Русская линия
Вечерний Новосибирск Валерий Мельников26.07.2007 

Небесный офшор
Некоторые бизнесмены нашли самое эффективное средство вложения денег

В предыдущей публикации на странице «Вера. Надежда. Любовь» мы рассказывали об истории новосибирского храмостроительства. О том, как возводились храмы в молодом городе на берегу Оби, как они его украшали и как большинство из них в послереволюционное лихолетье были уничтожены. Но прошло несколько десятилетий, и начинающие духовно прозревать новосибирцы вернулись к традиции своих предков — строить храмы. Храмы на Руси строились испокон века, причём, как правило, строились они на пожертвования. Кто же они, российские храмостроители?

Строил церкви и простой народ, вкладывая в дело Божие иногда последнюю денежку, но в большинстве своём российские храмы возводились тщанием зажиточных людей, львиную долю из которых составляли купцы. Многие в Новосибирске считают, что Вознесенский собор, который в народе долгое время назывался Турухановской церковью, построен на средства некоего купца Туруханова. И хотя такого купца в Новониколаевске никогда не было, а называлась церковь так по улице Туруханской (ныне Гоголя), но само появление этой легенды очень показательно: купцы, возводящие храмы, — явление для Руси очень распространённое.

Отчего же рачительные купцы, знающие цену копеечке, поскольку зачастую на этой копеечке сколачивали целое состояние, вкладывали средства в строительство, которое заведомо не приносило им никакой прибыли? Мало того, выводя немалые деньги из оборота, они терпели прямые убытки. Терпели, но всё же строили. Основной причиной такой хозяйственной нерачительности была парадоксальность характера российского купеческого сословия: с одной стороны, жёсткая хватка нелюбимого в народе мироеда, с другой — крайняя богобоязненность. Рисковали купцы в своём деле постоянно, а там, где риск, там и богобоязненность. Обращались купцы к Богу с молитвой, в которой просили хранить их в опасном путешествии, умягчить сердца компаньонов, оградить от разорения, послать удачу и т. п. Получая же просимое, старались Бога отблагодарить, потому и строили храмы, да и не только храмы, но и ночлежные дома, приюты для сирот и богадельни для престарелых.

Немалую долю среди российских храмов составляли и так называемые обетные церкви, то есть построенные по данному Богу обету. И ныне на русском Севере простой народ ставит обетные кресты и часовенки. Обетная церковь в наше время — вещь редкая, но жертвователей, дающих обет помогать церкви, немало. Как правило, это люди, обратившиеся к Богу с просьбой помочь в критической ситуации: серьёзно заболел кто-то из близких, личному бизнесу грозит разорение и т. п. Но вот любимый ребёнок выздоровел и уже ничем не напоминает синюшное дитя со страшным врачебным диагнозом, авантюрная операция неожиданно стала одной из самых доходных статей бизнеса, а грозовая туча неминуемого разорения чудесным образом прошла мимо. Наступает время исполнения обета, и перед жертвователем встаёт немаловажный вопрос: а сколько же выделять церкви? На какой сумме остановиться, чтобы и себя не обездолить, и жлобом перед Богом не выглядеть, тем более что жизнь сплошь и рядом наглядно демонстрирует веками выстраданную поговорку насчёт тюрьмы и сумы, от которых зарекаться никому не стоит. Тем более от пули заказного убийцы. Так что о вопросе, платить или нет по счету, самим же выставленному в минуту отчаяния, вопроса, как правило, не возникает. Вопрос только в том, какую сумму вписать в пустующую графу этого счёта.

Услышав о таком понятии, как церковная десятина, многие на этом и останавливаются — начинают выделять на помощь церкви десятую часть своих доходов. Но со временем, когда стабильно развивающийся бизнес постепенно достигает определённого уровня, некоторых «десятипроцентников» начинает одолевать самое страшное существо, задушившее не одну сотню людей. По ночам жаба давит бедного нового русского конторскими счетами, на которых отложена десятая часть прибыли, превратившаяся за время успешного бизнеса в солидную сумму. И начинаются для бедного жертвователя искушения: а не выглядит ли он глупым со стороны сотоварищей по бизнесу, выводящих свои средства в офшорные зоны, а не включить ли в затратную часть свои расходы на улучшение жилищных условий, на морской круиз для поддержания здоровья и тем самым сократить размер суммы, облагаемой церковной десятиной? И прочие подобные мысли. В христианстве это называется грехом сребролюбия, который, согласно апостолу Павлу, «корень всех зол». Преодолеть подобные искушения не так просто, но безмерно счастлив человек, их преодолевающий. И вдвойне счастлив тот, кому таких искушений удалось избежать изначально, а таковых, жертвующих на храмостроительство от чистого сердца, без оглядки на кого-либо, кроме Бога, конечно, немало. С одним из таких жертвователей, который прежде всего попросил, чтобы его имя в газете не называлось, ваш корреспондент на днях встретился.

Из разговора с собеседником, представляющим класс современных купцов-храмостроителей, выяснилось, что он помогает строить будущую женскую обитель за селом Гусиный Брод. В настоящее время уже выстроен небольшой деревянный храм во имя святителя Николая. На вопрос же, что движет им и другими жертвователями вкладывать немалые суммы в дело без реальной перспективы получения каких-либо реальных доходов, собеседник ответил так: «Очень важно понять, что наши благотворительные пожертвования на храмы и монастыри не нужны на небесах Тому, к Кому мы обращаемся с молитвой, так как там уже навечно „есть всё“. Наши благотворительные жертвы необходимы и спасительны только для нас, здесь живущих, — это наши опосредованные вклады в нас самих… Стране нашей, нам всем и лично каждому необходимо „спасаться“ от удивительного невежества, спасаться на благо себе и ближним, и по возможности наиболее прямыми доступными способами. В нашем невежестве во многом нет нашей личной вины, но в этом точно есть наша личная беда. Чтобы эту беду исправить, нужно восстанавливать свой верный путь с добросердечия, любви к ближним и благотворительности. Когда мы жертвуем на монастырь, то по монастырским молитвам за благотворителей многое в нашей жизни — и личной, и на работе, и в отношениях с ближними и дальними — может исправиться, подчас не сразу, незаметно, но обязательно.

Монастырь, о котором идёт речь, новоначальный женский, и при нём со временем будут открыты приют для девочек, оставшихся без попечения родителей, начальная православная школа и, возможно, социальный приют для молодых женщин, которых удастся спасти и уговорить от совершения греха детоубийства через добровольный аборт. Давайте защитим и укрепим их, если вы сейчас сильны и здоровы, если ваш бизнес процветает. А если всё наоборот, то, уповая на близкое чудо, с верой сделайте свой вклад в богоугодное дело, и вам воздастся. Уверен, что с чистым сердцем, с Божьей помощью, с добрым чувством, с любовью и молитвой всё у нас получится — и дети вырастут добрыми, и храмы будут благолепными, а родина — любимой».

К этим словам остаётся лишь добавить банковские реквизиты прихода во имя Святителя и Чудотворца Николая села Гусиный Брод, Новосибирского р-на НСО. Желающие помочь будущей обители могут также обратиться в епархиальное управление к монахине Соломонии, которая по благословению владыки Тихона курирует строительство обители.

ИНН 5 433 147 972

р/с 40 703 810 304 000 000 000

Новосибирский Муниципальный банк

к/с 30 101 810 100 000 002 048

в Левобережном РКЦ,

БИК 45 017 711,

КПП 534 301 001.

http://vn.ru/26.07.2007/society/87 295/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru