Русская линия
Трибуна Ольга Тараканова31.07.2007 

Царь придет, когда Ленина похоронят
Корреспондент «Трибуны» прошла 25-километровый крестный ход до места захоронения царской семьи и выяснила, что среди россиян весьма популярны монархические настроения

В течение целой недели «Царских дней в Екатеринбурге» Храм на Крови традиционно становится центром поминовения расстрелянной семьи императора Николая Второго. Вот и на этот раз здесь собрались паломники, если не со всей России, то со всего Урала. Огромные туристические автобусы из Челябинска, Магнитогорска, Уфы, Нижнего Новгорода, Тулы, Твери и многих других крупных и не очень городов и деревень съезжались к дому инженера Ипатьева, в котором семья последнего русского императора содержалась под стражей и затем приняла мученическую смерть.

Прямо на зеленых лужайках возле храма разбивались лагеря. Рядом со скромными девушками в белых платочках богословские беседы вели и инокини в черных как ночь одеяниях, и монахи, и священнослужители из далеких российских деревень. Они доставали из холщовых сумок нехитрые припасы и, осенив себя крестным знамением и прочитав молитву, неторопливо обедали.

«Царские дни» проходят в Екатеринбурге уже не первый год, но впервые совпали с перенесением иконы Саввы Сторожевского из Звенигорода в Екатеринбург, а затем на место захоронения царской семьи в Ганину Яму.

Савва Сторожевский имел прямое отношение к царской семье и считался покровителем не только Николая Второго, но и многих других поколений государей Российской империи. Преподобный Савва был одним из первых послушников, пришедших в обитель Сергия Радонежского. Более того, как гласит легенда, Савва был возведен Радонежским в духовники братии Сергиева Посада.

Так как — опять же согласно преданию — Савва был княжеского рода, то вскоре он сделался наставником и покровителем королевских особ. С XVI в. монастырь, основанный Саввой на горе Сторожевской в Звенигородской области, стал царским богомольем. Часто его посещали государи Иоанн Грозный и Федор Иоаннович. Есть интересное предание о том, как Савва Сторожевский, вернее, нагрудные пластины с его изображением, спасли Петра I во время Полтавской битвы. В благодарность правитель пригнал в монастырь трофейные пушки, чтобы монахи вылили из них колокол.

И уж совсем захватывающая история произошла здесь с сыном знаменитой Жозефины Богарнэ генералом Евгением. Когда во время Отечественной войны 1812 года генерал захватил монастырь, к нему явился преподобный Савва, который на чистейшем французском просил его остановить солдат и не грабить святыню. Взамен святой обещал сохранить Евгению Богарнэ жизнь и предсказал, что его дальние потомки станут православными, породнятся с русскими царями и останутся жить в России. Хотя подобные пророчества, особенно во время русско-французской войны, могли показаться дикими, Богарнэ послушался и спас обитель от разграбления.

Надо ли говорить, что Евгений Богарнэ не только прошел через всю войну живым и здоровым, но и выжил во времена реставрации французской монархии. Свои дни он закончил главой собственного княжества. А много десятилетий спустя его сын Максимилиан приехал поклониться иконе Саввы и познакомился с дочерью Императора Николая I — великой княжной Марией Николаевной. Позже они поженились, и Богарнэ-младший остался жить в России.

Все эти чудесные истории богомольцы и простые верующие пересказывали друг другу и во время всенощных, когда собирались огромные толпы людей, и потом, во время крестного хода, когда икону с хоругвями несли в монастырь на Ганиной Яме. Эта обитель построена вокруг рудника, куда в ночь на 17 июля 1918 года убийцами были сброшены царские останки.

Честно говоря, если бы я знала, что 25 километров пешком — это так долго, ни в какую Яму не пошла. Но благодаря собственному незнанию я уже шагаю вместе с 20 тысячами других паломников.

— Помилуй нас, грешных, Господи Боже, Иисусе Христе… - эту фразу, как мантру, паломники повторяли на протяжении всех 25 километров.

Идти приходилось быстро, потому что сзади и сбоку напирали другие верующие, которые не желали выпускать из виду икону Саввы Сторожевского.

— А наш-то, наш-то Викентий, — говорила одна благообразная бабулечка другой, имея в виду Владыку Екатеринбургского и Верхотурского Викентия. — Все кости перебиты, ведь сколько у него в жизни испытаний было! А ты смотри, как припустил, еще и всем молодым фору даст.

Кроме иконы Саввы Сторожевского, верующие несли многокилограммовую икону Николая Второго, которую в несколько рядов обвивали многочисленные нательные крестики.

— Когда икона творит чудо, люди в благодарность должны отдать что-то свое, — объяснила мне Людмила Алексеевна, современная женщина лет 30, обутая в модные кроссовки и легкий полуспортивный костюм. — Обычно люди жертвуют нательный крест…

Решение пройти вместе с крестным ходом пришло к Людмиле Алексеевне спонтанно.

— Я бы не сказала, что сильно увлекаюсь религией, — призналась она. — Но мне столько рассказывали про чудесную энергетику, которая снисходит на тебя во время ночной литургии и крестного хода, что решила попробовать… И пока мне нравится! Всю ночь не спала, а вот энергия до сих пор бьет через край!

Рядом бодро вышагивала тетечка средних лет, одетая в просторный балахон, с косынкой на голове и… абсолютно босая. Голыми ногами она спокойно топтала не только городской асфальт с такими небезопасными осколками бутылок, но и «загороднюю» щебенку.

— Я каждый год совершаю крестный ход! — весело призналась она. — Моему здоровью очень помогает. Каждый раз хожу пешком, и надо же! — мой остеохондроз отпускает на два-три месяца. Просто забываю о болях в спине. Такова целебная сила снисходящей на нас благодати…

Как бы ни разнились цели, с которыми каждый присоединился к этой 20-тысячной процессии, большинство из паломников было уверено: расстрел царской семьи — страшный грех, и он лежит на всех россиянах до сих пор. Вымолить прощение за проступок не удастся еще многим и многим поколениям. Может, оттого и восприятие мира и будущего у большинства паломников было очень и очень апокалиптическое.

— В наказание за наш страшный грех из Волги выйдут динозавры и посеют в России смерть и разрушение! — предрекала суровая женщина, идущая рядом со своим двухметровым сыном. — Это было предсказано пророком, иноком Славиком. Через него многие спасутся… Много-миллионная армия выйдет из Ирана и начнет войну по всему миру. А ислам объединится с христианством и начнет войну против Запада… - вещала женщина. — Китай тоже начнет боевые действия… Но будущее зависит только от нас, от русских. Только мы одни во всем мире можем отодвинуть апокалипсис своими молитвами. Потому что больше в мире такого народа, как русские, просто нет! Но болтать об этом нельзя! — зловеще закончила она.

— Война начнется сразу после того, как похоронят Ленина! — уверенно предрек другой паломник с фанатичным блеском в глазах. — А велит похоронить его наш новый царь, Михаил Федорович Романов. Взойдет на трон он уже в 2013 году. А за несколько лет до этого возродится святой Серафим Саровский, который и укажет нам на него. Он выгонит всех турок из Константинополя (Стамбул. — Ред.) и разгромит всех мусульман. Но потом на нас нападут Соединенные Штаты, так как разглядят в нас рассадник террористов… Но мы, конечно, их победим!

За столь веселыми разговорами и прошел весь 25-километровый путь. Мы уже давным-давно вышли из черты города, прошли и так называемый «частный сектор», где собаки заливались на паломников лаем. Верующие не обращали на суету вокруг никакого внимания и по-прежнему нараспев просили у Иисуса прощения. Мы углубились в лесопарковую зону, пересекли железную дорогу. Асфальт кончился, начался гравий, и я с ужасом вспомнила босую женщину. В тот момент, когда мне уже казалось, что ноги идти больше не в силах, показалась табличка: «Мужской монастырь на Ганиной Яме». Сердце радостно встрепенулось, ноги — тоже. Однако от таблички до заветной деревянной монастырской ограды оказался еще час ходьбы. И вот — Ганина Яма, где нашли свое первое упокоение останки царской семьи. Тут я поняла: обещанная всеми опытными паломниками благодать снизошла на меня в совершенно материальном образе, в виде… специально установленных по случаю крестного хода деревянных скамей.

— Царь России необходим! — мечтательно молвила одна бабушка, присаживаясь на скамью. — Мы же овцы — не можем сами найти верный путь к Господу. Поэтому нам нужен надежный пастырь…

Над Ганиной Ямой разгоралось жаркое солнце.

http://www.tribuna.ru/articles/2007/07/27/article6369/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru