Русская линия
КП-Украина Александр Пасюта10.08.2007 

«От веры отрекаться нельзя!»

Здесь можно встретить имена Парамон, Пархом, Епраксия, Акулина: новорожденных всегда называли строго по святцам. Староверам удалось сохранить свой особый мир. Некоторые местные женщины до сих пор крестятся, завидев автомобиль, потому что считают, что это сатана вселился в ревущую телегу. Конечно, религиозные обряды исполняют не так рьяно, как в старину, зато староверческие иконы висят во всех домах, а большинство гурьевцев носят под сорочкой восьмиконечные крестики.

Женились только на своих

Я остановился у одного из самых уважаемых людей Гурьева-Казачка. Василий Павлович Гурьев — человек действительно уникальный. Бывший библиотекарь, он всю жизнь посвятил изучению истории староверов, основал музей, написал несколько книг и даже умудрился, не имея доходов, кроме крохотной пенсии, снять два короткометражных фильма о селе. Сейчас работает над третьим. Остается лишь удивляться, откуда берет силы человек, который еле передвигается по собственному двору: Василий Павлович — инвалид с детства.

— До революции у нас жили замкнуто, браки заключали между своими. Бывало, женились и на двоюродных сестрах, — объясняет Василий Павлович. — Обвенчаться с иноверцем считалось большим грехом. С приходом советской власти устои пошатнулись. Нередко, наплевав на родительские советы, шли под венец с чужими, но это всегда кончалось плохо.

Например, одна девушка, не получив родительского благословения, отреклась от нашей веры и вышла замуж. Так ее вместе с мужем в лесу окружили волки и провожали до дому, а через некоторое время они оба сошли с ума.

Другой парень ради любимой из другого села тоже попрал устои, хотел раскреститься, но как только сплюнул через плечо, так у него сразу ноги и отнялись! И таких историй масса. От веры и родительского благословения отрекаться нельзя!

Священником стала женщина

Неожиданно Василий Павлович переходит на шепот:

— Историю могилы Тамерлана знаешь? — спрашивает он. — В нашем селе тоже оскверненная могила наделала несчастий. Когда в девяностых годах прошлого века бульдозер раскопал на месте старой церкви склеп, где был похоронен священник, рабочие взяли себе его рясу, а кости выбросили. Кара не заставила долго ждать: один кощунник сгорел в собственном доме, второй попал в аварию.

После того случая беды посыпались и на село. Преставился последний священник-наставник, никому не передав знаний. Колхоз распался, пошли свары, старики помирать начали как мухи. Дальше и вовсе напасть: отпевать умерших взялась женщина. А в какой это религии видано, чтобы женщина служила священником? Но пробыла она им недолго, покарал ее Бог.

Вон, пока не стемнело, сходи к ее сестре Марии Ионовне Протопоповой. Она больше расскажет. У них весь род необычный: прапрадед был первым грамотным человеком в селе, Библию переписывал, иконы писал.

Зарезать человека приказал голос

В старенькой мазанке бабушки Марии, как и у Василия Павловича, в углу под потолком висит древняя икона, на которой изображен Христос с двуперстием.

— Перед этой святыней крестили все мое семейство, — отметила хозяйка. — У нас к вере всегда относились трепетно. Учили молитвы, читали священные книги.

— Как же вышло, что ваша сестра взяла на себя обязанности священника?

— Фекла была очень грамотной, знала много молитв. Вот и пришлось ей этим заняться, когда наш последний наставник умер. Никто ведь молитв толком не знал, а люди поголовно умирали. А отпевать кому?! Не пойдешь же к православному священнику, — разглаживает чистый передник Мария Ионовна. — Фекла и священником-то не была, просто выполняла работу, которая остальным оказалась не по силам. Но люди насторожились, начали говорить, что Бог ее за это накажет, а потом все и произошло…

Мария Ионовна вздыхает, морщинистые руки теребят уголки платка у подбородка.

— Одна девчонка зарезала сестру средь бела дня. На суде призналась, что хотела увидеть смерть своими глазами. Нанесла семнадцать ранений!

Правда, селяне пересказывают и другую, мистическую версию убийства. Якобы таинственный голос приказал девушке во сне расправиться с женщиной, порочащей веру. Теперь душегубка отбывает наказание в женской колонии.

Спать положили под иконой

К Василию Павловичу я вернулся уже затемно. Он усердно перепечатывал на старой машинке текст из пожелтевшей тетрадки.

— Свои старые записи нашел, еще 60-х годов, когда начал фиксировать рассказы старожилов, — оторвал он голову от работы. — Между прочим, у нас последние бородатые мужчины только в начале девяностых умерли. До этого ходили небритыми, как и предписывает вера. Собирались в домах, молитвы читали. Однажды я такой молебен на магнитофон записал. Вот послушай.

Василий Павлович включает старый бобинный аппарат, откуда доносится непривычное слуху пение: слов не разобрать, звуки протяжные и монотонные.

Уже поздней ночью Василий Павлович постелил мне в передней.

— Я тебя здесь положу, под иконой. Ты же не боишься под староверческой святыней спать? — хитро щурясь, спросил он у меня.

Вишневое дерево в комнате

— Сейчас пойдешь в особую хату, — поприветствовал меня утром хозяин, едва пропели петухи. — У бабушки Матрены Ивановны посреди комнаты дерево вдруг выросло ни с того ни с сего. Настоящее чудо!

Во дворе меня встретила сама Матрена Ивановна.

— Заходите, гостем будете! Это моя семья: дети, внуки, правнуки, — улыбается хозяйка. Малыши, смущаясь, прячутся за шторкой.

— Что за чудо тут у вас в доме?

— Вишня, что ли? Проходите, покажу.

В старой мазанке, выстроенной еще до войны, у стены и вправду растет деревце. Скептики легко смогли бы объяснить происходящее: полы ведь в доме земляные, как было заведено и при родителях Матрены. Лет пять назад эта вишня пробилась из земли. Каждой осенью необычный «постоялец» сбрасывает листья прямо на пол.

— В этой комнате долго был молитвенный дом, — говорит хозяйка. — Когда в советские годы нашу церковь снесли, люди принесли к нам иконы, расставили их по углам, а потом стали сюда приходить и молиться. Здесь нас еще малышами учили читать по староверческим священным книгам, крестили детей в кадушках. Я и своих тут окрестила. А вишенка эта с каждым годом разрастается все сильнее — внукам и правнукам на радость.

ЛИКБЕЗ «КП»

Староверчество возникло в России в середине XVII века, после того как патриархом Никоном и царем Алексеем Михайловичем была проведена религиозная реформа. Новые церковные правила затронули некоторые ритуалы, например, всех обязали креститься не двумя перстами, а тремя и так далее.

Не желая подчиняться, некоторые верующие целыми селами уходили в леса, на необжитые и дикие земли. Так возникли староверческие поселения. Их обитателей на Руси подвергали гонениям и называли раскольниками.

http://www.kp.ua/daily/80 807/8658/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru