Русская линия
Русский вестник Сергей Белов07.08.2007 

О православном вероучении в работе Союза Русского Народа (часть 1)
Мнение обозревателя

«Сия есть победа, победившая мир, вера наша»
(1 Ин. 5, 4)

Как «Бог вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою» (Быт. 2, 7), так и живое творчество Союз Русского Народа ради процветания дорогого Отечества невозможно без окормления союзнической работы Русской Православной Церковью. Дело Союзников, в конце концов, состоит в том, чтобы устраивать жизнь русского народа на евангельских началах, по правде Божией и стоять до конца, сопротивляясь наступающей апостасии. Работать ради процветания России, как это определяет устав Союза и как этого мы желаем всей душой, можно только соотнося свои дела с заповедями Господа и будучи ему соработниками. Ведь без участия Спасителя ничего не происходит: «Яко без мене не можете творите ничесоже», — учит нас Господь наш Иисус Христос (Ин. 15:5). Поэтому Союзникам следует быть не только верующими православными людьми, свято соблюдающими Заповеди Божии, но и быть в своей практической деятельности как можно ближе к Русской Православной Церкви.

Двухтысячелетняя история христианства показала непреложность слов Господа о том, что врата ада не одолеют Церкви (Мф. 16:18), и мы веруем, что Слово Божие будет проповедоваться в мире до второго и славного пришествия Господа Иисуса Христа. Однако сложность современного бытия явно диктует необходимость объединения усилий всех христиан для активного сопротивления злу и для созидания жизни на евангельских основах. Русская Православная Церковь единственная на протяжении тысячелетней истории русского государства осталась незыблемой, не разрушенной до основания даже большевистской диктатурой сатанистов-богоборцев. Разделенная народной трагедией 1917 г. в течение 90 лет на две части — Русскую Православную Церковь и Русскую Православную Церковь Заграницей — она теперь снова восстановлена в своем каноническом общении внутри Поместной Русской Православной Церкви (1).

Для того, чтобы глубже понять значение и место православного вероучения в идеологии Союза Русского Народа, необходимо вспомнить о том, в чем именно заключается историческая и духовная основа, объединяющая и одухотворяющая неразрывное триединство православной веры, Самодержавной власти и русской народности, ставшее практическим лозунгом для работы Союзников.

Союз Русского Народа видит «благо родины — в незыблемом сохранении Православия, русского неограниченного Самодержавия и Народности» (Устав Союза, п. 2). Русский народ — народ православный, а потому Православной Христианской Церкви, которая должна быть восстановлена на началах соборности и состоять из православных, единоверцев и воссоединенных на одинаковых правах старообрядцев, должно быть предоставлено первенствующее и господствующее в государстве положение (Устав Союза, п. 3). Самодержавие русское создано народным разумом, благословлено Церковью и оправдано историей; Самодержавие наше в единении Царя с народом (Устав Союза, п. 4). Так, вполне понятным образом определяет устав Союза отношение своих членов к вере, Царю и Отечеству, а также указывает на Православие как на духовную основу идеологии Союза Русского Народа, как на условие сочетания самого существования Союза ради блага дорогого Отечества с истиной во Христе Иисусе. Ведь «не тако зрит человек яко зрит Бог (1 Цар. 16:7). Только «единый соборный организм Русской Православной Церкви живет, действует и дышит, он по-прежнему является тем «столпом и утверждением истины» (1 Тим. 3:15), опираясь на который, Россия может выйти из нынешнего глубокого кризиса, возродиться и вернуть свое исконное обличье Святой Руси"(2). Соработничество Союза с Церковью под омофором Святейшего Патриарха ради претворения в жизнь задач и программы Союза Русского Народа по возрождению нашего Отечества, вытекающих из его уставных положений, есть для нас, Союзников, непременное условие практической работы. Сегодняшняя Россия — «обескровленная, преданная, обманутая, но еще страшная врагам своей нерастраченной духовной мощью — осталась едва ли не последним препятствием на пути триумфального шествия мирового зла, до времени скрывающего свою истинную личину под маской «демократии», «гуманизма», «прогресса». Незыблемой основой этой русской мощи, залогом будущего воскресения Святой Руси и есть Церковь Православная, торжествующая ныне свою духовную победу над богоборцами и христоненавистниками. Церковь никого не принуждает — но всех зовет разделить с ней это торжество. Вонмите гласу Церкви, придите под благодатный покров Русского Православия — не будет в мире силы, способной одолеть наше соборное единство!(3).

Как раз именно под благодатным Покровом Пресвятой Богородицы проходило создание Союза Русского Народа, а в его практической работе принимали самое деятельное участие священники Русской Православной Церкви.

Останавливая внимание на значении и месте православного вероучения в идеологии Союза, следует выделить отправные, на наш взгляд, главные аспекты, которые неразрывным образом связывают мировоззренческие взгляды Союзников с христианской верой наших отцов и дедов. Среди них следует выделить вселенскую христианскую миссию Русского народа, отношения Церкви, Царской власти и Государя, а также Церкви и Русской народности.

Христианская миссия Русского народа

Важнейшее место в идеологии Союза отводится Русскому народу как хранителю христианских основ земного мироустройства. Из верного понимания этого вопроса складываются цель и задачи Союза. Понимание это тем более важно сегодня. Каждый день в своей деятельности мы постоянно сталкиваемся с тем, что Православию в России и христианству в мире приходится постоянно вести борьбу против глобалистских сил, стремящихся покончить с христианской эпохой. С этой точки зрения русское религиозное мессианство является важнейшим условием для сдерживания апостасийного зла. Уже одно это обстоятельство «может дать исторический смысл и нравственное содержание государственному существованию русского народа. Если же мы покидаем эту миссию, то русское государство отрекается от всего прошлого. Да и вообще от всякого идеального смысла своего существования. Государство русского народа, покидая христианскую миссию, становится столь же не нужным для человечества, как делается незаменимым, необходимым и драгоценным, если блюдет эту миссию. А блюсти ее нельзя иначе, как в связи с верою и Церковью», — считает известный русский ученый-монархист Л. Тихомиров (4).

Этой же позиции придерживается митрополит Иоанн (Снычёв), который справедливо видит истоки и связь между Церковью и мирохранительной миссией Русского народа в ИДЕОЛОГИИ РУССКОГО РЕЛИГИОЗНОГО МЕССИАНСТВА. Он называет идеологию русского мессианства мировоззренческим выражением самого главного, глубокого и древнего архетипа русского самосознания, который прочно связан с православной церковностью. «Развитие ее, — продолжает он свою мысль, — стало естественным результатом того неизгладимого взаимодействия, которое оказала Православная Церковь на весь строй русского бытия — личного, семейного, общественного и государственного. В основании такого мировоззрения лежит убеждение в том, что высший, промыслительный долг русского народа — «народа-богоносца» — заключается в обязанностях сохранить догматические и нравственные идеалы христианства и пронести их неоскверненными через все преграды, беды и напасти"(5).

Следует сказать, что глубоко укоренившаяся в русском национальном сознании мысль о мировой миссии спасения человечества от наступающего зла не исчезла из представлений о роли русского народа и в годы советской власти. На этой основе религиозного мессианства был ловко сконструирован стереотип идеи интернациональной помощи слаборазвитым странам со стороны СССР. Обманутым русским людям внушали, что революционные идеи равенства, братства и свободы требуют для своего воплощения в слаборазвитых странах постоянной материальной помощи и моральной поддержки. Все это на фоне воспитанного в русском человеке на протяжении веков нестяжательства и евангельского стремления помощи ближнему использовалось в проведении международной политики по распространению идей социализма и коммунизма за рубежом. Как видно сегодня, от этих идей осталось не много пользы. Отчизна наша, будучи «подножием Престола Господня», как была, по словам митрополита Иоанна (Снычёва), вселенской хранительницей и защитницей святого Православия, так ею и осталась. «Это понимание зрело в русском религиозном самосознании на протяжении многих веков, а наиболее четко его сформулировал перед самой революцией наш великий святой — всероссийский праведник и молитвенник Иоанн Кронштадтский. Родиться русским, говорил он, есть дар определенного служения. Ведь в церкви нет национальностей, «несть эллин и иудей»; она различает людей только по служениям. Есть служение царское, есть — патриаршее, есть монашеское, есть служение мирян. Так вот русское служение — одновременно жертвенное и героическое, высокое и скорбное, общечеловеческое и вселенское — заключается в том, чтобы до конца времен стоять преградой на пути зла, рвущегося к всемирной власти. Стоять насмерть, защищая собою Божественные истины и спасительные святыни веры. Доколе мы помним об этом — жива Святая Русь, неодолима и страшна врагам — нашим и Божиим! А за верность долгу и понесенные труды воздаст Господь воинам Своим воздаянием великим и вечным, всех благ которого не может вместить ныне жалкое человеческое воображение"(6).

Церковь и русская государственность

Традиция христианской державности: Задача по развитию национального русского самосознания (Устав п. 1 — Цель Союза) ради восстановления самодержавной государственности в России без обращения к православной традиции христианской державности неосуществима. Христианское вероучение и практика Русской Православной Церкви по содействию в становлении и развитии Русского Самодержавия всегда были духовной основой и церковным гарантом Царской власти Русского Государя и государственного самодержавного устройства в интересах Русского народа. Эта важнейшая особенность в деятельности Церкви вытекает из исторической потребности русского державного домостроительства в опоре на Церковь как на важнейшую в государстве организацию, призванную хранить в чистоте православное вероучение и узаконивать и охранять Царскую власть Помазанника Божиего. «Церковь есть источник наиболее совершенной нравственной дисциплины народа. Поэтому ее процветание и влияние на народ составляет вопрос государственный. Этот факт в России особенно полон значения. Православная Церковь имела такое исключительное влияние на всю историю нашего народа и государства, на весь склад государственных отношений, что потрясение или тем паче уничтожение церковного влияния составляет подрыв в самом фундаменте государства. С потрясением Церкви нам нужно строить какое-то новое государство с новым фундаментом, а это предприятие во всяком случае крайне трудное, может быть, недостижимое и в довершение — какое-то фантастическое, ненужное… по крайней мере, если судить с точки зрения русского народа"(7).

Кому оказалось нужным такое совсем не фантастическое, а вполне реальное, но ненужное для русских государство диктатуры пролетариата и инородческого ига, уже вполне понятно на нашем горьком опыте. Весь вопрос в том, как от такого государства нам избавиться. «…Все эти ниспровержения нашего государства с вытекающею отсюда потребностью отыскивать нечто новое — нужны разве только для нерусских частей имперского населения, и нужны именно в целях подорвать русскую гегемонию… В сущности эта задача нелепа даже в их собственных интересах, за исключением разве, может быть, одних евреев, если предположить, что евреи (понятно, что Л. Тихомиров имеет здесь ввиду не евреев как национальность, а жидов-богоборцев, предавших Христа и интересы своего древнего еврейского народа — подробнее см. сайт газеты «Русь православная» с публикацией экспертизы по этому вопросу. — С. Б.) действительно в состоянии поработить себе весь мир, извратив и уничтожив государственные основы, обеспечивавшие силу других народностей. Но что касается наших сограждан — католиков, протестантов и даже магометан, то подрыв Русской Империи несет гибель не одним нам, а и им самим. Как же не понять, что Русскую Империю никто не в состоянии поддерживать в крепости и в благоденствии, кроме русских? Остальные племена могут в этом помогать русским, как нередко и помогали, но сами не в состоянии справиться с такою тяготой"(8).

Церковь и Государь-Помазанник Божий: Русским национальным самосознанием самодержавная власть понимается как Верховная власть в Государстве Российском. Она должна быть неограниченно самодержавной, принадлежать наследственному Русскому Императору — Помазаннику Божиему, лично которому как Царю-Самодержцу Господь благословил управление государством и народом. Служение Царя — Помазанника Божия есть особое служение. Вот как об этом говорил святитель Филарет в Московском Успенском соборе 15 сентября 1821 г. в слове в день торжественнаго венчания и священнаго помазания на царство Благочестивейшаго Государя Императора Александра Павловича: «Не прикасайтеся помазанным Моим. Псал., 15, — так начал свое обращении святитель. — Имя помазанных Слово Божие нередко дает Царям по отношению к Священному и торжественному помазанию, которое они приемлют, по Божественному установлению, при вступлении на Царство. Как бы мы ни разсуждали о сем действии, значит ли оно посвящение помазуемаго Богу или его освящение от Бога, созерцаем ли мы в сем действии таинство, приносящее помазуемому Божественный Дух и силу духовную, или только видим действие торжественное, пред очами народа полагающее на Царя несокрушимую печать Вышняго избрания, — если только имя Помазанника Божия не есть слово без значения, то оно представляет лице, запечатленное Богом, священное, превознесенное, достойное благоговения и потому неприкосновенное (9).

Церковь в лице своего предстоятеля — Патриарха осуществляет духовную поддержку Царской власти в ее государственных делах на основе принципа симфонии властей. Перед Богом, а не законом отвечает Царь за свои дела по христианскому устроению земного удела своих подданных ради их благочестивой жизни во спасение. Для Русской Православной Церкви, как и для Союза Русского Народа, небезразлично, какая власть будет в России далее, поскольку никакой другой власти предпочтительнее власти царской, самодержавной в мире не существует. Только самодержавная власть Царя и Помазанника Божия есть власть Богоустановленная. Народовластие, в какой форме бы оно не было, таковой властью не является. Такая власть не от Бога.

О Богоустановленности власти говорил апостол Павел: «нет власти не от Бога; существующие (сущие) же власти от Бога установлены» (Рим. 13:1). Произнося эти слова, апостол Павел имел в виду форму существующей (сущей — по старослявянски) в его время власти, то есть власти царской и самодержавной, а также все ее разветвления в лице отдельных начальников, подчиненных Царю. Вот почему он просит апостола Тимофея совершать молитвы, моления, благодарения прежде всего за царя и за всех начальствующих, чтобы христиане могли продолжать тихую и безмятежную жизнь во всяком благочестии и чистоте (1 Тим. 2, 1−2). Только такую царскую власть имеет ввиду другой величайший апостол Петр, когда призывает христиан ей повиноваться, говоря: «будьте покорны всякому человеческому начальству (то есть, всякому, по словам Филарета, от Бога устроенному над человеком начальству) для Господа: царю ли, как верховной власти, правителям ли как от него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро» (1 Петр. 2, 13−14). Совершенно неверно, что под апостольскими словами «нет власти не от Бога» понимается наряду с самодержавной царской властью, власть народовластная (республиканская, демократическая)(10). Царская власть в России была основана на глаголах вечной жизни (Ин. 6:68) и потому она есть власть вечная, единственно верная, как само Священное писание. «Слова, которые говорю Я вам, — устанавливает Господь, — суть дух и жизнь» (Ин. 6:63).

Устанавливая Свою власть на земле и вручая ее Царю, «Сам Господь избирает Помазанников Своих, Сам, через угодников Божиих ставит их над народами и Сам помазывает их на царство. «Итак, слушайте, цари, и разумейте… От Господа дана вам держава, и сила — от Вышнего, Который исследует ваши дела и испытывает намерения» (Прем. 6:1, 6:3). В Первой книге Царств повествуется о том, что начиная с Царя Саула обряд помазания, который совершался ранее только над священнослужителями, теперь совершается и над государями. «И взял Самуил сосуд с елеем и вылил на голову его и сказал: «Вот, Господь помазывает тебя в правители наследия Своего [в Израиле, и ты будешь царствовать над народом Господним…]» (1 Цар. 10:1). Перенесенный через тысячелетия на русскую почву обряд помазания на царство проводился при коронации Русского Монарха Русской Православной Церковью. Таким образом, с одной стороны, говоря современным языком, происходила легитимация Наследника как представителя царственного рода, получившего свою власть от Бога. С другой стороны, в Таинстве миропомазания вновь подтверждалась и закреплялась полнота симфонии властей"(11).

Отношение Царской власти и человеческого закона очень точно и образно определил А.С. Пушкин. «Зачем нужно, чтобы один из нас стал выше всех и даже выше закона? Затем, что закон — дерево, в законе слышит человек что-то жестокое и не братское. С одним буквальным исполнением закона не далеко уйдешь; нарушить же его или не исполнить его никто из нас не должен: для этого-то и нужна высшая милость, умягчающая закон, которая может явиться людям только в одной полномощной власти. Государство без полномощного монарха — автомат: много, много, если оно достигнет того, чего достигли Соединенные Штаты. А что такое Соединенные Штаты? — Мертвечина. Человек в них выветрился до того, что и выеденного яйца не стоит. Государство без полномощного монарха то же, что оркестр без капельмейстера. Как ни хороши все будут музыканты, но если нет среди них ни одного, который бы движением палочки всему подавал знак, никуда не пойдет концерт. А кажется, он сам ничего и не делает, не играет ни на каком инструменте, только слегка помахивает палочкой, да поглядывает на всех, и уже один взгляд его достаточен на то, чтобы умягчить в том и другом месте какой-нибудь шершавый звук, который испустил бы иной дурак — барабанщик или неуклюжий тулумбас. При нем и мастерская скрипка не смеет слишком разгуляться на счет других, блюдет он общий строй, всего оживитель, верховодец верховного сословия"(12). В этом, вкратце, заключается Русское Самодержавие. Именно в таком виде оно представляется в идеологии Союза русского народа.

Русское Самодержавие — это тот краеугольный камень, который положил Господь в основу здания державного домостроительства Российской Империи. Как бы не корежили ее название, пытаясь изобразить из Святой Руси и Русской Империи то федеративную социалистическую республику, то союз республик, то несуществующую де-факто российскую федерацию, существо дела от этого не меняется. Русское национальное сознание как было имперским, таким и осталось. Оно одухотворено христианской истиной и вопреки врагам России все равно воспринимает нашу Отчизну как соборное национальное единство государствообразующего Русского народа, издревле живущего в мире и согласии с другими большими и малыми народами России. В этом заслуга прежде всего Русской Православной Церкви, собирательницы и хранительницы духа высокой соборности и на-ционального единства во Христе Иисусе, заповедавшем каждому народу хранить свое Отечество, свой народ, который он будет судить за отступления от данного ему обетования. Вопреки насаждаемой инородцами богопротивной идеи правового государства, ставящего догмат закона выше христианской совести, долга и справедливости и тем самым низводящего более 80% христианского населения России до положения якобы малозначительной нации, российская государственность еще чудом Божиим сохранила (не по форме своей, но по народному ее восприятию) остатки самодержавного христианского наследия. Поэтому Держава наша еще жива и на куски не распилена. Поэтому действительно малозначительному племени властных космополитов помыкать великим Русским народом становится все труднее. В этом также заслуга Русской Православной Церкви, возрождающей на Руси русское национальное самосознание в его евангельской полноте и истине. Соработничество Церкви и народа выпестовало и укрепило данную Богом власть Русского Самодержца. «Самодержавие русское создано народным разумом, благословлено Церковью и оправдано историей (п. 4 Устава Союза), — так верно видят Союзники этот вопрос.

Симфония властей: Этот вопрос всегда был важнейшим вопросом русской государственной власти и державного строительства в России. Симфонии властей в сущностном понимании этого Богом данного способа для управления русским христианским государством вне совместного властвования и окормления русской народной души и Русского народа со стороны Русского Самодержца и Патриарха никогда в истории не было и никогда не будет. Все остальные варианты сплести воедино любые другие формы власти, минуя властное соработничество двух их верховных представителей духовной и светской власти на основе христианского вероучения — Патриарха и Самодержца — полная бессмыслица, обреченная на мнимый компромисс и конечную распрю. Невозможно двигаться вместе, преследуя разные цели, исповедуя разные принципы и используя для их достижения разные методы. Да еще в государстве, где Православие не имеет статуса государственной религии, то есть в государстве, христианским себя не считающим по сути.

Непреложным свидетельством тому является история нашего Российского государства. Сегодняшние беды с государственным нестроением, как это не кажется на первый взгляд парадоксальным для человека, удаленного от Бога, стали следствием нарушения Богоустановленного порядка державного домостроительства, где важнейшее место в иерархии и построении верховной власти было отведено симфонии властей. Традиция эта, освященная Волей Божией и мыслящая верховную власть христианского государя как результат соработничества с Церковью в лице ее Предстоятеля ради спасения душ царских подданных и одновременно прихожан Русской Православной Церкви, была перенесена на русскую почву из Византии. Евангельские идеалы служения Богу и народу делали русских Великих князей и Русских Царей — Помазанников Божиих главными хранителями христианского благочестия и особыми светскими попечителями о быте и душе своих подданных. С момента отмены патриаршества Петром 1 и до сегодняшнего дня верховная власть в очах Божиих есть все большее и большее отступление от изначального ее устройства в православном государстве. «Великий преобразователь русского бытия, крутой, страстный и мятежный государь Петр Великий не остановился перед тем, чтобы прервать сию благодатную традицию. Церковная реформа Петра стала отправной точкой многих пагубных процессов, завершившихся двумя столетиями позже крахом тысячелетнего православного государства. Реформа эта была задумана и осуществлена как сознательный разрыв многовекового исторического преемства духовных основ русской жизни и ключевых архетипов русского национально-религиозного самосознания». В этом суть происходящих неурядиц с государственным управлением в России, тяжкие последствия смены которого Русский народ ощущает на себе вот уже девять десятков лет.

Разумеется, не видеть громадных заслуг Петра Великого в государственном строительстве Российской Империи, сделавшего Святую Русь мировой державой, нельзя. И все же история почти трех столетий, прошедших после его бурной реформистской деятельности по неуемному возвышению светского начала и насильственному умалению духовного наследия, произвела в христианской душе Русского народа столь сильные последствия, что, когда мы их анализируем, становится ясно: никакая человеческая воля и разумение не должно предвосхищать и подменять Божию Волю в державном домостроительстве (13). Горький опыт национальной катастрофы, последовавшей спустя два века как расплата за разрушение симфонии властей и традиционный народный быт, за насильственно насажденное в народе иностранное влияние, помноженное на усиленное этим влиянием влияние инородческое, учит нас пониманию невозможности и ненужности и страшной опасности, которую таит в себе отступление от православного вероучения и умаление Богом установленной роли Церкви в жизни Русского народа и Русского государства.

Найти путь возврата к традиционному для нас государственному устройству можно только одним путем — восстановить утраченную самодержавную власть, влияние Церкви в государственной жизни и самодеятельную творческую волю Русского народа. Известный русский публицист и теоретик национального пути М.О. Меньшиков верно видел в восстановлении «расплющенной стихии нашей народности» возможность начать восстановительный процесс и гармонизировать триединство русской государственной жизни. В 1912 году он писал по этому вопросу следующее. «Спасающим началом Руси после киевского упадка было Православие, оно возрастило Москву. Спасающим началом после московского упадка явилось Самодержавие, оно возрастило Империю. Спасающим началом после петербургского упадка, мне кажется, должна быть народность. Не отрекаясь от первых двух начал, с честью послуживших России и далеко еще не отслуживших ей, мы должны дать развиться третьему, наиболее коренному из них, пришедшему в забвение, — именно русской народности"(14).

Конечно, условия сегодняшнего дня отличаются от того времени, когда писались эти слова. Самодержавная власть в России временно утрачена, и о скором ее восстановлении говорить можно только с надеждой на милость Божию. Русская Православная Церковь только начала оправляться от многолетнего богоборческого насилия и набирать общественный вес. Русский народ еще не сбросил со своих плеч иго инородческой денационализации. Тем более сейчас самое время вместе с Церковью начать направлять усилия Союза на возрождение угнетенного духа Русской нации, на восстановление, как требует от нас Устав Союза, прочного объединения русских людей всех сословий и состояний на пользу дорогого нашего отечества — России единой и неделимой (п. 1 Устава. Цель Союза). В русском народе и в его духе таится беспримерная сила воли к возрождению христианской самодержавной Российской Империи.

Впрочем, такая задача, кажущаяся на первый взгляд невыполнимой, на самом деле вполне нам посильна. Разве опыт нашей великой истории говорит о другом? Конечно же нет. Мы не забыли, сколько раз наше Отечество было на грани исчезновения из анналов человеческой истории. Мы не забыли, что татары разоряли Русь дотла, что ляхи сидели в Кремле, что французы зимовали в сожженной нами Москве, а немцы были от нее в 12 километрах. Мы все это прекрасно помним и знаем, что Россия вышла непокоренной и обновленной не из одной такой катастрофы, каждая из которых должна была бы ее не раз уничтожить. Устремлениями лучших сынов нации, молитвенной помощью и деятельными усилиями Православной Церкви и всего народа Россия одерживала воинские победы и совершала беспримерные подвиги героического труда. У нас нет оснований сомневаться и в том, что Господь и Заступница за землю и народ русский Пресвятая Богородица нас оставили. Иначе уже давно бы христоненавистники и враги России разорвали ее на куски и уничтожили Русский народ. Нам нужно верить в свои силы, работать на Отечество и не обольщаться мыслью, что успех придет немедленно и наше поколение сможет увидеть его результаты. Пусть ими насладятся наши дети. Но чтобы это произошло, главное сегодня — подобрать русских православных людей, привлечь к работе Союза наше духовенство, как это было повсеместно сделано в начале прошлого века. Тогда многие священники не только были членами Союза, но и возглавляли его отделы в провинции, в том числе на ключевых постах в крупных российских городах.

Работа по подбору лучших людей, способных работать в Союзе за совесть, в наш лукавый век расплодившихся карьеристов, предателей и обманутых подрывной пропагандой русских людей совсем не простое дело. Но у нас есть полная уверенность, что «возродить нас может лишь сила, опирающаяся на русскую нацию». Раскрывая этот очень важный для нас тезис подробно, Л. Тихомиров писал: «Но что такое «опереться на русскую нацию»? В смутное время 17 века все попытки патриотов устроить рассыпавшееся государство оставались тщетными до тех пор, пока, по совету Патриарха Ермогена из его тюрьмы, не догадались различать в нации элементы «земские» и «элементы «воровские» и, отвергши прежнюю мысль опираться на всех, усвоили систему «утвердиться на земщине». С этого момента движение оказалось непобедимым. Патриарх Ермоген указал ту систему, которая выражает вечное явление государственности. Устроить государство можно лишь опираясь на прочные социальные элементы, — на те элементы, которым нужен порядок для их труда, для их внутренней жизни. Элементы толпы, сброда, внеобщественных людей годны только на революцию, государства же они ни устраивать, ни поддерживать не могут, ибо оно им ни на что не нужно"(15).

Следует добавить, что поиск таких людей должен сопровождаться и еще одним важнейшим в наше время условием. Люди эти должны быть в состоянии воспринять Русскую национальную идею и быть православными по духу, а не по виду. Нам следует вместе с Церковью выделять такие элементы и привлекать их к союзнической работе.

Расширение круга единомышленников и привлечение в Союз духовенства важно и по другой причине. Постоянные поиски новых богоборческих и антихристианских форм государственного управления со времени большевистской диктатуры и до настоящего времени либерального истребления русской народности сводятся к удержанию власти мизерного инородческого племени над Русским колоссом. Продолжаться все это будет до тех пор, пока русскому народу не удастся выбросить из головы либеральную идею, вернуться в лоно спасительного для души и государства Православия и прекратить демократическую практику развала державной машины России. В разъяснении пагубности либеральных идей русские православные священники могут оказать важнейшую услугу. При этом следует ясно осознать: никаких компромиссов в деле четкого идейного разграничения между мировоззренческим взглядом православного христианина и члена Союза на государственное устройство и пути возрождения России в целом и взглядами либерально-демократического свойства быть не может. Обольщаться промежуточными прожектами государственного строя России может только полоумный.

Бесовские замыслы христоненавистников и врагов русского народа иначе как через восстановление первоначального Божественного духа и смысла государственного самодержавного управления православным русским государством — симфонию властей (Самодержца и Патриарха с опорой на Русскую народность) — не остановить, а Русский народ от вымирания — не спасти. Откровенная богоборческая власть большевистской диктатуры и безбожного коммунистического режима трансформировалась в постперестроечный демократический обман русофобского политического режима. Причем на этом враги русского народа останавливаться не собираются. Сегодня уже существует и активно навязывается патриотической общественности и русскому народу новый план его окончательного истребления. Это т.н. «Общероссийский соборный проект России» с новой конституцией «Государства единой нации"(16). Он представляет собой откровенно антихристианскую, человеконенавистническую доктрину уничтожения народов, наций и национальностей в России (17). «Соборные» богоборцы и закулисные устроители этого проекта, который ими в насмешку над Русским народом и другими народами России назван «национальным» (очевидно, поскольку его задача состоит в уничтожении национальности человека), для придания вида законности и исторической преемственности вновь выдуманному ими разрушительному механизму верховной власти в «надэтническом, надконфессиональном, надклассовом государстве» используют чуждое по самой своей сути для антихристианского государства и богоборческого политического режима богоданное понятие симфонии властей.

«Симфония властей», — говорится в пояснительном тексте материалов «Общероссийского соборного проекта России», — закрепляется в Конституции как основополагающий принцип эффективного государства, в основу которого положено такое взаимное отношение ветвей власти, когда каждая несет полноту ответственности в своей области и одновременно поддерживает другие, дополняя и обогащая их. В Соборном Обществе Государства Единой Нации все «ветви» власти и сам гражданин работают сообща ради ОБЩЕЙ цели. Интересы личности и государства совпадают. Здесь господствует принцип «симфонии властей» — каждый «играет» по-своему. Но при этом все «исполняют общую мелодию"(18). И пусть попробует кто-нибудь эту «общую мелодию» не исполнить, если идеологическое многообразие, согласно конституции «Государства единой нации», заменяется на государственную христоненавистническую, русофобскую и человеконенавистническую идеологию «руминизм», где нет «ни эллина ни иудея», но только не в смысле евангельского единства во Христе Иисусе, но в прямом смысле — ликвидации национальности человека.

Система многовластия порождает внешнее безвластие и делает человека марионеткой в руках ветвистого государственного механизма. Это нам известно не понаслышке, а на собственном опыте мытарств гражданина России, живущего в государстве, разделенном на три ветви власти. Однако соборные мичуринцы решили довести разрушительный для России и русского народа государственный бардак до предела. Они хотят привить на трехствольную систему государственной власти в России новый гнилой черенок. Теперь, по их замыслу, Россия не сможет прожить без четвертой власти — концептуальной! Очевидно, «симфонию властей», в их понимании, планируется довести до идеала «квартета» из басни Крылова. Казалось бы, православным христианам остается только подождать. Ведь, как свидетельствовал Спаситель, «если царство разделится само в себе, не может устоять царство то» (Мк. 3:24). Но план как раз в этом и состоит. Только состоит он не в ликвидации собственной власти, а в ее применении для развала России через уничтожение национальной принадлежности человека и гражданина России, что неизбежно вызовет конфликтную реакцию ее народов с последующей межнациональной и межконфессиональной гражданской войной. В этом как раз и состоит новое содержание «симфонии властей» в «Государстве единой нации». Исполнять такую «симфонию» можно только из единого тайного центра, скрытого за ширмой похищенного народовластия. И только вместе с наемными музыкантами из агентуры влияния, тщательно отобранными из инородцев и местных иуд. Слушать ее православным христианам и русским людям противно духу нашей веры и национальности.

Православное вероучение и русская народность

Христианство, будучи верой, данной Иисусом Христом всем народам во спасение, Господом, который «искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени» (Откр. 5:9), всегда мыслило категориями народными и национальными. Не зная различия между иудеем и еллином" (Рим.10:12) во Христе, которые искренни обратились к Богу и служат ему на совесть, православное вероучение и Церковь, где «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но всем и во все и во всем Христос» (Кол. 3:11) никогда не смешивали народы, как это пытаются сделать сегодня глобалисты и христоненавистники, в единое этническое месиво. Памятуя слова Священного Писания и уповая на милость Божию к принявшему христианство всей своей благородной славянской душой русскому народу, Церковь Христова на Руси стала именоваться Русской Православной Церковью, подчеркивая свою неразрывную связь с Русским народом. И сегодня мы не можем забывать, что Господь создал людей, поделил их на расы и племена, выделил среди них народы, определил им землю для обитания, дал каждому народу свой язык (Быт. 11:1−8). «Воцарился Бог над народами», наделил их землею — Отечеством, «…и на имя его будут уповать народы» (Мф. 12:21) в чаяниях и в делах своих. От Отца Господа нашего Иисуса Христа именуется всякое отечество — свидетельствует о воле Божией разделить человечество на народы апостол Павел (Еф. 3:15). Каждый народ Господь облагодетельствовал особыми духовными дарами, предначертал ему историю спасения и подарил свободную волю по выбору исторического пути. Либо пути соединения со Христом, либо пути безверия и апостасии. За этот выбор и за дела свои будут народы судимы Господом: «соберутся пред Ним все народы и разлучит их друг от друга, якоже пастырь разлучает овцы от козлищ. И поставит овцы одесную себе, а козлища ошуюю» (Мф. 25:31).

Русский народ со дня Святого Крещения выбрал светлый путь соединения со Христом и создал могучую православную Империю. Ее христианских дух и необоримая мощь живы и до сих пор. Осознаем мы это или не осознаем, мы продолжаем мыслить по-христиански. Даже будучи вероотступниками и преступая Заповеди Божьи, но сохранив даже малейшую частичку русской души-христианки, опираясь на нее и призывая милосердие Божие, мы можем возвратиться к вере наших предков и восстановить христианское величие нашей любимой Отчизны и Русского народа. Поэтому решение задач Союза Русского Народа следует начинать со своего воцерковления и с оказания в этом деле обязательной помощи своим соратникам по Союзу. Без причастия Святых Христовых Тайн, без причастности нашей к церковной православной жизни все усилия по созданию Союза будут обречены на бесславный провал. Что мы без Бога и Спаса Нашего? С кем тогда мы и ради чего нужен тогда наш Союз, если не для служения Господу нашему Иисусу Христу, дорогому Отечеству и богоносному Русскому народу? «Люби отечество земное, — говорил святой праведный Иоанн Кронштадтский, научая нас любви к Родине и сравнивая отношение к Отечеству с любовью к Отечеству Небесному, — оно тебя воспитало, отличило, почтило, всем довольствует; но особенно люби отечество небесное, то отечество несравненно дороже этого, потому что оно свято и праведно, нетленно. Это отечество заслужено тебе бесценной кровью Сына Божия. Но чтобы быть членом того отечества, уважай и люби (его) законы, как ты обязан уважать и уважаешь законы земного отечества"(19).

Из века в век Церковь, «поражая воображение народа счастьем праведных и муками злых умела внушать всем классам чувство долга, и это чувство закреплялось сложною системой религиозных догматов, обычаев и обрядов (20).

Церковь не только воспитывала Русский народ, но и многажды благословляла его на защиту Отечества от иноземцев. В 1380 г. преподобный Сергий, игумен и чудотворец Радонежский, благословил русское войско во главе со святым благоверным князем Димитрием Донским на битву с татаро-монгольскими полчищами завоевателей. Ради молитв преподобного Сергия Радонежского и в силу одушевления тою же верою Великого Московского князя Димитрия Донского и его войска Господь сломил и самоё татарское иго в битве с татарами на Куликовом поле в 1380 г.(21) «Осеняя преклонившегося пред ним Великого Князя святым крестом, Богоносный Сергий воодушевленно произнес: «Иди, господине, небоязненно! Господь поможет тебе на безбожных врагов! А затем, понизив голос, сказал тихо одному Великому Князю: «победиши враги твоя"(22).

Великое заступление Божие было явлено России в 1591 г., когда шведы вторглись в Новгородскую область, а крымские татары под предводительством Казы-Герея с огромным полчищем подошли к Москве. Но Россия возглавлялась праведным Царем Феодором Иоанновичем, за что по его молитвам Пресвятая Богородица даровала победу над татарами, велев объявить о своем извещении русскому воинству накануне (23).

В 1612 г. святитель Ермоген, Патриарх Московский и всея Руси, благословил народное ополчение против поляков.

В 1812 г. святитель Августин (Виноградский) во время наполеоновского нашествия, исполняя обязанности правящего московского архипастыря, стал в своих проповедях призывать Русский народ к борьбе с напавшим на Россию антихристом девизом: «За веру, Царя и Отечество!». В 1813 г. святитель Московский Филарет обращался к своей пастве со следующими словами: «Уклоняясь от смерти за честь веры и свободу Отечества, ты умрешь преступником или рабом; умри за веру и Отечество, ты примешь жизнь и венец на небе"(24).

22 июня 1941 года в День всех святых началась самая жестокая и кровопролитная война против нашего народа. В тот же день, несмотря на запрет Церкви вмешиваться в дела государства, митрополит Сергий обратился к верующим с посланием «Пастырям и пасомым Христианской церкви». 26 июня 1941 г. с аналогичным посланием к пастве обратился митрополит Ленинградский Алексий, будущий Патриарх Московский и всея Руси. За года войны митрополит Сергий обращался к верующим более 20 раз. Не раз иерархи Русской Православной Церкви обращались с посланиями к духовенству Румынии, Югославии, Чехословакии, Болгарии, Великобритании и других стран. Все эти обращения вызывали среди христианского населения антифашистские настроения. «Не в первый раз русский народ переживает нашествие иноплеменных, не в первый раз ему принимать огненное крещение для спасения родной земли. Силен враг, но «велик Бог земли Русской», как воскликнул Мамай на Куликовском поле, разгромленный русским воинством. Господь даст, придется повторить этот возглас и теперешнему нашему врагу», — такими словами обращался митрополит Сергий к Русскому народу в октябре 1941 года, в момент, когда немецкие захватчики развивали наступление в сторону Москвы. За годы войны взнос Русской Православной Церкви в Фонд обороны составил более 300 млн. рублей. Построенные на деньги православных христиан танковые колонны им. Дмитрия Донского и авиационная эскадрилья им. Александра Невского стали видимым благословением Церкви на ратный подвиг.

Всегда во все самые тяжкие для судеб России времена Русская Православная Церковь была вместе с ее народом. Сегодня, как и столетие назад, создавать Союз Русского Народа без православной веры, без соединения в своей работе с Церковью все равно, что создавать вместо Союза Русского Народа русский этнический клуб ради возрождения языческой обрядности и игры на балалайке. Это слишком разные вещи, чтобы их не понимать. Эта мысль важна нам вот еще с какой точки зрения. Погоня за увеличением количества членов Союза без учета того, какую жизнь православного христианина ведет предполагаемым кандидат, приведет к превращению Союза из верных долгу перед Отечеством и Русской Православной Церковью русских по национальности христиан в союз маргиналов, объединенных этнической принадлежностью, для которых понятие родины ассоциируется с удачно найденным мусорным баком с импортными объедками.

Такой печальный опыт Союз уже имел, когда избавлялся от назаровской камарильи и дискутировал по поводу христоненавистнического «соборного проекта Государства единой нации», подброшенного Союзникам в качестве предложения пойти им по стопам Иуды Искариотского. Церковь учит нас, Союзников, совершенно иному. Она учит служению Богу, Отечеству, народу и друг другу. Для этого каждому дается особый дар для служения всем. «Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией» (1 Пет. 4. 10). «Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчества, иному различение духов, иному разные языки, иному истолкование языков. Все же сие производит один и тот же дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно» (1 Кор. 12. 8−11). Дары многоразличной благодати Божией даются каждому отдельно, но для совместного служения народа Божия (в том числе и для служения миру). И это есть общее служение Церкви, совершаемое на основе не одного, а разных даров. Различие же даров создает и различие служений, но «служения различны, а Господь один и тот же, производящий все во всех» (1 Кор. 12. 5−6). Как Сам Господь говорил: «Я посреди вас, как служащий"(Лк. 22:27) и «не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» Мк. 10:45), так и нам, Союзникам следует поступать при исполнении устава Союза (25).

Важнейшую роль сыграло православное вероучение в становлении и развитии русского националистического взгляда как проявления духа беззаветной любви Русского народа к своей Родине, ее национальной истории и культуре. Не будучи организацией националистической, но усматривая в национальной принадлежности особую, исторически оправданную охранительную роль идеологии и практики Союза, природные русские люди поставили условием членства в Союзе Русского Народа национальный ценз. И это понятно. Ведь когда речь заходит о развитии русского национального самосознания, никто не имеет ввиду мировоззренческие национально-исторические взгляды, например, японцев, немцев, албанцев или какого-либо другого народа. Речь идет о взглядах Русского народа с его самобытной историей, православной религией, традиционным русским бытом и богатейшим национальным культурным наследием. В этой связи мы невольно обращаем внимание на то обстоятельство, что стержнем национального русского самосознания и идейным средоточием Русской идеи с ее соборным единодушием, кратко выраженной в лозунге Союза Русского Народа: «Православие. Самодержавие. Народность», является русский национализм. «Второй архетип русского самосознания — архетип соборности — имеет форму ИДЕОЛОГИИ РУССКОГО НАЦИОНАЛИЗМА, — давал пояснения по этому вопросу митрополит Иоанн (Снычёв). И опять же, в противоположность агрессивному европейскому национализму, на Руси эта идеология всегда носила консервативно-охранительный, миротворческий характер, отечески-покровительственный по отношению к малым народам, проживающим в России. В ее основу легло то, безусловно справедливое, утверждение, что именно русский народ (понимаемый в своей триединой соборной полноте совместно с малороссами и белорусами как духовная, а не только этническая общность) является главнейшим хранителем державного сознания, опорой российской государственности и ее надежным стражем"(26).

Русский национализм проявляется в единодушной любви русского народа к своему Отечеству и в лучших качествах его нацио-нального характера. Русский национализм в его здоровом и единственно верном понимании никогда не являлся беспочвенной абсолютизацией национальных особенностей Русского народа. Русский национализм был оплодотворен православной верой, скреплен державной имперской традицией, его исторические истоки заключены в народных традициях соборного служения национальному долгу, его природные корни скрыты в самобытных свойствах русской души и в биологической силе славянской расы. Верное понимание русского национализма как значительного явления в духовной жизни русской нации, точное определение его места и роли в идеологии Союза Русского Народа может быть осмыслено только с такой позиции. Поскольку этот вопрос уже рассматривался нами подробно ранее (27), мы обратим внимание только на ту его сторону, которая впрямую связана с нашей темой.

После того, как реформистскими усилиями Петра 1 национальное русское самосознание было расколото надвое и национальное было отделено от вероисповедного, на сцене русской идеологической жизни в дополнение к отодвинутой на второй план в государственном домостроительстве православной вере появляется идеология русского национализма — охранительного мировоззренческого взгляда русского человека от иноземного, инородного и инославного влияния на русскую жизнь. Но и в этом случае Русская Православная Церковь, поставленная с этого времени в заметную зависимость от царской воли, не оставила своих чад. «Русский нацио-нальный акт и дух был взращен в лоне Православия и исторически определился его духом, на что указывал Пушкин. К этому русскому национальному акту более или менее приобщились почти все народы России самых различных вер и исповеданий:

И гордый внук славян, и финн,
и ныне дикий Тунгуз,
и друг степей калмык
(Пушкин).

И все они, сами того не зная, таинственно приобщились к дарам русского Православия, сокровенно заложенным в русском национальном акте. Русский национализм распространил скрытые в нем лучи православия по всей России… За эти два века Россия вынашивала свой светский национализм, зачатый в Православной Церкви и проникнутый христианским Иоанновским духом любви, созерцания и свободы; она вынашивала и в тоже время вносила его во все области светской культуры: в зародившуюся с тех пор русскую светскую науку и литературу; в возникшее и быстро созревшее до мировой значительности светское русское искусство: в новый светский уклад права, правосознания, правопорядка и государственности; в новый уклад русской светской жизни и нравственности: в новый уклад русского частного и общественного хозяйства. Православная Церковь отнюдь не была чужда всему этому. Она оставалась как бы матерью выросших детей, ушедших на свободу жизненно-религозного дела и труда, но не ушедших духом из ее света и Духа… Это ее дух — освободил крестьян, создал суд скорый, правый и милостивый, создал русское земство и русскую школу; это ее дух — возрастил и укрепил русскую национальную совесть и жертвенность; это ее дух — повил и укрепил русскую мечту о совершенстве; это ее дух — внес во всю русскую культуру силу сердечного созерцания, вдохновил русскую поэзию, живопись, музыку и архитектуру и создал Пироговскую традицию в русской медицине… Но всего не исчислишь"(28).

Неудивительно, что практическая политическая активность Союза всегда ставила своим основным условием полное понимание своими членами и соратниками того важнейшего места в государственном устройстве и общественной жизни России, которую занимала в них Русская Православная Церковь. Об этом говорят имеющиеся в нашем распоряжении исторические документы. Так, среди трех главных критериев для поддержки кандидатов в Государственную думу со стороны Союза Русского Народа первым был критерий отношения к святой православной вере. В «Избирательной программе для выборов в Государственную думу объединившихся «Русского собрания», «Союза русского народа» и их единомышленников» (вторая половина 1906 г.) читаем: «Члены «Русского собрания» и «Союза русского народа» с сочувствующими им единомышленниками признают своим долгом содействовать выбору в Государственную думу для благонадежных русских людей, искренно преданных св. православной вере и самодержавной царской власти, сочувствующих принятию нижеследующих положений. 1. Православная Церковь сохраняет в России господствующее положение, и голос ее должен быть выслушиваемым законодательною властью, как было встарь, в величайших государственных вопросах. В основу же всего дальнейшего церковно-общественного строения и единения полагается свобода самоуправления жизнедеятельности Церкви и устройства прихода как правоспособной и деятельной церковно-гражданской общины. 2. Царское самодержавие, исторически развившееся вместе с Русской землей, — корнями своими глубоко проникающее в русскую народную почву и ставшее даже второй народной, — сохраняется в неприкосновенности и оберегается как священное наследие. Основываясь же на постоянном единении Царя с народом, оно не может, однако, прейти в форму какой-либо сделки или договора между народом и Верховной властью с целью ограничения последней. 3. РУССКАЯ НАРОДНОСТЬ, как собирательница земли Русской, создавшая великое и могущественное государство, имеет первенствующее значение в государственной жизни и государственном строительстве. Все учреждения Государства Российского объединяются в прочном стремлении к неуклонному поддержанию величия России и преимущественных прав русской народности, но с соблюдением строгих начал законности и справедливости, дабы живущие в нашем отечестве инородцы считали за честь и благо принадлежать к составу Российской империи и не тяготились своей зависимостью"(29).

Задача развития русского национального сознания не только теоретически разделялась русским священством, но и практически им поддерживалась активным личным участием в работе Союза. Тысячи высокопоставленных и рядовых священников активно действовали в рядах Союза. Даже краткий список тех священников Русской Православной Церкви, принимавших участие в практической работе и в руководстве отделов Союза, фотографии которых имеются в нашем распоряжении, позволяет понять, сколь неразрывны были интересы Церкви и Союза Русского Народа и сколь широка была география участия как рядовых иереев, так и архиереев в делах Союза. Вот некоторые имена:

1. Протоиерей Иоаннъ Алмазов — председатель Горбаторского Отдела Союза
2. Высокопреосвященнейший Архиепископ Алексий — Пожизненный, почетный член, бывший Почетный Председатель Тверского отдела Союза
3. Священник о. Василий Бетьковский — Председатель Куюковского Казанской губернии отдела
4. Протоиерей Савва Богдановичъ — Член Государственной думы (отказавшийся от должности кандидата обновленного главного совета, сотрудник «Русского знамени»)
5. Священник о. Феодор Дружиловский — Председатель Пинского отдела
6. Священник о. Павел Траяновъ — Председатель Солигаличского Комстромской губернии отдела
7. Пресвященный Тихон, епископ Костромской и Галичский, окормлявший Губернский Комстромской съезд уполномоченных уездных отделов Союза
8. Священник о. Иоаннъ Чудиновичъ — Председатель Минского отдела
9. Священник Белогорского монастыря о. Иеромонах Серафим
10. Иеромонах Серапионъ — Наместник Никольского монастыря
11. Священник о. Иларий Подчашинский — Председатель Здолбуновского отдела
12. Преосвященный Парений, епископ Тульский и Белевский. Почетный председатель тульского отдела
13. Высокопреосвященный Никаноръ, архиепископ Казанский и Свяжский. Член Союза.
14. Епископ Константин. Почетный член Самарского губернского, Ставропольского, Николаевского, Васильевского, Балаковского, Абдулинского и Сосновского отделов
15. Протоирей о. Иоаннъ Калистратовъ — учредитель и Председатель Старооскольского Курской губернии отдела.

Через них и при поддержке многих представителей священноначалия решались важные практические задачи Союза по просвещению народа для развития в населении сознательной политической жизни в духе самодержавия и для распространения христианских начал, укрепляющих патриотическое чувство долга пред Отечеством, обществом и семьею (п. 8 Устава Союза). Враги Русского народа понимали, что через участие священства Союз Русского Народа приобретал в глазах русских людей особую роль в государственной и общественной жизни. Это была уже не просто общественная организация, выступавшая с позиций Русской идеи ради блага дорого Отечества, каких в тот период было немало, в том числе как искренне эту идею поддерживающих, так и намеренно ее дискредитирующих. Это был действительно народный непартийный Союз русских православных людей, который благословлялся участием в его работе многочисленных священнослужителей. Это была не религиозная, не националистическая и не монархическая, а именно народная организация, являющаяся «прочным объединением русских людей всех сословий и состояний для общей работы на пользу дорогого нашего Отечества — России единой и неделимой» (п. 1 Устава. Цель Союза).

Священники — члены Союза зачастую подвергались особому натиску со стороны русофобских сил. «Губители знали, что именно здесь (в Церкви и в священстве — авт.) сосредоточен главный жизненный нерв русского бытия, отсюда от родных святынь черпает народ волю к жизни, силу противостояния злу. Потому-то столь изощренно и настойчиво пытались — силой ли или обманом — заглушить, затоптать этот церковный источник живой воды. Ибо народ, ослепленный блеском заманчивых, неосуществимых лозунгов, лишенный ясного понимания смысла уществования, разлучившийся отличать добро от зла, друзей от врагов, становится беспомощным и легко управляемым, сколь бы сильным и многочисленным он ни был"(30). Многие из священнослужителей, бывшие членами Союза, погибли в борьбе за Русское Отечество в года богоборческого большевистского переворота. Многие из них были причислены к лику святых в сонме Новомучеников и Исповедников Российских.

Среди членов Союза был святой праведный Иоанн Кронштадтский, ставший его духовным наставником. В заявлении для вступления в Союз он писал: «Желая вступить в число членов Союза, стремящегося к содействию всеми законными средствами правильному развитию начал Русской Государственности и русского народного хозяйства на основах Православия, неограниченного самодержавия и Русской Народности, — прошу зачислить меня как единомышленника». Так выразил всероссийский пастырь свое отношение к Русской идее и к организации, ее воплощавшей на деле под лозунгом «Православие. Самодержавие. Народность».

Эта глубоко народная идея вынашивалась веками и с деятельным участием русского духовенства. Ее основателями следует считать святителей Петра и Алексия Московских, святого благоверного Великого князя Димитрия Донского, святителя Геннадия Новгородского, преподобных Иосифа Волоцкого и Максима Грека. Важнейший вклад в развитие этой идеи был сделан святителем Макарием Московским и благоверным Царем Иоанном Васильевичем Грозным, святыми патриархами Иовом и Ермогеном. Окончательно сформулировал ее в известном для нас виде не граф С. Уваров, а Государь Император Николай 1. Именно Ему принадлежит четкая формулировка Русской идеи: «Православие. Самодержавие. Народность"(31), ставшая впоследствии лозунгом Союза Русского Народа.

Создание Союза Русского Народа благословила Сама Царица Небесная. Он был основан в праздник Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных, издревле особенно почитавшихся на Руси. Союз стал главной силой в борьбе против революции и терроризма, захлестнувших наше Отечество в начале ХХ столетия. Инициатором учреждения Союза был настоятель Воскресенского миссионерского монастыря под Санкт-Петербургом (недалеко от станции Любань) игумен Арсений, который вспоминал: «В первых числах октября 1905 года прибыл я в Петербург из своей обители — Воскресенского миссионерского монастыря, встретил страх и ужас в народе от истребления православных. Толпа русского народа, узнав о моем прибытии, явилась ко мне за словом утешения. Моя квартира каждый день была переполнена плачущими.

12 октября Господь вложил мне благую мысль оказать противодействие революции открытием «Союза Русского Народа». Эта мысль тотчас же была объявлена мною собранию русских людей, между которыми присутствовал некто уважаемый Иван Иванович Баранов. Все одобрили мое предложение, и по чину святых Апостолов положили две записки пред иконою Тихвинской Божией Матери. С горькими слезами просили мы у Царицы Небесной благословения на открытие союза. Молитва наша была услышана. Взятый мною билетик оказался с благословением. После этого мы принесли благодарственное моление и приступили к открытию союза. Все мои почитатели с любовию спешили присоединиться к нам и между прочим — Александр Иванович Дубровин, которого единогласно мы избрали в председатели. Благодаря неутомимой энергии г. Дубровина наш союз стал быстро разрастаться и привлек миллионы истинно русских людей со всей России».

Был избран Главный совет Союза. В его состав вошли: детский врач Александр Иванович Дубровин (председатель), художник Аполлон Аполлонович Майков (заместитель председателя), инженер Александр Иосифович Тришатный (второй заместитель председателя), адвокат Сергей Иосифович Тришатный (секретарь), купец Иван Иванович Баранов (казначей), предприниматель Георгий Васильевич Бутми, адвокат Павел Федорович Булацель, купец Павел Петрович Сурин, официант Василий Львович Воронков, управленец Василий Андреевич Андреев и другие. Выборы Главного совета состоялись именно 8 ноября 1905 года, в праздник Архистратига Божия Михаила. Этот день и стал считаться днем рождения Союза Русского Народа. Позднее в этот же день была создана и другая правомонархическая организация, которая уже прямо была названа именем Архистратига Божия — Русский Народный Союз имени Михаила Архангела.

Первой публичной акцией Союза Русского Народа стал митинг 21 ноября 1905 года, который состоялся в Михайловском манеже и собрал около двадцати тысяч участников. Очевидец события вспоминал: «Говорили члены Русского Собрания кн. М.Н. Волконский, приват-доцент Б.В. Никольский, сотрудник «Нового времени» Н.А. Энгельгардт, д-р А.И. Дубровин, присяжный поверенный П.Ф. Булацель, В.М. Пуришкевич, два епископа… «…» Митинг прошел при необычайном воодушевлении, не поддающемся описанию. Это были величественные и потрясающие минуты народного объединения, которых никогда не забудут те, кому довелось пережить их. Все грани, все сословные и социальные перегородки исчезли; русский князь, носящий историческую старинную фамилию, стоял бок о бок с простолюдином и, беседуя с ним, волновался общими чувствами; тут же в толпе был и известный государственный деятель, были генералы, офицеры, дамы… Все перепуталось, все смешалось в какую-то кашу… Но над этой пестрой массой, сливая ее в одно существо, властно царила одна общая душа, душа народа, создавшего одно из величайших государств в мире, — и теперь угнетенная опасеньем, что и храм, созданный трудом десятков поколений, и народные жертвы, и подвиги предков — все это рухнет — бессмысленно под натиском врагов, которые уже рубят устои, поддерживающие священный храм"(32).

22 декабря 1905 состоялся Высочайший прием депутации Союза Русского Народа, во время которого игумен Арсений преподнес Государю икону Архистратига Михаила. В свою очередь, председатель Союза Александр Дубровин преподнёс Государю два знака членов Союза для Царя и Наследника Цесаревича. Его Величество милостиво принял поднесенные Дубровиным знаки, вступив, таким образом, символически в ряды Союза. Государь ободрил депутатов, подчеркнув, что «возложенное на Него в Кремле московском бремя власти Он будет нести с уверенностью, что русский народ Ему поможет». В лице монархической депутации Царь обратился ко всем русским людям: «Объединяйтесь, русские люди, Я рассчитываю на вас»; «Я верю, что с Божией помощью Мне и Русскому народу удастся победить врагов России». Его Величество пожелал Союзу Русского Народа процветания, выразив надежду, что с помощью Божией и русского народа Ему удастся совершить многое на благо России. В конце, поблагодарив всех и пожелав успеха, Государь напутствовал монархистов: «Уповайте на Бога и надейтесь на Меня».

Так, по благословению Пресвятой Богородицы, с участием православного духовенства был создан Союз Русского Народа, деятельность которого в самого его начала была благосклонно воспринята и поддержана Государем Императором Николаем 2 и Наследником Цесаревичем Алексеем.

Следует заметить, что и впоследствии в течение всего времени существования Союза его работа по развитию национального русского самосознания была тесно связана с православным духовенством. Выполняя задачу по очищению общества от чуждых русскому духу сектантских, теософских и иных подрывных организаций, враждебных вере и Русскому народу, Союзники стремились взаимодействовать со Святейшим Синодом как верховным органом Церкви, имеющим большие организационные возможности и властные полномочия. Об этом можно судить из текста Ходатайства, посланного Союзом в адрес Синода в 1909 г. Приводим его текст.

http://www.rv.ru/content.php3?id=7046


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru