Русская линия
Русский дом Надежда Ильичёва20.07.2007 

Всё суетное презревшая
600 лет со дня преставления преподобной Евдокии, инокини Евфросинии, Великой княгини Московской, +20 июля, 1407 год

Княгиню величали подлинной Хозяйкой Москвы, она незамедлительно являла помощь тем, кто оказывался в трудных обстоятельствах. Прямая, стройная, строгая, немногословная, как и при жизни, она не оставила свой город и после смерти. Есть много тому свидетельств.

600 лет со дня преставления преподобной Евдокии, инокини Евфросинии, Великой княгини Московской
600 лет со дня преставления преподобной Евдокии, инокини Евфросинии, Великой княгини Московской
Одна благочестивая старица, которой Бог даровал долгую жизнь, рассказывала, как в отрочестве хотелось ей ходить в храм по воскресениям утром и вечером, а родители не разрешали. Тогда она, помолясь за ранней и поздней литургией в приходской церкви, не заходя домой, шла в кремлёвские монастыри на духовные беседы и там оставалась еще и на Всенощную. Целый день голодная, вернётся домой — отец в воспитательных целях не разрешает покормить её. А есть-то очень хотелось, — девочке было всего 12 лет. И вот в одно из воскресений решилась она просить помощи у Хозяйки Москвы. Подошла к раке преподобной Евфросинии (храм после литургии был пуст), встала на колени и начала молиться: «Матушка Евфросиния, помоги мне, сделай так, чтобы мне есть не хотелось». Приложилась к иконе, пошла из храма и вдруг увидела перед собой высокую, величественную монахиню. В руках она держала огромную просфору. Протягивает её девочке и ласково говорит: «Вот тебе просфора. Возьми её и поешь».

«Я взяла её молча, не смея и слова вымолвить, — вспоминала старица, — а она повернулась и спокойно, как бы плывя по воздуху, направилась к алтарю и исчезла, подойдя к Царским вратам. Тут я опомнилась и с несомненной уверенностью поняла, что это была сама преподобная Евфросиния Московская. Просфора была такая вкусная, что и передать нельзя. И батюшка мой после этой моей встречи с Хозяйкой Москвы разрешил мне ходить по воскресениям в храм утром и вечером».

А доживший почти до ста лет почтенный старец рассказывал из своего детства: ему было всего семь лет, брату — шесть. «Когда, заблудившись в переулках Китай-города, мы оказались у Спасских ворот близ Вознесенского монастыря, где покоились мощи преподобной Евфросинии, я не вошёл туда, но вошла моя молитва. И преподобная Евфросиния, Великая княгиня Московская, встала из своей раки и привела нас домой. Я в это верю. Я это знаю».

До пострига в монашество преподобную Евфросинию звали Евдокией, что в переводе с греческого означает «благоволение». Она была дочерью Суздальского князя Димитрия, а в 1367 году стала женой святого благоверного князя Димитрия Донского, победившего татаро-монголов на Куликовом поле. Брачный союз Евдокии и Димитрия объединил Московское и Владимиро-Суздальское княжества. Это было началом объединения всей Древней Руси, началом освобождения её от монгольского ига. В эти тяжёлые времена Евдокию почитали как мать всего русского народа, защитницу убогих и обиженных. Она каждый день ходила в храм и утром, и вечером, непрестанно молилась о Русской земле, раздавала бедным всё, что имела, сама же одевалась очень скромно. Со всеми, и бедными, и богатыми, она разговаривала приветливо и кротко, но немногословно. Её духовными руководителями были преподобный Сергий Радонежский и святитель Московский Алексий. Известно, что преподобный Сергий сам крестил её старших сыновей. А всего детей было восемь: пятеро сыновей и три дочери. Она воспитала их в духе христианской любви. Сыновья стали славными защитниками Отечества.

Можно с уверенностью сказать, что все русские жёны, провожавшие со слезами своих мужей на Куликово поле и непрестанно молившиеся о них, стали победительницами в той битве. А многие и мученицами, потому что остались вдовами с малыми детьми на руках. Евдокии же было ещё труднее. Во время отсутствия мужа она была державной правительницей Руси, даже плакать не имела права. Всем своим видом должна была вселять в окружающих чувство уверенности в победе. Глядя на неё, люди должны были понимать: грешно отчаиваться. С нами Бог.

Её израненный муж, Великий князь Димитрий Донской, похоронив всех падших воинов, вернулся домой с победой. В честь этого великого события Евдокия повелела построить в Кремле храм Рождества Богородицы. Но через два года её ждало новое испытание: в 1382 году хан Тохтамыш осадил Москву. Димитрий Донской отправился на север собирать войска, а княгиня с детьми осталась в Москве. И народ, видя спокойную, величественную княгиню, молящуюся в кремлёвских храмах, не собирался сдавать Москву неприятелю. Тохтамыш подлой хитростью взял Москву. И Евдокии пришлось отдать ему в заложники своего старшего сына, 13-летнего Василия. Этой жертвой она сохранила от разграбления и поругания Русскую землю, и один только Бог знает, сколько слёз пролила княгиня за те два года, когда сын её был добровольным пленником в Орде.

В 1389 году умер святой князь Димитрий Донской. После кончины мужа Евдокия надела власяницу (рубашку из колючей шерсти) и тяжёлые железные вериги. Но всё это было скрыто под богатым княжеским платьем. Ей приходилось принимать иностранных послов, никто из них не должен был думать, что Великая княгиня возрождающейся Руси выглядит хуже королев европейских стран. Были и осуждающие, не понимавшие, почему это при жизни мужа скромно одевавшаяся княгиня, овдовев, надела богатое платье. Об этом спрашивали и сыновей её. Те спросили у матери. Тогда она показала им свои вериги, но велела до её смерти никому об этом не сказывать.

Всё, что имела, она по-прежнему отдавала в церкви и монастыри, кормила и одевала нищих. В Кремле основала женский Вознесенский монастырь.

В 1395 году на Москву пошёл сметавший всё на своем пути непобедимый завоеватель всего Востока Тамерлан. В то время на всей земле не было войска, способного противостать ему. И тогда Евдокия посоветовала своему сыну, Великому князю Василию, перенести древний чудотворный образ, написанный по преданию апостолом Лукой, из Владимира в Москву. Всем известно, что в тот самый день и час, когда москвичи встретили Владимирскую икону на месте нынешнего Сретенского монастыря, Тамерлан отдал приказ своим войскам, уже стоявшим на берегу Оки, повернуть назад. Историки толкуют об этом эпизоде нашей истории и так, и этак. У православных есть об этом чуде своё предание. Сам же Тамерлан никому своё решение никак не объяснял: мог ведь за несколько часов уничтожить всё на русской земле, одно пепелище бы осталось. Но не стал. Или все-таки не мог? Конечно, не мог. Воли Божией не было.

В 1407 году, за полтора месяца до смерти, Евдокии явился сам Архангел Михаил и велел готовиться к скорой кончине. Тогда княгиня решила постричься в монахини. Когда она шла в монастырь на постриг, один слепец просил её исцелить его. Княгиня продолжала идти, вроде как не слыша его просьбы, но как бы случайно коснулась незрячих глаз рукавом своей одежды. И слепец прозрел.

При постриге подвижницу нарекли Евфросинией. Когда она умерла, плакал о ней весь народ русский. Но княгиня не оставила Русь, ставшую и по её молитвам Великой Россией. Множество больных исцелялось у её гробницы в Вознесенском монастыре Кремля. В 1929 году большевики разрушили монастырь, а мощи преподобной Евфросинии поставили в подвале Архангельского собора в Кремле.

Моли Бога о нас, преподобная мать наша Евфросиния!

http://www.russdom.ru/2007/20 0707i/20 070 705.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru