Русская линия
Православие на Северной земле Анна Эмке01.08.2007 

«Мы до сих пор сохраняем романтические отношения»

Когда отца Артемия нет дома, я чувствую себя, как в детском садике ребенок, который ждет маму. В оригинале Книги Бытия, когда говорится о сотворении первых людей, есть слова «Иш» и «Иша» — это «Я» в мужском роде и в женском. То есть две половинки одного «Я». Мне очень это выражение понравилось. Я думаю, что это можно сказать и про нас с отцом Артемием…

Матушка Анна — супруга настоятеля православного прихода в Мирном (Архангельская область) — иерея Артемия Эмке. За те полтора часа, пока мы говорили, у нее три или четыре раза звонил мобильный телефон: общественная нагрузка, да еще и отец Артемий остался дома с тремя детьми (старший, четвертый — в школе). Каждый раз выяснялось, что все в порядке, а муж и дети хотят, чтобы она поскорее вернулась.

Я расспрашивала ее, чем живет жена православного священника. Матушка Анна отвечала, и в конце разговора я вдруг поймала себя на том, что вот сижу, смотрю на нее и просто по-женски думаю: «Счастливая…»

— Сразу хочу спросить, где вы с отцом Артемием познакомились?

-Своего будущего мужа я впервые увидела на Иоанновских чтениях. А познакомились мы в архангельской библиотеке имени Добролюбова, Я там часто бывала, пока училась в ПГУ.

— Согласившись стать женой священника, понимали, на что идете?

— По большому счету — нет. Я не представляла, что это вообще такое. Родители меня отговаривали: мол, на что ты себя обрекаешь? Ты же теперь всю жизнь не сможешь краситься, придется ходить в длинных юбках, носить платок и так далее… Но моя подруга сказала мне одну умную вещь: пока ты любишь человека, ты ради него на все будешь согласна. Сейчас я убеждаюсь, что так оно и есть.

Кстати, воцерковлялась я «попутно» с развитием наших отношений. То есть сначала влюбилась, а потом пришла в храм. Буквально: просто пришла в храм посмотреть на Артемия. Его самого в этом храме не оказалось, но меня поразила служба, которая в храме совершалась. С тех пор пропускаю воскресную литургию только в самых крайних случаях — по болезни. Сейчас я понимаю, что со мной все происходило каким-то чудесным образом, иначе не скажешь.

— Но родители-то, наверное, оказались правы… Православная матушка должна во многих удовольствиях себя ограничивать.

— Православие — это внутренняя свобода, когда ты постигаешь, что «все мне позволительно, но не все полезно», так сказал апостол Павел. Простой пример: я перестала пользоваться косметикой, и незнакомые люди теперь дают мне лет на 10 меньше. Спрашивают: «Девушка, а вы на каком курсе учитесь?». И очень удивляются, когда узнают, что я мама четверых детей. Рестораны и прочие развлечения мне, честно говоря, не интересны: с личной жизнью у меня все в порядке. Просто хочется иногда побыть с мужем дома, и чтобы до нас в этот момент никому не было дела…

Со стереотипом, будто православная матушка — такая несчастная женщина, лишенная всех радостей жизни, я столкнулась, когда лежала в больнице. Соседки по палате спрашивали: «Муж у тебя священник, наверное, многое тебе запрещает?» Мне такие вопросы были в принципе непонятны: как он может мне что-то запрещать, если мы любим друг друга?

— Раз уж речь зашла о стереотипах… О православных женщинах бытует мнение, что это такие курицы-наседки, которые в жизни и не видят ничего, кроме храма, детской и пирогов.

(Смеется) — Мне, пожалуй, слишком многое приходиться видеть кроме того, что вы перечислили. Иногда от всего этого устаю, и мечтаю о том, как снова стану простой домохозяйкой. И пирогов я давно уже не пекла.

— Матушка Анна, как же так?

— Еще два года назад, когда я не занималась общественной деятельностью, я свою роль так и видела: хранительница домашнего очага. Иногда спрашивала у мужа: как ты можешь надолго уходить в храм, зная, что я одна с детьми остаюсь? Он отвечал: а я спокоен, потому что знаю — ты дома, значит, все будет хорошо.

А сейчас мне приходится разные общественные функции выполнять, чтобы отца Артемия «разгрузить». На муже лежит огромная нагрузка, и физическая, и моральная. Времени хронически не хватает. Поэтому некоторые заботы я на себя «оттягиваю»: занимаюсь приходской газетой, православной тематикой на местном телевидении, клубом православных мам, воскресной школой, координирую наши «шефские» проекты по Североонежскому детскому дому…

— А время на подруг остается?

— Да. Но моя лучшая подруга- это отец Артемий!

— Такое бывает?

— Бывает! Мне до сих пор его мало. Когда отца Артемия нет дома, я чувствую себя, как в детском садике ребенок, который ждет маму. В оригинале Книги Бытия, когда говорится о сотворении первых людей, есть слова «Иш» и «Иша» — это «Я» в мужском роде и в женском. То есть две половинки одного «Я». Мне очень это выражение понравилось. Я думаю, что это можно сказать и про нас с отцом Артемием.

— Вы много общаетесь с молодыми женщинами, которые только приходят к православию. Скорее всего, в их семьях не всегда все складывается так гладко…

— Основная проблема, которую приходится обсуждать в нашем клубе православных мам, — взаимоотношения с мужем. Она воцерковляется, а он неверующий. Как с ним выстраивать отношения?

Один раз мы вслух читали письмо женщины, которая сначала работала инструктором по шейпингу, а потом начала воцерковляться, каждое воскресенье ходила на литургию. И все это с таким усердием! «Ехала на православии, как на танке». Перестала следить за собой, одевалась во все длинное, темное, мешковатое, забросила дом, перестала уделять внимание супругу. Муж, естественно, ругался, не разрешал брать с собой в храм детей, один раз даже сломал кисточку, которую она использовала, чтобы кропить святой водой стены квартиры. Женщина решила развестись. Пошла к духовнику за советом, а тот выразил желание пообщаться мужем. Общался часа два, а после этой женщине сказал: «Он тебя и детей очень любит, а ты и мизинца его недостойна».

Эти супруги смогли потом пересмотреть ситуацию. Муж обещал сделать новую кропильную кисточку, а жена пошла со своей стороны на уступки. В частности, стала снова следить за собой и печь пироги.

Многим женщинам в период воцерковления присуща категоричность: никаких уступок мужу. И что получается по отношению к самому близкому человеку: я спасаюсь, а ты живи, как хочешь!..

— То есть ради того, чтобы сохранить любовь, можно когда-то и в храм не сходить?

— Получается — да, можно. Нужно! Чтобы восстановить гармонию с любимым человеком, чтобы он от обиды на вас не начал хулить Церковь. Хотя покажется сложным: как я этим поступлюсь? Но от вас ведь никто не требует отказаться от посещения служб вообще. Нет, просто любовь должна быть в первую очередь! Любовь к Богу, а через нее придет и ясность, как выстраивать отношения с близкими людьми.

— Но ведь так хочется, чтобы и тебя понимали и принимали. Вот муж-священник — он лучше жену понимает?

— Мой — да! Когда дети были совсем маленькими, он приходил с вечерней службы и еще мне помогал — носил кого-то из детей на руках, укладывал спать, стирал пеленки. Я же так уставала!

— Отец Артемий строгий родитель?

— В первую очередь, отец воспитывает примером. В самом крайнем случае, когда дети совсем расшалились и я не могу сама с ними справиться, я прошу отца Артемия на них «воздействовать». Он заходит в детскую, делает грозное лицо и говорит: «Та-а-ак!» (Улыбается). У детей начинается праздник, когда папа, а не мама с детьми гуляет. Они любят на велосипеде кататься, зарядку делать, в шахматы играть.

— А кто духовник у супруги настоятеля прихода?

— Я исповедуюсь отцу Артемию. Так удобнее, чтобы можно было чаще причащаться. У меня нет причин что-то скрывать от мужа. Я даже себе такую ситуацию не представляю.

— Ну, допустим, я на мужа накричала понапрасну, а потом ему же в этом исповедоваться?

— Я не кричу на мужа, и мы с ним не ругаемся. За восемь лет брака мы, наверное, ни разу не поссорились. Мы до сих пор сохраняем романтические отношения.

Это Господь устраивает все чудесным образом.

Беседовала Светлана Гаврилова

http://www.pravoslavie-nord.ru/2007/2/193


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru