Русская линия
Столетие.Ru Ярослав Бутаков02.08.2007 

Антихристианство под маской толерантности
Десять академиков против Церкви

Недавно мы прочитали «письмо 10-и академиков», в котором уважаемые члены РАН, среди коих — два нобелевских лауреата, возмущаются растущим влиянием Русской православной церкви на разные сферы жизни общества. Вопрос о смежных пределах компетенции государства и церкви в делах общества принадлежит к числу наиболее давно обсуждаемых вопросов политической теории и практики. Этот вопрос древнее христианской церкви, ибо занимал еще составителей книг Ветхого Завета. На протяжении тысячелетий он решался, как известно, по-разному…

За годы советского строя доктрина «отделения церкви от государства, и школы от церкви» въелась в плоть и кровь подавляющего большинства наших соотечественников. Характерно, что и сама Русская православная церковь на официальном уровне не подвергает сомнению эту доктрину. Собственно, церковь и была одним из главных инициаторов такого разделения еще в 1917 году, после Февральской революции, во время подготовки созыва Поместного собора, восстановившего патриаршество. Тогда считалось, что превращение Церкви из государственного учреждения, каким она была в синодальный период, в независимый институт усилит ее общественное значение. Но далее последовали долгие годы господства «богоборческой власти», как это время называют церковные историки…

Влияние РПЦ стало возрастать в годы перестройки и последующих «реформ».

Это совпадение, по одному из мнений, в пользу Церкви отнюдь не свидетельствует. Хотя возрастание роли Церкви можно объяснить тем, что происходило заполнение духовного вакуума в условиях крушения прежних общественных идеалов и длившейся на протяжении 90-х годов дестабилизации политической и экономической системы. Однако кое-кто начинает видеть угрозу «клерикализации общества» и бьет по этому поводу тревогу.

Как признается один из инициаторов нынешней антицерковной кампании, член ОП, доктор искусствоведения В. Глазычев, выступить против растущего вмешательства церкви в общественную жизнь его побудил недавний судебный процесс в Петербурге. Напомним, что в начале года ученица 11-го класса одной из питерских школ Мария Шрайбер подала иск с требованием запретить общеобязательное преподавание теории эволюции как якобы оскорбляющее ее религиозные чувства. У Шрайбер сразу нашлись как ярые сторонники, так и столь же ярые противники. Некоторые сторонники, проявляя «ревность не по разуму», начали публично высказываться за запрет дарвинизма как такового, обывательски сводя его к тезису о «происхождении человека от обезьяны».

Резонанс нового «обезьяньего процесса» в общественном сознании оказался сильнее фактов, при этом обнаружившихся.

Во-первых, иск Марии Шрайбер, как выяснилось, представлял собой часть грандиозной аферы, затеянной ее отцом совместно с его деловым партнером, неким Антоном Вуймой. Суть аферы, подобно приснопамятной эпопее МММ и других финансовых «пирамид», заключалась в торговле воздухом, сиречь несуществующей недвижимостью где-то в Доминиканской республике. Мария Шрайбер через свой сайт стала призывать своих столь же неуравновешенных поклонников ехать туда, чтобы строить «город Солнца». Ну, а это довольно характерный признак принадлежности к тоталитарной секте, что вскоре и подтвердилось. Девочка оказалась адептом растафарианства — афроамериканской секты, одним из необходимых элементов ритуала которой является, к слову, курение марихуаны.

Итак, казалось бы, выяснилось, что РПЦ вообще не имеет никакого отношения к «обезьяньему процессу», и тему можно было бы закрыть. Ан нет! Появляется «письмо 10-и академиков"… Отметим по ходу дела, что деятельность никакой другой российской конфессии не вызвала у них такого возмущения.

Каковы же претензии академиков к РПЦ? Первая — отклонить просьбу церкви включить теологию в официальный перечень научных дисциплин, по которым защищаются диссертации и присваиваются ученые степени. Вторая — запретить преподавание в школах «Основ православной культуры», так как в «многонациональной многоконфессиональной стране», каковой, по убеждению 10 академиков, является Россия, это может грозить межэтническими конфликтами и вообще представляет собой «православный шовинизм». Третья — запретить освящение кораблей при спуске на воду, а равно выкорчевать с корнем начавший было формироваться институт православного священства в воинских частях.

Все предложенные выше мероприятия мотивированы заботой о чистоте «научного мировоззрения», альтернативы которому, по убеждению авторов письма, не существует, и о межнациональном согласии.

Разберем по порядку. Известно, что любая наука оперирует гипотезами, и сама представляет собой лишь теорию. Утверждать, что альтернативы научным знаниям нет — значит грешить против самой науки. Сколько раз под напором новых, накапливаемых человечеством эмпирических фактов, коренным образом менялись научные парадигмы? Далее — наука, по сути своей, не может претендовать на мировоззрение, на объяснение мира во всей его совокупности и всем его многообразии. Это дело философии (в т.ч. материалистической) и религии. И, если мы признаем научность за философией, необходимо сделать следующий логический шаг и придать такой же статус богословию.

Ссылки, которые авторы письма делают на западный опыт, очень избирательны и неубедительны. В большинстве стран Западной Европы теология существует как научная дисциплина. Преподаются религиозные предметы. Да, в последние годы во многих странах Запада проявляется тенденция к дехристианизации. В этом году в Великобритании стали даже запрещать рождественские елки (как напоминает первые годы большевизма и деятельность «Союза воинствующих безбожников»!). Это ли тот путь, по которому следует идти России?!

Как подписанты-академики, так и г-н Глазычев постоянно апеллируют к спорному тезису о многонациональности и многоконфессиональности России.

Но, даже если игнорировать факт того, что этнические русские составляют свыше 80% населения России, и предположить, что убежденных атеистов среди русских больше, чем верующих, разве это должно служить основанием для ущемления права другой части русского населения изучать «Основы православной культуры»?

А недовольство полковыми батюшками и освящением кораблей выглядит просто неуклюжим выпадом против культурных традиций государствообразующего народа России! РПЦ нельзя, прочим можно. Вот такой двойной стандарт получается.

Обращает на себя внимание то, что «письмо 10-и» появилось вскоре после одобрения Правительством России нового Устава РАН, предложенного академией. Вокруг проекта Устава долгое время ломались копья, Министерство науки и образования упорно стремилось поставить РАН под свой жесткий контроль и до сих пор не оставило этих попыток. В данной ситуации публичное нарушение корпоративной солидарности РАН может быть использовано госчиновниками ко вреду академической науке. Поэтому коллеги подписантов, несогласные с их взглядами, не заявят публично свою позицию. Выходит, что авторы письма нашли удобный момент для подмены своим частным мнением мнения целой корпорации. Порядочный шаг, нечего сказать.

Характерно, что сама Церковь вовсе не стремится к безраздельному влиянию. Но, как общественный охранительный институт, веками скреплявший русский народ и его государство, Русская православная церковь не только вправе, но и обязана играть активную роль в жизни страны.

http://stoletie.ru/moment/70 801 134 622.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru