Русская линия
Церковный вестникИеромонах Игнатий (Шестаков)23.07.2007 

Добродетельный зодчий и мученик Христов
О священномученике Петре, митрополите Дабро-Боснийском

Будущий священномученик Петр происходил из самого сердца сербской Герцеговины. Его отцом был прославленный народный герой, священник и воевода Богдан Зимоньич, участник знаменитого восстания 1875 года.

Йован Зимоньич родился 24 июня 1866 года в Грахове. Получив начальное образование в родном доме, он в 1887 году закончил семинарию в Рельево и поступил на православный богословский факультет в Черновцах. В 1892 году он с успехом защищает диплом и проводит год в Венском университете. В 1893—1901 годах уже преподает в Богословском училище в Рельеве. 6 сентября 1895 года принимает монашеский постриг с именем Петр в монастыре Житомислич. В течение двух последующих дней происходит его рукоположение в сан иеродиакона, а затем иеромонаха.

Неутомимый труженик и талантливый педагог, отец Петр пользовался особой любовью семинаристов. Он был скромен, любезен в обхождении и искренен. 20 июля 1901 года иеромонах Петр назначается консисториальным советником Дабро-Боснийской митрополии, в 1903 году производится в архимандриты. На этой должности его и застало избрание митрополитом Захолмско-Герцеговинским. Известие об этом избрании было встречено в православной Герцеговине с особым воодушевлением. 27 мая 1903 года в кафедральном соборе Мостара состоялось хиротония нового владыки. В торжественном богослужении приняли участие три православных архиерея, на торжествах присутствовал австрийский имперский комиссар барон Апель и около 300 народных депутатов.

Новому архиерею предстояла нелегкая задача — восстанавливать запущенную епархию и одновременно вести тяжелую борьбу с австрийскими властями за сербскую автономию в сфере школьного образования. Борьба эта в известной мере завершилась в 1905 году, после чего митрополит Петр мог больше времени посвятить работе церковных органов, постройке храмов и организации сербских школ. Помимо многочисленных храмов, им был построен большой митрополичий двор в Мостаре, а в монастыре Житомислич открыто монашеское училище.

В это время в Боснии и Герцеговине произошло несколько крупных политических событий, негативно повлиявших на положение Сербской Церкви и народа. В 1908 году Австро-Венгрия произвела аннексию Боснии и Герцеговины, и все надежды на скорое освобождение от иностранного владычества рухнули. Затем последовала череда Балканских войн, а начало Первой мировой войны было ознаменовано арестами, убийствами и террором в отношении православного духовенства. Несколько священников вверенной владыке Петру епархии были убиты или казнены, а другие окончили свои дни в концентрационных лагерях. Сам митрополит Петр во время войны оставался на своей кафедре и делал все возможное, чтобы облегчить положение своей паствы. Бесстрашный защитник народных и церковных интересов, он неоднократно проявлял готовность идти до конца. Накануне объявления Австро-Венгрией войны Сербии, митрополит Петр во время беседы в кафедральном соборе потребовал от присутствовавшего австрийского генерала, чтобы власти прекратили изгнание сербов Боснии и Герцеговины, обещая в противном случае обратиться к императору или призвать сербский народ к восстанию. Во время разразившегося вскоре голода митрополит собирал детей и переправлял их в более благополучные районы.

После Первой мировой войны на карте мира появилось новое государство — Королевство сербов, хорватов и словенцев, получившее впоследствии название Югославия. Босния и Герцеговина вошли в его состав, и митрополит Петр активно включился в работу по объединению частей Сербской Церкви.

После окончательного восстановления патриархии он был перемещен в Сараево на митрополичью Дабро-Боснийскую кафедру, продолжая при этом осуществлять административное управление Захолмско-Герцеговинской епархией. Его деятельность по-прежнему была направлена на евангельское благовестие, проповедь мира и добрососедства в многонациональной Боснии. Многие боснийские мусульмане и католики хорваты хорошо знали и уважали митрополита Петра. Когда он отправлялся на прогулку через мусульманский квартал, местные торговцы и ремесленники выходили, чтобы с почтением поприветствовать его. Каждое Рождество он лично посещал и поздравлял местного католического архиепископа.

За время его управления митрополией было построено и освящено множество новых храмов и колоколен. Перед Второй мировой войной в Новом Сараево по проекту архитектора Александра Декоро был воздвигнут великолепный храм Преображения Господня. В планах у митрополита было строительство семинарии в Сараево, но начало войны не позволило этому осуществиться. В Дабро-Боснийской митрополии плодотворно действовало «Братство святого Саввы», занимавшееся распространением книг и журналов религиозно-нравственного содержания и организацией лекций. Под руководством Церкви осуществлялись благотворительные акции, действовали детский дом, детский сад и столовая для сирот. Особое внимание митрополит уделял преподаванию Закона Божьего, уроки которого сам нередко посещал. Владыка установил удивительную гармонию в отношениях с духовенством и народом. Им было рукоположено около 40 священников. За свои труды митрополит Петр был награжден орденом святого Саввы (I степени), звездой Карагеоргия и орденом Белого Орла (IV степени). О степени авторитета митрополита Петра говорит то, что во время избрания нового Предстоятеля Сербской Церкви в 1938 году, он был одним из главных кандидатов на патриарший престол.

Нападение Германии и ее союзников на Югославию в апреле 1941 года застало митрополита Петра на кафедре в Сараево. Из-за сильных бомбардировок владыка на некоторое время покинул город, но 21 апреля вернулся в свою резиденцию. В это время в Сараево уже орудовали отряды усташей, повсюду проходили аресты и погромы, но желание быть со своей паствой превозмогло предостережения близких. О мужестве архипастыря говорит и то, что в это время он уже знал об убийстве епископа Банялукского Платона (Йовановича). Получая советы перебраться в более безопасное место, митрополит наотрез отказывался от таких предложений: «Там, где я делил с народом добро, я точно так же разделяю с ним зло, и поэтому должен разделить с народом судьбу и остаться на своем месте».

27 апреля 1941 года в здании митрополии провели обыск гестаповцы. Один из немецких офицеров спросил у владыки: «Вы тот самый митрополит, который хотел войны с немцами?», — добавив при этом, что за это владыку следовало бы убить. На оскорбительные обвинения в отношении сербских архиереев митрополит Петр смело ответил: «Господин, вы жестоко ошибаетесь, мы не виноваты в войне, мы ни на кого не нападали, но мы не даем себя истребить: мы не капля воды, которую легко проглотить, а народ, имеющий право на жизнь…»

Вскоре земли Боснии и Герцеговины были включены в состав марионеточного Независимого государства Хорватия. Одним из первых официальных распоряжений властей «независимой» Хорватии стал запрет употребления кириллицы. В начале мая 1941 усташский комиссар Боснии католический священник Божидар Брале позвонил митрополиту Петру и потребовал, чтобы он дал распоряжение своему духовенству и церковным общинам не использовать кириллицу. Надписи на официальных документах и печатях должны были быть срочно заменены на латиницу. При этом Брале заявил, что если в назначенное время это не будет сделано, ответственность ляжет непосредственно на митрополита Петра. Ответ владыки был краток: «Кириллица не может исчезнуть за 24 часа, а кроме того, война еще не окончена». После войны Божидар Брале, обвиняемый в аресте митрополита Петра, предстал перед судом. На процессе он отрицал свою причастность к расправе над архипастырем, но в протоколах суда было записано: «По показаниям свидетелей, Зимоньич исчез после телефонного разговора с обвиняемым, во время которого обвиняемый кричал на Зимоньича и угрожал ему…»

Твердая позиция архипастыря проявилась и в его отказе совершить благодарственный молебен в честь главы усташского государства палача Анте Павелича. Отдавая себе отчет в происходящем, митрополит Петр ожидал ареста в любой момент, но на советы об отъезде отвечал отказом.

12 мая 1941 года в митрополию пришли усташские полицейские и увели митрополита Петра в свое управление, откуда он был отправлен в общую тюрьму. 17 мая его доставили в Загреб и поместили в полицейскую тюрьму. По свидетельству одного из его сокамерников, несмотря на сильную усталость и преклонный возраст, владыка держался мужественно и своим поведением влиял на настроение других арестованных. Из Загреба митрополита Петра перевели в лагерь Керестенац, где его обрили, отняли мантию и подвергли жестоким издевательствам. Позднее митрополит Петр был отправлен в концентрационный лагерь Госпич, где его также ждали пытки и издевательства. По свидетельству очевидцев, его водили под дождем по лагерному двору, били прикладами и, издеваясь, заставляли произносить проповеди перед заключенными.

Дальнейшая судьба митрополита доподлинно не известна. На протяжении 1941−1942 годов Священный Синод Сербской Православной Церкви неоднократно пытался выяснить судьбу архиерея и добиться его освобождения, но безрезультатно. По одной из версий митрополит был переведен из Госпича в лагерь Ядовна, где был убит ударом молотка по голове, а тело его было сброшено в одну из пропастей, ставших могилами для тысяч невинных жертв. По другой версии митрополит Петр был убит в концлагере Ясеновац, а его тело сожжено в печи для обжига кирпичей. Место погребения священномученика так и осталось неизвестным. Однако бесспорным является то, что он принял мученическую кончину за Христа и верность православию, до конца исполнив слова Спасителя: «Пастырь добрый душу свою полагает за овцы» (Ин. 10, 11).

Память о владыке Петре, народном герое и мученике, навсегда осталась в сердцах его верной паствы.

В 1998 году Архиерейский Собор Сербской Православной Церкви прославил митрополита Петра в лике священномучеников. Сейчас в его честь построено уже несколько храмов.

Протоиерей Иван Гргур, священник из родного края священномученика Петра:

Всякое житие, не только святых, но и простых людей, имеет две стороны — земную и небесную, телесную и духовную. Митрополит Петр шел путем герцеговинских героев, подобно своему отцу воеводе Богдану, но неоспоримо, что его жизнь похожа на жития святых людей. Он был и человеком из народа, и добрым пастырем стада Христова — добросовестный, достойный, добродетельный зодчий, строитель и труженик в винограднике Господнем, соединивший в себе сущность православной веры с сущностью народной души… Он был человеком мягкой природы, полный такта и ума; его труд был спокойным, монашеским, преданным Богу, Церкви и народу. Это была личность выразительного светлого характера, которая поэтому и заняла особое место в тяжелые времена. Человек, чье имя и дело глубоко врезалось в душу и сердце сербского народа. Старательный собиратель духовной и моральной силы в себе самом и лучший выразитель этой силы в широком церковно-народном плане. Всей своей жизнью и деятельностью митрополит Захолмско-Герцеговинский и Дабро-Боснийский Петр (Зимоньич) принадлежит к числу наиболее значительных и заслуженных представителей Сербской Церкви и народа сербской Боснии и Герцеговины.

http://tserkov.info/numbers/novomuch/?ID=2242


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru