Русская линия
Фонд стратегической культуры Леонид Ивашов06.08.2007 

Что возбудило Пайпса и Гинзбурга?

На Западе легкая паника, доходящая временами до истерии. А недавно известный американский историк и политолог Ричард Пайпс заявил итальянской газете Corriere della Sera, что не исключает вероятность начала новой «холодной войны» между Западом и Россией. По его мнению, российский потенциал угрожает Европе гораздо сильнее исламских террористов. «Эта страна опаснее Бен Ладена», — поделился старый кремлевед своими откровениями. Он уверен, что Москва изо всех сил старается вернуть себе статус супердержавы для того, чтобы давить на европейскую и мировую экономику.

Напомним: Ричард Пайпс в 1968−73 гг. был директором Исследовательского центра по изучению России при Гарвардском университете, в 1973—1978 гг. — главным научным консультантом Института по исследованию России при Стэнфордском университете. Его занятия не ограничивались наукой. Во времена Р. Рейгана Пайпс работал в Национальном совете безопасности, возглавляя отдел Восточной Европы и Советского Союза. Выступал сторонником жесткой линии в отношении СССР, утверждая, что давлением со стороны США можно добиться изменения коммунистической системы. В 1981 г. он писал: «Советские лидеры должны сделать выбор между возможностью произвести определенные изменения системы в западном направлении и войной. Нет никакого другого пути. Разрядка мертва». После развала Советского Союза, в 1992 году, Пайпс выступал в Москве на процессе против КПСС как свидетель-эксперт. Отмечал рост российского национализма, сравнивал распад Советского Союза с Версальским договором.

И вот противник советского режима стал жестким критиком новой России: «Когда я приезжаю в Россию, меня всегда поражает враждебность этой страны по отношению к Западу». По его мнению, «с Россией, как и с СССР, необходимо выработать тактику сдерживания, в особенности в экономическом плане». Ветеран антисоветизма рекомендовал западным нефтяным компаниям перестать заключать соглашения с Россией, а банкам — отказаться от инвестиций в российскую экономику. Он одобрил проект установления американской системы ПРО в Польше и Чехии. «Если мы не установим эту систему, — заявил Пайпс, — россияне будут думать, что бывшие страны соцлагеря все еще входят в их сферу влияния».

Немного переиначивая Александра Зиновьева, скажем: пайпсы только делали вид, что целили в коммунизм, они и прицеливались, и попадали в Россию. Как раньше, так и теперь.

Парадоксальным образом господин Пайпс прав в том, что Россия «опаснее» Бен Ладена. Да и не только Россия. Ведь Бен Ладен как детище ЦРУ стал уже виртуальным образом дьявола на службе американской администрации — для нагнетания страха, для оправдания авантюр и безмерных военных расходов США. А Россия, какая ни есть, — все же не виртуальный образ, а реальность.

Материальных причин для антироссийской истерии, причем скоординированной по времени и тематике, вроде нет. Ну, хорошо, сказал что-то В. Путин в Мюнхене или в послании Федеральному собранию, — так ведь Б. Ельцин говорил и не такое, а на Западе лишь улыбались в ответ.

Мораторий на Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) — тоже не аргумент: этот договор умер еще в 1992 году. Да и реализовать объявленный выход из обязательств по договору Москве нечем — оборонная промышленность России не в состоянии компенсировать даже естественную убыль вооружения и стареющей военной техники.

Военный бюджет России сопоставим с итальянским, а в сравнении с американским выглядит, как мышь перед слоном. Рассказы первого вице-премьера С. Иванова о великих успехах в ракетостроении ни США, ни НАТО не пугают. Их разведка знает о состоянии и возможностях нашей ракетной отрасли, скорее всего, больше, чем С. Иванов. К тому же на протяжении всех последних лет из Москвы слышались заявления о том со стороны Запада нам угрозы нет. Кое-кто из российских официальных лиц идет еще дальше, давая понять, что главным внешнеполитическим приоритетом Москвы является «военно-политическая интеграция в евроатлантическое сообщество». Так сказать, по примеру Эстонии и Польши, Грузии и Азербайджана.

Вот и сейчас под Псковом натовские десантники уже попробовали твердь русской земли — в соответствии с планами Министерства обороны РФ. Украинцы протестуют против натовских учений на своей территории, мы же западным десантникам гостеприимно распахиваем двери. Нефтяное и газовое сырье исправно качаем на Запад в ущерб развитию собственной перерабатывающей промышленности, оборонно-промышленный комплекс работает по существу лишь на экспорт. Число обездоленных растет, только в первом квартале 2007 года за черту бедности шагнули 6 млн. человек. Смертность сокращается вместе с уменьшением населения, рождаемость растет, но только не за счет государствообразующего русского народа. То есть все идет в соответствии с Гарвардским проектом и стратегией Чубайса.

Тогда в чем же причина высылки российских дипломатов из Лондона, попыток антироссийской консолидации ЕС, воплей «Дейли телеграф» о необходимости исключить Россию из G-8? Как объяснить предупреждение в адрес В. Путина от немецкой телерадиокомпании WDR (Г. Краузе) о том, что «после ухода из Кремля никто на Западе не замолвит за него доброго слова»?

Ответ, как представляется, и дает Пайпс, призывая выработать «тактику сдерживания» России и применить при этом опыт сдерживания СССР.

До боли знакомые нотки, звучавшие и в начале ХХ века, и в течение всего советского периода истории России. Ведь и Гитлера англо-саксы подтолкнули к войне против СССР во имя того же «сдерживания». А после развала великой державы новой России в качестве цели ее «развития» четко прописали доктринальную установку: не допустить возникновения на постсоветском пространстве государства, способного бросить вызов Соединенным Штатам.

Однако приручить Россию не получилось — страна, несмотря ни на что, сохраняет потенциал национального возрождения. Поэтому Пайпс говорит о враждебности «этой страны» к Западу. Только он не прав. Не к Западу в целом проявляют враждебность Россия и русские, а к скоординированной политике подчинения человечества интересам «мирового правительства», — наглость тех, кто говорит и действует от лица самозваного «глобального суверена» мы действительно не приемлем.

А не получилось приручить Россию, потому что не удалось уничтожить русскую культуру, русскую традицию. Сегодня в нашей стране повсеместно пробуждается национальное самосознание, — пусть стихийно, неорганизованно, разрозненно, но пробуждается. На горизонте истории вновь замаячил русский дух, не постижимый для Запада, непобедимый в сражениях. И как только обретет влияние стяжающая русский дух национальная идея (пока их множество), Россия двинется по предначертанному ей историческому пути и поведет по нему другие народы, не желающие уйти в небытие под фанфары глобализации по-американски.

Это и вызвало скоординированную атаку боевых порядков «золотого миллиарда» по всем стратегическим направлениям — духовному, политическому, военно-стратегическому, экономическому. Идет, прежде всего, атака на сознание, которое пытаются погрузить в бездну бескультурья, поклонения золотому тельцу, бездуховности.

Объединение Русской Православной Церкви с Русской Церковью за рубежом, обращение к православной вере служащих, генералов и офицеров, бизнесменов, студентов и школьников — все это не на шутку тревожит врагов России.

В унисон с англичанами несколько российских академиков обратились к Президенту РФ с требованием запретить «вмешательство православной церкви во все сферы общественной жизни страны», а один из подписантов этого обскурантистского документа, В. Гинзбург, в интервью радиостанции «Эхо Москвы» высказал беспокойство «проникновением священников в школы» и тем, что «РПЦ всеми силами старается протолкнуть религиозную веру в ущерб настоящей науке».

С уничтожением СССР для мировой финансовой олигархии, выстраивающей всемирную пирамиду денежной власти, настал долгожданный час — покорение мира с помощью доллара и изменения сознания. Все, казалось бы, шло успешно, и вдруг Россия взбрыкнула. В Кремле, прислушиваясь к настроениям народа, заговорили о возвращении к исторической традиции, к традиционным нравственным ценностям, основа которых — православная вера. Зазвучала критика агрессивной политики Запада.

Это движение России, пока едва лишь наметившееся, уже воспринято незападной частью мировой цивилизации как обнадеживающий сигнал к действию, к сопротивлению стратегии «золотого миллиарда», обрекающей человечество на катастрофу.

Поэтому подавить ростки русского национального самосознания, тенденцию укрепления русской православной традиции является для глобализаторов задачей N 1. В решении этой задачи консолидируются сегодня американский госдеп и российские либерал-демократы, Березовский и британские спецслужбы, Пайпсы и Гинзбурги.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=885


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru