Русская линия
Фонд стратегической культуры Андрей Арешев17.07.2007 

Косово и Карабах: аналогии мнимые и подлинные

Cравнение Косова с непризнанными постсоветскими республиками давно уже стало излюбленной темой авторов, анализирующих развитие ситуации на Балканах и в Закавказье. В частности, в Армении стали раздаваться голоса, утверждающие, что в случае предоставления Косовскому краю, пусть и условной, но все же независимости, возможно решение карабахского вопроса по аналогичному сценарию. И это несмотря на инфоручастившиеся заявления высокопоставленных европейских чиновников о неизменной поддержке территориальной целостности Азербайджанской Республики в границах бывшей Азербайджанской ССР и не менее уверенные высказывания о том, что «косовский прецедент» не будет распространяться на непризнанные (правильнее говорить — самоопределившиеся) государства Закавказья и Приднестровье.

В свою очередь, в Баку в последнее время активно пытаются заручиться симпатиями официального Белграда. И это на фоне углубляющегося военно-политического сотрудничества Азербайджана с НАТО и США, — то есть с теми, кто на протяжении последних 15-ти лет методично крушил и добивал сначала Югославию, а затем и Сербию. Так, в рамках проходившей недавно недели НАТО в Азербайджане во втором по величине городе республики — Гяндже был открыт очередной (и явно не последний) Евроатлантический центр1. По некоторым сведениям, в Баку могут в 2012 году отказать России в аренде Габалинской РЛС2 и передать этот стратегически важный объект целиком под контроль США. Здесь можно вспомнить также о проекте «Каспийский страж», модернизации аэродромов, строительстве новых РЛС (в том числе в Хызы на границе с Россией) 3 и о многом другом.

В то же время американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Мэтью Брайза отказался комментировать вопрос признания Соединенными Штатами территориальной целостности Азербайджана: «Идут обсуждения вокруг вопроса, какой из принципов — территориальная целостность Азербайджана или же право народа на самоопределение — является приоритетным. По этому поводу нет ни универсальной формулы, ни какого-то подхода, принятого на международном уровне». 4 Именно так: всего лишь «идут обсуждения». Это, заметим, несколько отличается от интерпретации Араза Азимова: азербайджанский дипломат полагает, что «Вашингтон всегда признавал независимость и территориальную целостность Азербайджана».

Очевидно, стремление набрать дополнительные дипломатические очки в обоснование притязаний на Карабах вынуждает официальный Баку обращаться во все стороны. Шаткость правовых позиций заставляет тамошнее экспертно-аналитическое сообщество то уповать на помощь такой видной мировой державы как Польша5, то мечтать о решении своих вопросов с помощью новой «большой тройки» (США, Россия, Азербайджан), то обсуждать роль и место в решении карабахской проблемы «миротворческого батальона» ГУАМ. А еще азербайджанские СМИ активно тиражируют высказывание президента Сербии Бориса Тадича о схожести конфликтов в Косове и Карабахе, а сербский политолог С. Самарждия (если, конечно, верить бакинской газете «Эхо») ставит Карабах, пусть и косвенно, в один ряд не только с Косовом, но и с Чечней6.

Есть ли хоть какая-то почва под всеми этими аналогиями? Если говорить, например, о правовом статусе Косова в составе еще социалистической Югославии, то, будучи автономией в составе Сербии, край обладал (по Конституции 1974 года) практически всеми теми же правами (если не большими), что и остальные республики — Хорватия, Босния и Герцеговина и др. 7 То есть Косово представляется скорее аналогом Азербайджана в составе бывшего Советского Союза, но никак не Нагорного Карабаха, автономия которого в составе Азербайджанской ССР последовательно урезалась. Сравнение динамики этнодемографических процессов в Косове и Карабахе также весьма показательно. Например, в Нахичеванской автономии от многочисленного некогда армянского населения осталось к 1988 году всего два села. Подобная тенденция существовала и активно поощрялась властями Азербайджанской ССР и в Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО), в чем откровенно признавался незадолго до своей кончины Гейдар Алиев8. В свою очередь, вытеснение сербов из Косова и Метохии, заселение края албанцами приобрели системный характер еще во времена Иосипа Броз Тито. Так, доля сербского населения в крае в 1961—1981 гг. снизилась с 27.5% до 15%. После развала единых СССР и Югославии «конфликты слабой напряженности» в Косове и Азербайджане автоматически перешли в свою открытую фазу.

Карабахские армяне в ходе навязанной им кровопролитной войны, в условиях многократного превосходства противника в живой силе и технике, сумели отстоять свое право жить на своей земле. Можно смело предположить — не будь ныне Нагорно-Карабахской Республики (НКР), армянские жители края либо разделили бы трагическую судьбу краинских сербов, либо — в «лучшем», так сказать, случае — передвигались бы от одного села к другому под охраной иностранных оккупантов, ежеминутно рискуя получить пулю в спину, как оставшиеся немногочисленные сербские жители Косова и Метохии.

Это особенно важно подчеркнуть сейчас, когда западные пропагандистские структуры начали активную кампанию, адресованную, прежде всего, общественному мнению в России. Цель кампании — попытаться доказать, что в Косове под мудрым руководством НАТО царят тишь да гладь да божья благодать. В России рупором этой кампании являются специфические печатные и электронные СМИ вроде радиостанции «Эхо Москвы», на волнах которой Наргиз Асадова сообщает: «Вообще в последний год инцидентов в Косове не было». 9 Не убивают, не похищают, не разрушают — ничего. По законам ведения информационных войн это может означать одно: информационную подготовку к распространению «успешного» косовского опыта НАТО на четыре постсоветских самоопределившихся государства — Приднестровье, Южную Осетию, Абхазию и Нагорный Карабах (хотя в последнем случае, руководство альянса заявляет, что не вовлечено в урегулирование конфликта).

Благостная картина, которую рисуют «эховские» спецпропагандисты, далека от действительности. Только за апрель 2007 года и только в Митровице произошло более десятка инцидентов, связанных с нападениями на сербов10. В анклаве Ораховац до сих пор наготове лежит колючая проволока, чтобы в любой момент можно было пресечь проникновение албанцев.11

А вот что говорит епископ Рашко-Призренский Артемий: «За восемь лет на территории Косова и Метохии совершены бесчисленные злодеяния: этническая чистка путем изгнания 250 тыс. сербов и представителей других неалбанских национальностей; убийства невинных гражданских лиц (около 1300) от маленьких детей до 90-летних стариков; похищение более 1000 человек, о судьбе которых мы до сих пор ничего не знаем; сотни сел сравнены с землей; десятки тысяч домов сожжены, ограблены и насильно захвачены; 150 церквей и монастырей сожжены, разрушены и осквернены. Даже мертвые лишены покоя. Многие кладбища осквернены, а памятники разрушены, могилы раскопаны, а кости разбросаны"12.

Заметим к этому, что посетившие Косово в мае 2007 г. члены делегации Совета Безопасности ООН были неприятно поражены низким уровнем экономического развития края, якобы готового к независимости13. И это несмотря на отсутствие блокады (в отличие от блокированного Карабаха) и огромную помощь европейских доноров. Зато магазины Приштины ломятся от контрабанды, которая, наряду с наркоторговлей, является одним из основных источников существования местных жителей. О фактах масштабного разворовывания средств, поступающих в виде западной помощи, упоминает та же Н. Асадова14

Политические методы косовских албанцев в борьбе за их «независимость» также разнообразием не блещут: угрозы, шантаж, агрессивные демонстрации. Мол, если не признаете нас, получите очередную порцию насилия и погромов.

Видимо, подобные методы устраивают верхушку ЕС гораздо больше, чем референдумы и выборы, которые (заметим опять-таки в порядке сравнения) в том же Нагорном Карабахе проводятся исправно. Предстоящие 19 июля 2007 г. выборы Президента НКР уже удостоились резко негативных отзывов со стороны поклонников косовского криминального квазигосударства в Брюсселе и Страсбурге. Что ж, выборы нужны карабахскому народу, а отношение к ним со стороны ПАСЕ и Совета Европы лишний раз показывает, во что на самом деле ценят там «универсальные» ценности свободы и демократии.

В условиях, когда политические предпочтения Запада проступают столь отчетливо, необходимы соответствующие выводы. Демократические атрибуты, разумеется, важны, но не как самоцель, а ровно в той мере, в какой они способствуют социально-экономическому развитию общества и укреплению государства. Не менее важно и наличие национальной идеи, одинаково близкой всем слоям народа15. Иначе любые выборы будут работать лишь на раскол общества.

И это относится не только к Карабаху…



1 http://news.trendaz.com/cgi-bin/readnews2.pl?newsId=955 312&lang=RU

2 Бывшее название населенного пункта Габала — Куткашен.

3 http://www.day.az/news/world/83 411.html

4 http://ru.apa.az/news.php?id=36 131

5 Нефть в обмен на территории. Эхо. 12 июля 2007 г.

6 Эхо (Баку). 10 июля 2007 г.

7 http://www.svoboda.org/programs/SP/1999/sp-66.asp

8 Зеркало 23 июля 2002 г.

9 http://www.echo.msk.ru/guests/11 723/

10 http://www.peacekeeper.ru/?mid=3706

11 Косово: альтернатива есть // http://www.globalaffairs.ru/printver/7385.html

12 http://www.rusk.ru/newsdata.php?idar=212 830

13 Косово: альтернатива есть // http://www.globalaffairs.ru/printver/7385.html

14 «Коммерсант», 11 июля 2007 г.

15 Еще в самом начале строительства дрмбонского медно-молибденового комбината (в Мардакертском районе) его директору был задан вопрос: «Зачем строить такое дорогостоящее предприятие, если еще неизвестно, мирное ли будущее ждет НКР?». Ответ был краток: «Если начнется война, вместе с рабочими возьму в руки автомат и буду защищать Арцах». — «Голос Армении», 12 июля 2007 г.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=853


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru