Русская линия
Русский домСвященник Иоанн Миролюбов16.07.2007 

Не настало ли «…время собирать камни»?

Статья священника Даниила Сысоева о старообрядцах в N4 вызвала широкий отклик среди наших читателей. Предлагаем новую публикацию на эту тему.

Единство Церкви есть основной принцип Её бытия. От Заповеди Господней: «Да будут все едино» (Ин. 17, 21) и до призыва апостола Павла «сохранять единство духа в союзе мира» (Еф. 4, 3), а также до постоянно слышимых нами в храме молитв «о соединении всех», христианское богослужение наполнено призывами к церковному единству. Всякое разделение переживается церковным народом с глубокой скорбью. Радость о новом приобретении заблудшей овцы должна, по Евангелию, превосходить радость о девяносто девяти, находящихся в стаде (Мф. 18,12−13).

Что же, в таком случае, должно быть главным оружием церковного пастыря, подвизающегося на миссионерском поприще: сострадательная любовь или обличительный гнев? Вопрос, вроде бы, риторический, но он приобрёл вдруг практическое значение.

Недавно созданная Комиссия Русской Православной Церкви по делам старообрядных приходов и по взаимодействию со старообрядчеством не занимается миссионерской деятельностью, она уполномочена Архиерейским Собором (2004 г.) и Священным Синодом обладать некоторыми знаниями об историческом опыте прежней миссионерской деятельности, из которого, между прочим, следует, что даже малая доля неправды в устах церковного проповедника всегда ведёт только к отрицательному результату.

Это особенно касается тех священнослужителей, которые решаются писать о церковных расколах, ибо, игнорируя при этом мнение и позицию собственного Священноначалия, они невольно добиваются обратного желаемому результата: не обличают, а оправдывают своих оппонентов.

Позиция Священноначалия Русской Православной Церкви по вопросу взаимоотношений со старообрядцами и поисках путей уврачевания раскола изложена не в каком-либо одном малоизвестном постановлении, а содержится во множестве соборных церковных документов как прошлого, так и нынешнего столетия. Это и материалы о снятии клятв 1666—1667 гг. со старых русских церковных книг и обрядов, которые Поместный Собор 1971 года назвал «равночестными и равноспасительными», и исполненное подлинной христианской любви «Обращение ко всем держащимся старых обрядов православноверующим христианам, не имеющим молитвенного общения с Московским Патриархатом» Поместного Собора 1988 года, и, наконец, постановление Архиерейского Собора 2004 года, учредившее, помимо прочего, особую Комиссию Русской Православной Церкви по делам старообрядных приходов и по взаимодействию со старообрядчеством. Последнее постановление было принято Собором после выступления Председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, который проанализировал отношения со старообрядцами Русской Православной Церкви и сделал вывод о необходимости идти путём дальнейшего укрепления сотрудничества с ними и установления «добрых и доверительных взаимоотношений», что особенно необходимо перед лицом современных глобализационных вызовов.

Нет необходимости убеждать православных русских людей в том, что перед лицом угрозы потери национальной идентичности старообрядцы — наш ближайший и естественный союзник. Во всяком случае, к тому есть объективные предпосылки: у нас одна Родина, одна история, одна вера и общие нравственные ценности. Так зачем же «вбивать клин» в наши отношения со старообрядцами, которые постепенно становятся действительно добрыми и доверительными? Почему, на каком основании, старообрядцам нужно внушать, что «Русский Дом» — не их дом, что они в нём чужие? Старообрядцев ведь и в самом деле не однажды уже враждебные нашему Отечеству силы пытались противопоставить всему русскому народу. Эти усилия, увы, продолжающиеся до сих пор, пока ещё были безуспешными. А потому не выглядят ли нынешние попытки отторгнуть старообрядцев от русских корней, по сути своей провокационными, несущими в себе дух разделения?

Принимая к руководству соборные постановления, во многих епархиях, где имеется значительное число старообрядцев, стремятся жить с ними в мире и согласии. Старообрядцы вместе с духовенством РПЦ совершают паломничества, их молодёжь обучается в православных духовных учебных заведениях и т. д. Всё чаще видны теперь представители старообрядцев на значимых церковно-общественных форумах, всё слышнее их голос в общенациональных изданиях. Однако достигнутый уровень взаимоотношений всё еще чрезвычайно хрупок, у нас много недоброжелателей, в интересах которых сохранить раскол старый, спровоцировать несколько новых. Это — реальность.

Напомним один важный и сравнительно недавно принятый церковный документ, возможно, менее доступный, чем соборные решения. Речь идёт о постановлении Священного Синода Русской Православной Церкви от 4 июня 1999 года: «…Призвать издательства, выпускающие церковную литературу, применять критический подход к переизданию литературы, напечатанной в дореволюционное время, когда под влиянием светской власти старообрядчество критиковалось некорректными и неприемлемыми методами». Но, увы, такая литература время от времени переиздаётся.

Любого борца с церковными расколами ждёт немало искушений: надо ведь в пылу полемики сохранить выдержанность в рамках христианской этики, научной корректности, избежать применения сомнительных методов защиты собственной правоты. Подробный разбор содержания статьи священника Даниила Сысоева здесь не уместен. Это вовсе не дело православной Комиссии по старообрядчеству. Однако некоторые общие замечания необходимо сделать, чтобы показать, что таким образом свидетельствовать о правде Православия сегодня нельзя, поскольку несоблюдение элементарных правил полемики причиняет урон не только установившемуся уровню взаимоотношений, но может и оскорбить чувства читателя.

В первой части своей статьи о. Даниил Сысоев отказывает старообрядцам в праве считать себя православными. Излишняя радикальность взглядов сослужила здесь автору плохую службу: серьёзные и справедливые аргументы, которые православный богослов в принципе может предъявить старообрядцам, совершенно недопустимо высказывать газетно-фельетонным стилем, изобилующим пренебрежительно-уничижительными выражениями. В статье есть призывы к христианской любви, но нет самой любви. Есть непреодолимое желание унизить и даже оскорбить оппонента, что ни в одной полемике никогда не даёт позитивного результата.

Недопустимым представляется и чередование серьёзных аргументов с крайне сомнительными. Откуда автор вынес убеждение, что двоеперстие появилось на Руси лишь в XIV веке, а Символ веры был подвергнут изменению во второй половине XVI века, т. е. после Стоглавого Собора? — Нужны ссылки на источники. Не менее сенсационно выглядит и версия о генетическом происхождении старообрядцев от некоего старца Капитона, практически неизвестного самим старообрядцам. Из статьи совершенно непонятно, какие именно «архивные исследования» это подтвердили.

Укажем ещё на одну методологическую ошибку. Старообрядчество до сих пор не так уж малочисленно и вовсе неоднородно. Автору статьи это известно. А потому неизвинительно приписывать всем вообще старообрядцам мнение отдельных, пусть и старообрядческих по происхождению, сект, большинство из которых давно практически исчезло с лица земли.

Отец Даниил Сысоев совершенно не обременяет себя ответственностью за подлинность приводимых фактов, нет ни одной (!) ссылки на источники, автор ошеломляет читателя перечислением всех смертных грехов, которые, по его мнению, конечно же, абсолютно имманентны всем старообрядцам: разбойники, колдуны, прелюбодейцы, предатели, изменники, воры, язычники, наркоманы, кощунники, демонопоклонники, святотатцы и вообще… большевики. Лишь единожды старообрядцы встали на защиту Родины — в Великой Отечественной войне. Разумеется потому, что хотели защитить находившихся у власти безбожников.

Автор мог бы отнестись к поднимаемым им темам обстоятельнее. Если имелось намерение писать о старообрядческой семье, то следовало лично взглянуть на традиционно старообрядческие поселения, лучше за Уралом. Возможно, это во многом изменило бы мнение автора. Если имелось намерение разобраться со старообрядческим патриотизмом, то нужно было не пожалеть время на серьёзное изучение вопроса и обратиться к доступным ныне материалам по составу в той или иной степени оппозиционных российскому правительству организаций — от террористических кружков до масонских лож.

И вновь зададимся вопросом: так нужна ли сегодня полемика со старообрядцами? — Безусловно, нужна.

Но не для озлобления, а вразумления заблуждающихся. Не для нанесения обиды, а торжества Правды Божией! Для этого убеждать надо уметь с любовью. Кому оно нужно, убеждение без любви?

Священник Иоанн МИРОЛЮБОВ, кандидат богословия, секретарь Комиссии по делам старообрядных приходов и по взаимодействию со старообрядчеством

http://www.russdom.ru/2007/20 0707i/20 070 733.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru