Русская линия
Православная книга России Константин Кинчев31.07.2007 

«Культуры без религиозно-нравственного фундамента не существует»

— Какие православные книги вы читаете сейчас?

— С большим удовольствием читаю и перечитываю труды митрополита Антония Сурожского, замечательная книга. Еще — четырехтомник «Слово в поэзии Святогорца Греческого», работы митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна. Но вот в последние несколько месяцев, кроме Евангелия, ничего, наверно, и не читаю.

— А где покупаете религиозную литературу?

— В основном, у себя в храме, специально куда-то не хожу.

— Каких книг, на ваш взгляд, не хватает на современном рынке православной литературы?

— У каждого человека свои духовные потребности, вкусы свои и интересы. Это вопрос индивидуальный. Я свою библиотеку формирую сам.

— А из светской литературы что сейчас читаете?

— Прозы я читаю, честно говоря, довольно мало. Если такое случается, то беру в руки что-то уже не раз прочитанное и проверенное временем. Время от времени, допустим, у меня есть тяга почитать Сергея Довлатова. А вот стихи я читаю постоянно, тяга к поэзии присутствует. В основном это Серебряный век и Пушкин. За новинками не слежу.

— А дети что читают?

— Младшую приходится порой читать заставлять. Сейчас вот она «Войну и мир» осилила. И старшая-то у меня театровед, она, наверно, книг прочитала гораздо больше, чем я. Она лучше разбирается и в литературе, и в кинематографе, и в театре. То есть я скорее к ней за советом приду.

— Нужны ли православные книги популярно-просветительского характера, рассчитанные, так скажем, на широкий круг читателей, помогающие приобщить молодежь к Церкви, книги доступные, написанные современным языком?

— Тот, кто хочет прийти в храм, сам туда приходит. И Церковь принимает его. Церковь не нуждается в каком-то особом пиаре. Кто ищет, тот обрящет, вот и все. Мне кажется, специально популяризировать как-то христианство — это не так важно. Гораздо важнее каждому свою душу спасать, это другое дело.

— Как соотносятся в вашей жизни рок-музыка и религия?

— Я на душевном поле работаю, когда пишу песни и играю концерты. К духовному это не имеет никакого отношения. Духовной работой занимается Церковь. А искусство — это все душевный уровень. В редкие секунды гениальности искусство достигает духовного уровня, но не более. А душевные переживания, у меня лично, выражаются затем в музыке, в выпускаемых альбомах. Поэтому и меняется настроение — от песни к песне, от альбома к альбому. А выбранная духовная дорога для меня раз и навсегда одна.

— Раньше вы пели: «Компромисс не для нас». Сейчас вы в своем творчестве активно проводите православную линию, которая предполагает, возможно, и всепрощение, в том числе и врагов своих. Становится ли для вас это компромиссом?

— Я не вижу череды компромиссов в том, что я делаю. Я как шел своей дорогой, так и иду, и мне «по барабану», кто что подумает и скажет. Я никого не призываю специально идти за мной, но я рад безмерно, если мое мировоззрение кому-то близко, интересно и если кто-то идет вместе со мной. А наблюдая за уважаемой публикой, могу сказать, что таких людей немало. И слава Богу! Значит, все то, чем я занимаюсь, не зря…. А что касается всепрощения — это вообще-то толстовские идеи, это не ко мне. Это его взгляд, «духоборов» и каких-то других сектантов. А наша позиция по этому вопросу замечательно сформулирована еще митрополитом Филаретом: «Прощать врагов своих, одолевать врагов Отечества и гнушаться врагов Божьих». Так что тут всепрощением, в общем-то, не очень пахнет. И до сих пор «компромисс не для нас».

— На ваш взгляд, в современном мире книга способна еще как-то формировать человека, как-то было раньше?

-Да, конечно. От книг по-прежнему огромная польза. Книга учит тебя сопереживать, и таким образом ты размягчаешь сердце. Становишься более чутким и отзывчивым. Этого не может, на мой взгляд, ни кинематограф, ни театр — только книга. Чтение — вещь очень индивидуальная, ты в книгу погружаешься, начинаешь сопереживать персонажам. И прочитываешь ты книгу в индивидуальном темпе — где-то останавливаешься, задумываешься, какой-то абзац перечитываешь. Проживать вместе с книгой жизнь, вместе с ее героями страдать и радоваться очень полезно. Это я только сейчас понимаю, с высоты прожитых лет что называется. Хотя в юности я тоже много читал, просто запоем. И теперь понимаю, что это не прошло даром. Мне повезло: попадались, как правило, хорошие книги.

— Группа «Алиса» и вы лично ведете сегодня за собой массу молодежи, и это бессмысленно отрицать. Как вам роль такого трибуна? Не давит ли груз ответственности перед людьми, которые пошли за вами?

— Ответственность ощущаю. Но никакого груза не чувствую. За каждое слово готов ответить.

— После того, как вы встали на путь православия, значительным образом поменялось и ваше творчество. Не секрет, что от вас тогда отвернулась довольно многочисленная часть поклонников группы «Алиса». Как вы это восприняли?

— Мир начинает мстить тем, кто встает на путь служения Богу. После того, как я принял Крещение, круг моего общения резко сузился. Люди, которые казались мне друзьями, на поверку оказались банальными собутыльниками. Меня начали шпынять и до сих пор шпыняют все средства массовой информации, обвиняя то в фашизме, то в мракобесии, то в старческом маразме. «Весь мир идет на меня войной» — эти строчки Цоя как нельзя лучше отражают противостояние моего сердечного выбора и самодовольной, а потому неглубокой или попросту пустой действительности. Я знаю наверняка, что «с Богом надежнее жить, с Богом легко умирать», этим и укрепляюсь.

— Случались ли в вашей жизни такие «перекрестки», когда вы не знали что выбрать, как поступить и от этого во многом зависела дальнейшая судьба? Как вы находили решение в таких случаях, если таковые имели место быть?

— Случались, случаются и, наверное, будут случаться. В таких ситуациях я молюсь. А если и с молитвой не разобраться, тогда спрашиваю у духовного отца. А до принятия Крещения выживал только благодаря милосердию и любви Спасителя ко мне, только этим я могу объяснить то, что жив до сих пор.

— У некоторых музыкантов есть мода носить крест в ухе. Как вы к этому относитесь?

— Крест все-таки стоит носить на груди, а не в ухе. Я после крещения крест с уха снял и повесил его на грудь, чего и всем от всего сердца желаю!

— Как вы относитесь к язычеству, в частности к его современным представителям? Помнится, в свое время, еще в «дохристианский» период, вы и себя называли язычником.

— К воинствующему, то есть осмысленному, язычеству, конечно, отношусь как к негативу. Если человек соблюдает ритуалы, поклоняется «деревяшкам», хает Христа, то это несомненный враг. А если человек просто находится в поиске и «очарован» природой, красотой земли, неба, воды, к таким проявлениям любви к стихиям отношусь нормально, то есть если это просто любовь, без поклонения. Что касается меня лично, то я проделал тот же путь, что и моя страна — от язычества к христианству. Это было закономерное движение.

— Как вы реально проживали тот период, когда отвыкали от наркотиков?

— Очень тяжело. И благодаря Господу исцелился от этой заразы (излечиться-то невозможно — исцелился)… Приходишь на тайную исповедь, исповедуешься батюшке в том, что ты «торчишь», он тебя допускает к Причастию… Я крещение принял в 92-м, завязал «торчать» в 95-м. То есть процесс муки как раз три года длился. Почему я говорю «муки»? Потому что тебя допускают к Причастию, ты получаешь Благодать Святого Духа и продолжаешь «торчать». И получается так, что ты лжешь самому Создателю, Творцу, обещая завязать. И вот этот жгучий стыд, который в сердце копился, дал силу отринуть эту заразу. Но без Бога я бы не сдюжил. Человеку вообще практически невозможно самому справляться со страстями.

— С чего бы вы посоветовали молодому человеку начать приобщение к Православию, если в своем сердце он уже почувствовал этот зов свыше?

— Прежде всего, мне кажется, нужно поверить в Бога, а если эта вера уже живет в вашем сердце, то дальше следует узнать, что есть вера православная. Для этого стоит внимательно и вдумчиво прочитать «Символ веры» — его можно найти в любом православном молитвослове. Далее, если ничего в этой молитве вас не «обломило» и если вы решите для себя, что вера православная полностью подходит вашему сердцу, стоит идти в ближайший храм и просить священника совершить над вами Таинство Крещения. Возможно, священник предложит вам походить в храм на богослужения, дабы вы еще раз могли убедиться, ваше это или все же нет (в нашем храме настоятель действует именно так), а может быть, сразу назначит день совершения этого Таинства… В любом случае, мне кажется, стоит задать священнику все интересующие вопросы (когда, что делать и т. д.) и помнить о том, что священник просто обязан объяснять, наставлять и вразумлять всех обратившихся за помощью к нему людей.

— Константин, довольно странно было видеть вас в свое время в передаче «Культурная революция» у Михаила Швыдкого. Какие у вас остались впечатления?

— Мое стойкое убеждение — в том, что культуры без религиозно-нравственного фундамента не существует. Потому что понятия добра и зла полностью размыты, и такая «культура» превращается в циничное ерничество и рождает желание все и вся простебать. Тому подтверждением — засилье юмористических передач на ТВ. Что касается «Культурной революции», то после моего в ней участия не покидало стойкое ощущение, что я добровольно в чем-то измазался. Впрочем, подобные чувства возникли у меня и после посещения передач «Голубой огонек», «Ночной полет с А. Максимовым», и т. д., и т. п. Такие же ассоциации! Иногда трудно после всего этого не согласиться с Геббельсом, который говорил: «Когда я слышу слово „культура“, мне хочется взяться за пистолет!». К цитате могу добавить слово «современная"…

Беседовал Владимир Преображенский

http://www.pravkniga.ru/interview/36/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru