Русская линия
Журнал Московской ПатриархииСвященник Александр Мазырин14.07.2007 

Попытки восстановления Патриаршества в 1935—1937 годы: малоизвестные страницы истории

Предлагаем вниманию читателей сокращенный вариант доклада заместителя заведующего отделом Новейшей истории Русской Православной Церкви Свято-Тихоновского университета иерея Александра Мазырина.

В современной церковно-исторической литературе довольно много внимания уделяется тайным выборам Патриарха в 1926 году. Однако до сих пор практически ничего не было известно о том, что попытки восстановить в Русской Православной Церкви Патриаршество предпринимались и в 1935- 1937 годы.

В мае 1935 года был ликвидирован Временный Патриарший Священный Синод при Заместителе Патриаршего Местоблюстителя митрополите Сергии (Страгородском, † 1944). Конечно, упразднение Синода не означало автоматической ликвидации церковного центра как такового. В связи с этим представляют интерес показания викария митрополита Сергия епископа Волоколамского Иоанна (Широкова, † 1937), данные им на следствии 3 июня 1937 года. Ему был задан вопрос о «нелегальном центре, возглавляемом митрополитом Сергием». Согласно протоколу, ответ звучал так: «В этот центр входят: ленинградский митрополит Алексей Симанский, киевский митрополит Константин Дьяков, архиепископ Питирим Крылов, митрополит Серафим Чичагов, епископ Сергей Воскресенский и я — Широков. Участниками центра были также ныне отбывающие наказание митрополит Серафим Александров и архиепископ Сергей Гришин… Указанный мною нелегальный центр сложился по инициативе митрополита Сергия Страгородского вскоре после ликвидации синода, причем эта ликвидация, как говорил мне Страгородский, была осуществлена по указанию НКВД. В задачу центра входили вопросы, направленные к укреплению православной церкви и к сплочению вокруг нее верующих масс… Свои функции нелегальный центр осуществлял в известной степени явочным порядком, так как значительная часть [членов] центра проживала вне Москвы. Под разными предлогами члены центра приезжали в Москву поодиночке или по нескольку человек и здесь высказывали свое мнение по тем или иным вопросам"1.

Помимо указанных в показаниях епископа Иоанна (Широкова) нелегальных участниках «церковного центра», в него еще вполне легально входил Управляющий делами Московской Патриархии (ранее Синода) протоиерей Александр Лебедев. В 1937 году протоиерей Александр был привлечен по одному делу с епископом Иоанном (Широковым) и группой других близких митрополиту Сергию церковных деятелей, в том числе архиепископом Великоустюжским Питиримом (Крыловым, † 1937?) — своим предшественником на посту Управляющего делами.

Из показаний протоиерея Александра следует, что вопрос о Патриаршестве постоянно поднимался в окружении митрополита Сергия. Так, на допросе 16 апреля 1937 года бывший Управляющий делами Московской Патриархии показал: «Митрополит Сергий Страгородский выразил свое живейшее согласие с митрополитами ленинградским Алексием Симанским и киевским Константином Дьяковым, выдвинувшими вопрос о том, чтобы провозгласить его патриархом всей православной церкви. Этот вопрос был выдвинут упомянутыми митрополитами 2 мая 1935 года на совещании руководителей церкви с участием митрополита Сергия"2. По-видимому, тогда вопрос об избрании Патриарха возник в связи с намечаемым упразднением Синода и восстановлением единоличного управления Церковью.

Согласно показаниям архиепископа Питирима (Крылова), инициатором возведения митрополита Сергия в патриаршее достоинство являлся сам протоиерей Александр Лебедев: «Вопрос о провозглашении Страгородского патриархом я, во время своего пребывания в Москве, актуальным не считал и не возбуждал его, — показал архиепископ Питирим 29 июня 1937 года. — Инициатором же присвоения Страгородскому звания патриарха был священник Лебедев Александр Васильевич. Этот вопрос, насколько мне известно, в активной форме поддерживался ленинградским митрополитом Алексеем Симанским и церковником Аксеновым Л. Д. Сам Страгородский тоже был склонен к тому, чтобы его провозгласили патриархом"3.

Не имея возможности остановить все нарастающий вал арестов духовенства и закрытия храмов, близкие Заместителю Местоблюстителя люди рассчитывали на то, что упрочить до некоторой степени положение Русской Церкви можно будет путем восстановления в ней Патриаршества. Этот вопрос поднимался и в 1936-м, и в 1937 году. Так, епископ Иоанн (Широков) на допросе 4 июля 1937 года показал: «В феврале 1936 года у митрополита Сергия Страгородского состоялось нелегальное совещание, на котором присутствовали: Симанский, Дьяков, Лебедев, Аксенов, я, епископ Жевахов (б. князь), епископ Шипулин4, митрополит Серафим Александров, священник Хотовицкий5 и другие. На этом совещании Дьяковым был возбужден вопрос о необходимости провозглашения митрополита Сергия Страгородского патриархом православной церкви. В данном случае Дьяков выразил наше общее мнение, так как мы понимали, что избрание патриарха может положить конец церковным распрям и создаст возможность для широкой работы по объединению вокруг Страгородского всех церковных течений. Так же отчетливо был поставлен вопрос об организации единства церкви и на втором нелегальном совещании 24 января 1937 года, в котором участвовали в основном те же самые лица. Вскоре после этого совещания Аксенов приступил к практической работе по подготовке избрания патриарха; мы составили списки архиереев для голосования кандидатуры Страгородского, причем голосование должно было производиться путем индивидуального опроса архиереев, включенных в списки"6.

Конечно, тема практической работы и составления списков архиереев весьма интересовала органы госбезопасности, и Леонид Дмитриевич Аксенов, проходивший с епископом Иоанном (Широковым) по одному делу, 23 июня 1937 года был особо допрошен на этот счет:

«Вопрос: Вы составляли списки архиереев т. н. православной церкви?

Ответ: Да, составлял.

Вопрос: Для какой цели?

Ответ: Списки архиереев я составлял для того, чтобы иметь возможность произвести опросным порядком выборы патриарха, т. к. на созыв церковного собора в настоящих условиях рассчитывать не приходилось. Эта моя работа относится к последнему времени, и для указанной цели я составлял списки действующих архиереев. Вообще же я занимался составлением и списка всех архиереев, т. е. действующих, находящихся на покое и отбывающих наказание. Последний список составлялся мной для истории православной церкви. Составляя списки действующих архиереев, я имел в виду определить необходимое большинство для выборов патриарха опросным порядком, но лично я, конечно, не имел намерения производить опрос архиереев.

Вопрос: Кого Вы имели в виду в качестве кандидата в патриархи?

Ответ: Лично я имел в виду митрополита Сергия Страгородского.

Вопрос: Вопрос о присвоении митрополиту Сергию Страгородскому звания патриарха уже обсуждался?

Ответ: Специального обсуждения этого вопроса в моем присутствии не было. Однако 8−9 марта 1936 года на собрании по случаю юбилея митрополита Сергия Страгородского этот вопрос возник в форме тоста, произнесенного киевским митрополитом Константином Дьяковым, выразившим пожелание, чтобы Страгородский был патриархом. На этом юбилее присутствовало около 25 человек, из числа которых я помню ленинградского митрополита Алексея Симанского, казанского митрополита Серафима Александрова, епископов Сергия Воскресенского7, Ивана Широкова и священника Лебедева. Так как со стороны присутствующих никаких возражений против этого не было, у меня сложилось впечатление, что вопрос о присвоении митрополиту Сергию Страгородскому звания патриарха возбуждается с ведома гражданской власти.

Вопрос: Какие практические задачи преследовались избранием патриарха?

Ответ: Избрание патриарха могло бы повести к объединению вокруг него всех церковных течений, ныне находящихся в оппозиции к митрополиту Сергию Страгородскому, и послужить условием для прекращения раскола в православной церкви"8.

Подробные показания о собраниях, на которых поднимался вопрос о патриаршестве, дал и протоиерей Александр Лебедев. 17 апреля 1937 года он показал: «В феврале 1936 года, под предлогом юбилея Страгородского, было устроено собрание, на котором присутствовали: епископ Иосаф Жевахов (б. князь), епископ Борис Шипулин, митрополит Серафим Александров, Алексей Симанский, Константин Дьяков, активный церковник Аксенов из Ленинграда и другие. На этом собрании митрополит Страгородский открыто заявил: «Православная русская церковь не всегда будет находиться в таком плачевном положении — мы еще доживем до времени ее расцвета и объединения».

Выступивший затем сотрудник ленинской библиотеки Георгиевский добавил, что объединение церкви произойдет именно под руководством Страгородского.

По другому случаю аналогичное собрание состоялось 24 января 1937 года с участием митрополита Константина Дьякова, епископа Григория Козлова, митрополита Феофана Тулякова, архиепископа Мефодия из Пятигорска (по фамилии Абрамкин), епископов Сергия Воскресенского, Ивана Широкова, Алексея Сергеева, священников Хотовицкого, Колчицкого, Ягодина, Смирнова А. П., Левашова, Сахарова, церковника Аксенова, Георгиевского и др.

На этом собрании Страгородский в ответ на речь Феофана Тулякова заявил, что его отношение к советской власти основано на маневрировании — с целью сохранить церковь в тяжелых для нее современных условиях"9.

Вероятно, определенные надежды на то, что решить вопрос о Патриаршестве удастся, внушало то обстоятельство, что в конце 1936 года власть разрешила повысить статус митрополита Сергия до уровня Патриаршего Местоблюстителя [в связи с ложным известием о кончине митрополита Петра (Полянского, † 1937)]. Через несколько месяцев, однако, против Церкви была поднята такая волна террора, что говорить о восстановлении Патриаршества стало просто немыслимо. Казалось, что Московская Патриархия вообще доживает последние дни.

Господь, однако, судил иначе. Пророческими оказались слова Блаженнейшего Сергия о том, что Православная Русская Церковь не всегда будет находиться в таком плачевном положении. В 1943 году власть была вынуждена изменить свою церковную политику, и в Русской Церкви вновь появился Патриарх.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 ЦА ФСБ РФ. Д. Р-49 429. Л. 187−188. Здесь и далее подчеркивания даны согласно протоколам допросов. Сохранено употребление строчных и заглавных букв.
2 Там же. Л. 27−28.
3 Там же. Л. 149−149 об.
4 Архиепископ Борис (Шипулин, † 1937). — Прим. ред.
5 Священномученик Александр Хотовицкий († 1937). — Прим. ред.
6 ЦА ФСБ РФ. Д. Р-49 429. Л. 208−209.
7 Митрополит Сергий Воскресенский († 1944). — Прим. ред.
8 ЦА ФСБ РФ. Д. Р-49 429. Л. 125 об. — 127.
9 Там же. Л. 38−39.
Священник Александр МАЗЫРИН,
магистр богословия,
кандидат исторических наук, доцент ПСТГУ

http://www.jmp.ru/jmp/07/03−07/08.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru