Русская линия
Русский вестник Тамара Мазур24.07.2007 

Акварели царственной княжны дышат родиной…
14 июня исполнилось 125 лет со дня рождения Ея Императорского Высочества Великой княгини Ольги Александровны, младшей сестры Царя мученика Николая II

Вот уже 15 лет в России действует Благотворительный фонд во имя Великой княгини Ольги Александровны — усилиями и поистине подвижническими трудами Ольги Николаевны Куликовской-Романовой, награждённой Святейшим Патриархом Алексием орденом Святой княгини Ольги второй степени (в 1991 году по поручению своего супруга Тихона Николаевича Куликовского-Романова Ольга Николаевна открыла первое в России Санкт-Петербургское отделение фонда, а вскоре был создан филиал фонда и в Москве).

Тихон Николаевич Куликовский-Романов — ближайший родственник последнего Царя — родной племянник Царя мученика Николая Александровича, внук Императора Миротворца Александра 3. Его рождение в Крыму в августе 1917 года приветствовала Царская семья из тобольского заточения. Тихон Николаевич занимал высокое положение в монархическом движении русского зарубежья, был арбитром Высшего монархического совета.

Фрагмент одного из первых посланий Тихона Николаевича в Россию:

«Дорогие соотечественники!

Я, последний из живых, родной племянник Царя мученика Николая 2 и внук Императора Александра 3 Миротворца, обращаюсь из-за границы к русскому народу, ко всем верующим в Бога и к гражданам города Свердловска. Дело такое: во-первых, принимая во внимание положительные сдвиги, происходящие ныне в стране, мне кажется, что для исторического города Екатеринбурга продолжать носить кличку жестокого, безбожного, антирусского садиста-убийцы Свердлова должно быть просто неприемлемо и старое название Екатеринбург должно быть возвращено в кратчайший срок.

Затем напомню (и это очень важно!), что место, на котором пролита кровь помазанника Божиего, свято. На нём невозможно возводить ничего другого, как только величественный храм-памятник. Дорогие русские люди, задумайтесь над этим!..»

Тихон Николаевич был попечителем Московского братства Царя-мученика Николая, Новочеркасского — Императора Александра 3, Донского кадетского корпуса, почётным председателем фонда во имя Великой княгини Ольги Александровны.

Сегодня фонд осуществляет различные гуманитарные проекты, финансирует православные школы, опекает многодетные семьи, детей-сирот, больницы, приюты… Фондом, как известно, были проведены крупные гуманитарные акции по оказанию помощи островам Валаам и Соловки.

Сама Ольга Николаевна о возглавляемом ею фонде говорит так: «Моё глубокое убеждение: успехи фонда в первую очередь обусловлены тем, что мы действуем под духовным покровительством Великой княгини. Она была подлинной христианской подвижницей в деле русской благотворительности и, безусловно, спасла свою душу для Царствия Небесного. Именно Ея небесное заступление, Ея молитва у Престола Божия опекает нас ежечасно и ежеминутно. Именно Ея духовная помощь позволяет нам делать то, что простым человеческим силам невозможно. Своим сердцем я ощущаю этот покров…»

Ольга Николаевна является почётным академиком Российской академии художеств, членом Союза писателей России, знает семь языков. У неё есть дочь Татьяна и 16-летняя внучка, названная в честь Царицы-мученицы Александры Феодоровны. Ольга Николаевна Куликовская-Романова является автором многих известных ныне книг, например, «Чудо на Русской Голгофе», «Неравный поединок», «Под благодатным покровом», «Живая душа. Встречи с Владыкой Иоанном (Снычёвым)», а также «Царского рода» — книги, посвящённой ныне почившему супругу Тихону Николаевичу Куликовскому-Романову, сыну Великой княгини Ольги Александровны. В издание включены личные воспоминания и письма Тихона Николаевича, дневниковые записи Великой княгини Ольги Александровны, малоизвестные фотографии Царской семьи из семейного архива Куликовских-Романовых.

Ольга Николаевна Куликовская-Романова является организатором выставок-экспозиций картин Великой княгини Ольги Александровны: «Работы Великой княгини Ольги Александровны были хорошо известны любителям искусства и художникам в дореволюционной России, а после и в русском зарубежье. Их знали и коллекционировали ценители искусства и высоко оценивали художники в Дании, во Франции и Канаде. Поэтому признание их высокого достоинства здесь, в современной России, мне представляется только делом времени. Убеждена, что через два-три года искусство Великой княгини Ольги Александровны по праву займёт своё скромное, но законное место в истории великого русского искусства в целом».

По некоторым свидетельствам, художественное наследие Великой княгини составляет около 2 тысяч работ, многие подаренные ею картины и акварели хранятся в частных коллекциях и в королевских семьях Европы. Экспозиции прошли в Вашингтоне (2001), Москве (2002), Екатеринбурге (2004), Санкт-Петербурге, во многих других городах. Первая выставка проходила в резиденции российского посла в Вашингтоне и была приурочена к 10-летию Фонда и 120-летию со дня рождения Великой княгини Ольги Александровны. Картины Великой княгини Ольга Николаевна Куликовская-Романова собирала по всему миру — в США, Канаде, Франции, Италии, Дании. Всего собрано более двухсот работ…

Недавно они экспонировались в Сибири — в Тюмени и Сургуте. Многие тюменцы, по свидетельству музейных работников, приходили посмотреть акварели Великой княгини по 3−4 раза… В Тюменском музее была представлена 231 акварель, 16 картин маслом и некоторые личные вещи Великой княгини, в частности иконы Спасителя и Божией Матери «Знамение», святой равноапостольной княгини Ольги, фотографии иконостаса русской церкви в Торонто, который расписала Великая княгиня Ольга Александровна. Кроме того, сделанные с росписями Великой княгиней Ольгой Александровной тарелки, фарфоровый стаканчик «Смородина», небольшой деревянный пенал для перьев, собственноручно разукрашенный Великой княгиней для себя. Посетителям выставки предоставляется редкая удача увидеть скромную белую батистовую косынку сестры милосердия 1914 года с вензелем «О.А.», в которой Великая княгиня Ольга Александровна работала в госпиталях…

Кроме этих дорогих и редких, с исторической точки зрения, вещей на выставке представлены интересные документы: письма Императора Александра 3 из Петергофа и Гатчины, ученическая тетрадь маленькой княжны Ольги, её детское письмо родителям на английском языке, страницы её дневников за 1896 и 1897 годы… В 1924 году, уже в Дании, для своих сыновей Тихона и Гурия Великая княгиня Ольга Александровна нарисовала книгу для детей «Приключения трёх белых мишек». Это была великолепно иллюстрированная книга про трёх белых медведей: Тишку, Мишку и Гришку. Благотворительный фонд Великой княгини Ольги Александровны благодаря тому, что Ольга Николаевна Куликовкая-Романова бережно сохранила эту редкую книгу, переиздал её заново…" (М.Удальцова. Голос совести).

Пресса называет экспонируемую выставку «своеобразным возвращением культуры монархической России». Сама же Ольга Николаевна о цели этого культурного проекта говорит так: «Цель выставок — восстановление доброго отношения к семье Романовых. Советский человек был воспитан в ненависти к царям. Советского человека приучали к мысли, что Царская семья — эксплуататоры, живодёры, тунеядцы и враги России. Теперь я хочу разбудить спящего советского человека, „проснуть“, как говорит моя дочь, показать, что это вовсе не так. В своих докладах рассказываю о том, как многие члены императорской семьи работали, писали, творили, что-то делали. Я вовсе не собираюсь привозить вам монархию, господа. Отнюдь. Это не моё дело, и я считаю, что Россия ещё не готова для монархии. Ради Бога, не подумайте, что я какая-то наследница, я наследница только своих долгов…»

Множество акварелей Ольги Александровны посвящены цветам, которые она очень любила, с её живописных работ дышат ароматной свежестью ирисы, незабудки, розы, анютины глазки, сирень… Биограф Великой княгини Йен Воррес так описывает первую встречу с Ольгой Александровной: «Пол уставлен горшками с цветами и растениями, кипами бумаги для рисования, усеян кистями и тюбиками краски. Вскоре я узнал, что живопись и садоводство — главные занятия Великой княгини…»

Канадская природа напоминала Ольге Александровне любимую Россию.

В письме к подруге она сообщала:

«В окрестностях я обнаружила свои любимые весенние цветы — голубые анемоны. Какое это было счастье — ведь я обожаю их и думала, что никогда больше не увижу эти цветы. Я с такой радостью жду, когда они зацветут, тогда я в ещё большей степени почувствую, что в Канаде я словно у себя дома… У меня на родине леса весной были покрыты ковром таких же голубых цветов…»

Ещё один фрагмент: «Был чудный вечер, всё благоухало — в лесах пахло, как в России, — берёзой и цветущими деревьями всякими… И мы, проезжая мимо дома и сада одних друзей, увидали их — и вышли. Такой чудный сад! Ландыши, сирень и всё пахло, и обошли мы дом…»

Её помнили и любили всегда…

Ея Императорское Высочество Великая княжна Ольга Александровна родилась в Петергофе 1(14) июня 1882 года и являлась единственным «багрянородным» ребёнком Государя Императора Александра 3. Детство Великой княжны прошло в Гатчине, в огромном дворце, построенном ещё в 18 веке. Это был любимый дворец Императора Александра Третьего. В галереях дворца хранились уникальные коллекции произведений искусства. За дворцом простирался огромный парк с водоёмами — Белым и Серебряным озёрами, по которым царские дети катались с Государем на фрегате «Славянка», многочисленными фонтанами…

Йен Воррес в своих воспоминаниях пишет: «Ещё в 1922 году можно было видеть комнаты, в которых жили августейшие дети в Зимнем дворце в Петербурге, в Царском Селе, Гатчине и Петергофе. Спали они на походных кроватях с волосяными матрасами, подложив под голову тощую подушку. На полу — скромный ковёр. Ни кресел, ни диванов. Венские стулья с прямыми спинками и плетёными сидениями, самые обыкновенные столы и этажерки для книг и игрушек — вот и вся обстановка. Единственное, что украшало детские, — это красный угол, где иконы Божией Матери и Богомладенца были усыпаны жемчугом и другими драгоценными камнями. Пища была весьма скромной. Со времени царствования Александра 2 его супругой, Императрицей Марией Александровной, бабушкой Ольги, были введены английские обычаи: овсяная каша на завтрак, холодные ванны и много свежего воздуха…»

С ранних лет у Великой княжны Ольги Александровны начал проявляться талант художницы. «Даже во время уроков географии и арифметики мне разрешалось сидеть с карандашом в руке, потому что я лучше слушала, когда рисовала кукурузу или дикие цветы». Государь часто брал детей на прогулки в гатчинские леса с их восхитительной русской природой. Царским детям часто дарили животных, иногда очень экзотических — медвежат, волчат, лосей, рысей. Августейший отец подарил маленькой княжне Ольге белую ворону, которую она очень любила. Также на её попечении был волчонок и ручной заяц Куку.

Железнодорожная катастрофа в Борках была тяжёлым потрясением её детства:

- Мне было всего шесть лет, но я почувствовала, что над нами повисла непонятная угроза. Много лет спустя кто-то мне рассказывал, что когда я кинулась бежать от изувеченного вагона, то всё время кричала: «Теперь они придут и убьют нас всех!"…

Ольга Александровна очень любила своего брата Ники и всю Царскую семью, особенно свою крестницу, цесаревну Анастасию: «Я любила её за бесстрашие. Она никогда не хныкала и не плакала, даже если ей было больно. Это была настоящая сорвиголова». В бархатной шкатулке Великая княгиня всю жизнь хранила вещи, связанные с памятью о крестнице и о Царской Семье — маленький серебряный карандаш, крохотный флакон из-под духов, брошь…

Летом 1906 года в Ливадии произошёл случай, о котором впоследствии она со страхом вспоминала… «Император и четверо его дочерей купались недалеко от берега, когда внезапно их накрыло огромной приливной волной. Царь, Ольга, Татиана и Мария всплыли на поверхность и увидели, что Анастасия исчезла.

- Маленький Алексей и я наблюдали за происходящим с берега. Ребёнок, разумеется, не сознавал опасности и хлопал в ладоши при виде приливной волны. Тогда Ники нырнул в воду ещё раз, схватил Анастасию за её длинные волосы и поплыл вместе с ней к берегу. Я вся похолодела от ужаса… (Йен Воррес).

Известно, что Великая княгиня Ольга Александровна последней из Романовых покинула Родину и в монархических кругах Белой армии была выдвинута идея провозгласить её Императрицей (после убийства Царской семьи, Великого князя Михаила Александровича и ещё 17 членов семьи Романовых), но Ольга Александровна, будучи совершенно не честолюбивой, отказалась…

С благоговением вспоминала Ольга Алек-сандровна в эмиграции поездку в Саров вместе с Царской семьёй.

«В каждой деревне, попадавшейся им по пути, их встречал священник, благословлявший Императора. Государь тотчас же приказывал кучеру остановиться и выходил из кареты.

- И вот он стоял, окружённый толпой паломников и другого люда, и каждый старался приблизиться к нему, чтобы поцеловать ему руки, рукава одежды, плечи. Это было так трогательно, что у меня нет слов описать эту картину. Как всегда, мы ехали под охраной лейб-казаков, но им не от кого было нас охранять. Для всего этого люда Ники был Царь-Батюшка».

В начале Первой мировой войны Ольга Александровна стала простой сестрой милосердия, работая в госпиталях Ровно, Львова, а также Киева, где она на свои средства оборудовала главный госпиталь. Йен Воррес писал: «Солдаты не могли поверить, что улыбающаяся хрупкая сестра милосердия, с такой заботой ухаживающая за ними, — родная сестра их Царя. Многие крестились, думая, что перед ними видение. Нарушая традицию, согласно которой Великие княгини возглавляли лазареты или госпитали, Ольга Александровна решила работать рядовой сестрой…»

Со своим братом Ники она виделась последний раз в его приезд в Киев из Могилёва.

- Я была потрясена при виде Ники: такой он был бледный, худой и измученный…

Ещё один фрагмент из размышлений Й. Ворреса: «Рана, нанесённая ей злодейской расправой в Екатеринбурге, так и не зажила, не превратилась в шрам… Истинная дочь Православной Церкви, в канонах и символах которой она находила опору, Ольга видела в своём брате Помазанника Божия, власть которому была дарована не людьми, а Богом. Однажды я осмелился спросить Великую княгиню, молится ли она за него. Немного помолчав, она ответила:

- Не за него, а ему… Он мученик…»

Покидать любимую Родину было больно, горько, невыносимо. «Мне не верилось, что я покидаю Родину навсегда. Я была уверена, что ещё вернусь… У меня было чувство, что моё бегство было малодушным поступком, хотя я пришла к этому решению ради своих малолетних детей.

И всё-таки меня постоянно мучил стыд…»

Её помнили и любили всегда, ей писали письма со всех концов света. Монахи одного русского монастыря присылали ей мёд с монастырских пасек, монахи Афона ежедневно молились за неё…

Перед смертью Великую княгиню причастил Святых Христовых Таин епископ Сан-Францисский Иоанн (Шаховской). Ольга Александровна скончалась 24 ноября 1960 года и была похоронена на русском кладбище «Норт-Йорк» в Канаде рядом со своим горячо любимым мужем Николаем Александровичем, умершим двумя годами раньше.

Выставка работ Великой княгини Ольги Александровны проходит в Третьяковской галерее до 29 июля 2007 года.

http://www.rv.ru/content.php3?id=7020


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru