсовских сборищ, по мнению эстонских аналитиков, из своего кармана заплатил Путин. Вот так.

Абвер и Петухов

— И что вы будете делать, если ПАСЕ вдруг запретит ваши ежегодные марш-броски? — спросила я у председателя военно-спортивного общества «Эрна» Меэлиса Рятсепа.

— Да за что? — взревел он, показывая рукой на лагерь.

Мы стояли у пивной палатки, где после трудного диверсантского дня развлекались господа офицеры, включая главного судью, американского подполковника Марка Бергесона. Из военного автомобиля на весь лагерь разливалась музыка — вовсе не военные марши, а так, милые эстонские песенки про любовь. Разве что новенький монумент с надписью «Здесь вступили в бой против большевистского насилия члены группы „Эрна“ и лесные братья» и выгравированными эстонским, финским и немецким (почему-то современным, а не гитлеровским) флагами напоминал о сложном историческом фоне.

— У нас тут, между прочим, и русские есть, — сказал Рятсеп. — Например, Петухов.

Через полминуты Демид Петухов подъехал к нам на какой-то навороченной натовской таратайке. Сел за столик, обстоятельно доложил: так, мол, и так, деревенские мы, из Причудья, а в деревне какая работа? Либо сопьешься, либо обворуешься. Вот он в эстонскую армию десять лет назад и пошел. Карьеру сделал. Он теперь — вэбель (это что-то типа нашего сержанта. — Авт.).

— И ты, русский мужик, у которого деда расстреляли в 1942-м эстонские каратели, участвуешь в играх, поэтизирующих абверовский десант? — изумилась я.

— Эстонцы пришли сюда освобождать свою землю, — строго рассказал он то, что помнил. А что дальше следовало говорить, забыл. В советской школе вроде бы учили, что «Эрна» уничтожала сельских коммунистов, вырезая на груди убитых букву «Е». В эстонской армии рассказывали в точности обратное: что это, наоборот, «Эрна» спасла местных жителей от НКВД.

— Меня не интересует, кто с кем и когда воевал, — наконец честно говорит Петухов. Оно и понятно: в армии с пивком и званием всяко лучше, чем в деревне и без.

«Мы ждем и русских»

Внешне «Поход «Эрны» скорее напоминает какие-нибудь детские военно-спортивные соревнования. Остроты игре прибавляют разве что ночные разведзадания и идеологический флер, хотя устроители и подчеркивают: поход не повторяет подвиги «Эрны», а лишь проводится в ее честь. Повторять их в точности было бы странно хотя бы потому, что десант был почти полностью уничтожен. Почему же тогда эта бесславная история четырнадцатый год подряд собирает под свои знамена столько поклонников?

Понять суть феномена помог Урмас Рейтельманн. «Пресс-секретарь этого фашистского мероприятия», — не без иронии представился он. Когда-то Рейтельманн работал диктором на телевидении, поэтому из его уст последняя фраза прозвучала почти официально.

— Что вы прицепились к «Эрне»? Эстонские парни вернулись на родину с оружием в руках, чтобы взорвать железную дорогу. Но услышав, что в здешних лесах прячется мирное население, провалили задание и вынужденно вступили в бой… Может, те, кто выжил, и пошли потом в «Эстонский легион», я не знаю. Честно сказать, у эстонцев в той войне было два выбора, и оба говенных! — с неожиданным пессимизмом закончил он свой ликбез. И совсем миролюбиво добавил: — Мы ждем и русских. Участвуйте.

— Да мы поучаствовали уже один раз, — бестактно напомнила я.

— Здесь? Когда? — удивился Рейтельманн.

— Много лет назад.

Он заметно обиделся:

— Ну победили вы однажды. Так ведь уже 66 лет прошло…

Место подвига в истории

Иностранные участники «Эрны» потому и не понимают ни ехидных вопросов, ни российского раздражения, потому что перед тем как взять билет в Таллин, читают в пресс-релизах следующее: «Группа „Эрна“ летом 1941 года десантировалась в тыл Красной Армии в Сальмисту и двигалась в Каутла, где вступила в бой с превосходящими вражескими силами. Бойцы группы, воевавшие в мундирах финской армии в составе германской группы армии „Север“, в течение нескольких часов сдерживали войска НКВД, что позволило прятавшимся в лесах мирным жителям избежать облав и скрыться». Прекрасная легенда, не так ли?

Интересно, как отнесется Берлин к изображению современного германского флага на монументе в честь фашистских диверсантов?

«Героизация нацизма» — это не причина, а следствие. Когда после распада СССР мы проглотили навязанное прибалтами понятие «советская оккупация», логично встал следующий вопрос: почему же тогда эстонцы не сопротивлялись «оккупационному» режиму? Вот тут «Эрна» и понадобилась. Попытка убедить всех, что к гитлеровской Германии она не имела никакого отношения, просто смешна. Самая что ни на есть немецкая это была группа, хотя и говорила между собой по-эстонски и носила финские мундиры. И фотография с похорон бывшего командира разведывательно-диверсионного батальона «Эрна» штандартенфюрера СС Хенна-Антса Курга, на которой его сотоварищи дружно поднимают в прощальном жесте правую руку, сомнений в политической ориентации «Эрны» не вызывает. Романтизация этого абверовского десанта — всего лишь попытка оправдаться за тогдашний эстонский конформизм.

Кузькина мать

Но самый главный десерт участникам «Похода «Эрны"-2007» подадут сегодня вечером, и будет он называться «реконструкцией». Члены военно-спортивного клуба «Фронт-лайн» покажут маленькую показательную войнушку — и в точности воссоздадут одно из сражений 1944 года, нарядившись в форму красноармейцев и бойцов Эстонского легиона.

— Кто победит-то? — спросила я у члена правления клуба Максима Демидова, который уже несколько дней подряд пугает Таллин военной машиной, на которой написано «На Берлин!».

— Наши, советские, — уверенно пообещал Максим.

— А зрители не обидятся? — испугалась я, имея в виду политическую канву.

— В нашем клубе состоят изначально здоровые люди, — посмеялся Максим.

По сценарию решить исход этой театрализованной битвы и показать присутствующим кузькину мать должен будет настоящий советский танк, который члены клуба отремонтировали, вытащив из болота.

Галина САПОЖНИКОВА

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

А не сыграть нам в разгром чужого десанта?

Возможно, кто-то из читателей недовольно скажет: «Ну вот, опять они про эту Эстонию. Надоело уже!» Но что делать, если Таллин раз за разом демонстративно показывает нам, как он не любит Россию.

Любое суверенное государство вправе привечать кого-то или, наоборот, презирать. Дело, однако, в том, что эстонские власти в последнее время нам откровенно хамят. Потому что издевательство над памятью победивших фашизм советских солдат не чем иным, как политическим хамством, назвать нельзя.

Что ж, если в Таллине опрометчиво посчитали, что о Нюрнбергском процессе и итогах второй мировой пора уже и забыть, то мы им можем напомнить. В России немало молодежных организаций, которые, подобно ребятам из клуба «Фронт-лайн», с удовольствием сыграли бы в свою игру на военную тему. Например, где-нибудь в Псковской области, на границе с Эстонией, можно было бы показательно устроить «разгром вражеского десанта». Или еще лучше: масштабно разыграть исторический эпизод про то, как воины Красной Армии наголову разбили Эстонский легион СС. И это было бы куда ближе к исторической правде, чем легенды о том, как кровавые абверовцы из «Эрны» спасали в лесах мирных жителей. Но можно представить, какой вой поднялся бы тогда в Таллине!

Защищать память Советского Солдата мы будем неотступно. Чтобы ни у кого — ни сейчас, ни в будущем — не возникало соблазна представлять самую страшную войну в истории человечества как противостояние «просвещенной Европы» «диким ордам из России».

Андрей БАРАНОВ

http://www.kp.ru/daily/23 948/71360/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru