Русская линия
НГ-Религии Станислав Минин19.07.2007 

Лето Средневековья
Ватикан вновь показал миру свой консерватизм

Вот уже вторую неделю Папа Римский Бенедикт XVI находится в очередном отпуске. В поместье Лоренцаго ди Кадоре, что на границе Италии и Австрии, он дышит чистым альпийским воздухом, в тиши кабинета работает над вторым томом своей книги «Иисус из Назарета» и размышляет над содержанием новой энциклики. Папа «ушел в горы», успев укрепить во мнении всех тех, кто считает его понтификат консервативным и даже ретроградным. Сначала он пошел навстречу католикам-традиционалистам и восстановил в правах средневековую латинскую мессу, утвержденную еще на Тридентском Соборе в XVI веке. Затем он одобрил новый документ Конгрегации вероучения, ставящий под вопрос перспективы межхристианского диалога.

Нынешнего префекта Конгрегации вероучения кардинала Уильяма Джозефа Леваду и ее секретаря архиепископа Анджело Амато совершенно не случайно называют людьми Бенедикта XVI. В 2000 году они выступили апологетами программной для Йозефа Ратцингера декларации «Dominus Iesus», а некоторые ватиканисты и вовсе называют Амато ее соавтором. Именно Левада и Амато подготовили 16-страничный документ «Ответы на вопросы, касающиеся некоторых аспектов учения о Церкви», который уже в день публикации, 10 июля, обсуждали православные и протестанты во всем мире. «Ответы» дублируют основные положения «Dominus Iesus». В документе подчеркивается, что Церковь Христова во всей полноте пребывает лишь в Римско-Католической Церкви.

Православным Церквам, как считают в Конгрегации вероучения, «недостает» признания власти епископа Рима (то есть Папы), а протестантские общины согласно католическому учению и вовсе не могут называться Церквами, ведь у них отсутствует таинство священства и они «не сохранили истинную сущность таинства евхаристии». Более того, в Ватикане утверждают, что эти тезисы — никакой не «консервативный откат» от постановлений «толерантного» II Ватиканского Собора, а самое что ни на есть верное изложение их сути. «Ответы» (как и «Dominus Iesus») просто разъясняют, как правильно понимать следующий пассаж из принятой на Соборе догматической конституции «Lumen gentium» («Свет народов»): «Церковь Христова, установленная и устроенная в мире сем как сообщество, пребывает (substitit in) в Католической Церкви». Об этом в эфире Радио Ватикана заявил заместитель секретаря Конгрегации вероучения доминиканский монах Августин ди Нойа.

В Русской Православной Церкви на новый ватиканский документ отреагировали довольно сдержанно. Председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата (ОВЦС МП) митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев) отметил «честность» Святого Престола и заявил, что вести диалог гораздо легче, когда стороны хорошо знают позиции друг друга. «Такие заявления лучше, чем так называемая «церковная дипломатия», — приводит слова главы ОВЦС МП агентство Интерфакс. Митрополит Кирилл, что называется, «попал в яблочко»: при Бенедикте XVI Ватикан постепенно превращается в машину по производству «честных заявлений» (а вслед за ними — недоуменных опровержений и разъяснений), а настоящей дипломатии становится все меньше. Папа Ратцингер уже не раз и не два давал понять, что в управлении Церковью складывающаяся конъюнктура и реалии для него значат куда меньше, чем «камень веры». Во что верит Бенедикт XVI, было понятно еще в 2000 году, когда свет увидела декларация «Dominus Iesus».

Протестантов (англикан, лютеран, кальвинистов) «Ответы» задели куда сильнее. Новый документ Конгрегации вероучения де-факто утверждает «неполноценность» их Церквей, а похлопывания по плечу (в том духе, что «для вас не все потеряно, кое-какие крупицы истины и святости вы все же сохранили») протестантов вполне обоснованно раздражают. «Ватикан жаждет власти», «диалог, который ведет Святой Престол, несерьезен» — такие обвинения посыпались на головы Папы и его «команды» уже 10 июля. На следующий день разрядить ситуацию решил глава Папского Совета по содействию единству христиан кардинал Вальтер Каспер. Но сделал он это, мягко говоря, неубедительно: «В документе не говорится о том, что протестантские Церкви — не Церкви, но лишь о том, что они не являются Церквами в том смысле, какой слову «Церковь» придает Католическая Церковь». Комментарии излишни…

Особенность риторики Святого Престола — объяснять любое решение, даже самое консервативное, желанием воплотить в жизнь постановления II Ватиканского Собора. Между тем 8 июля Ватикан широко открыл двери непримиримым критикам Собора и его литургической реформы, противникам экуменического диалога (прежде всего диалога с протестантами), последователям некогда запрещенного в служении архиепископа Марселя Лефевра — католикам-традиционалистам из Братства св. Пия X.

В этот день было опубликовано motu proprio Бенедикта XVI «Summorum Pontificum». Папа позволил общинам, желающим совершать литургию по миссалу (литургическому служебнику) 1962 года (а не по «послесоборному» миссалу 1970 года), не обращаться за специальным разрешением к местному епископу. Старой Тридентской мессе, с латинским языком богослужения и священнослужителем, стоящим лицом к алтарю (но спиной к верующим), дали «зеленый свет», за что лидер лефевристов епископ Бернар Фелле 12 июля поблагодарил Бенедикта XVI официальным письмом.

И тут не обошлось без эксцессов. Американская Антидиффамационная лига, организация, занимающаяся защитой прав евреев, назвала решение Папы «ударом по отношениям между католиками и иудеями». Дело в том, что миссал 1962 года предписывает католикам в Страстную пятницу молиться об обращении иудеев, произнося при этом такие слова: «Помолимся и за иудеев, чтобы Бог и Господь наш снял покров с их сердец и чтобы они также познали Господа нашего Иисуса Христа». До 1962 года, когда Папа Иоанн XXIII слегка отредактировал текст литургии, он был еще более категоричен и призывал молиться о «вероломных иудеях». В послесоборной литургии текст молитвы был изменен полностью: католики просят Бога, чтобы «иудеи достигли полноты искупления». Об обращении иудеев в нем не сказано ни слова, и евреев во всем мире такая месса устраивает куда больше Тридентской.

Об иудеях в Ватикане, похоже, не подумали. А если и подумали, то все равно решили не сворачивать с избранного курса — на нормализацию отношений с традиционалистами и ультраконсерваторами. Сейчас общины, тоскующие по Тридентской мессе, немногочисленны, многие священники не знают латыни — уже позабыли! Но спрос рождает предложение. Кто сказал, что старая месса не окажется привлекательной для католической молодежи или неофитов со свойственным им максимализмом в области религиозного поиска?

Тридентская месса — наследие Контрреформации, Собора 1545−1563 годов. Сегодня любой иерарх в Римской курии скажет вам, что диалог с протестантскими деноминациями для католиков «очень важен», не говоря уже о диалоге с православными. Тем не менее статусом наблюдателя при протестантско-православном Всемирном Совете Церквей Ватикан пользуется лишь формально, а витиеватый язык его догматических документов плохо камуфлирует вполне средневековую обличительную риторику, заявления об уклонении других Церквей от истины по сути — обвинения их в ереси. О каком межхристианском диалоге может идти речь при таком раскладе? Остается одно: совместно осуждать «нравственный релятивизм», материализм, глобализм и сетовать на то, что в проект Конституции ЕС никак не внесут упоминание о христианских корнях цивилизации Старого Света…

http://religion.ng.ru/facts/2007−07−18/1_leto.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru