Русская линия
Православная книга России Юрий Куклачев11.07.2007 

«Научить быть добрым — невозможно. Можно только научиться»

— Юрий Дмитриевич, как случилось, что вы, известный на весь мир артист цирка, стали еще и детским писателем?

— Началось все с очень печального случая. Мне позвонил друг и сказал: «Слушай, сын умер». Двадцать пять лет. Что такое? Передозировка наркотиков. Я был в шоке. Молодой, красивый, ровесник моего сына — все, нету, похоронили. И я в очередной раз понял, какой это ужас и страшное зло — наркомания. Как спасти детей? И я задал себе вопрос: а почему я не стал наркоманом и пьяницей? Хотя в моем дворе пьянство тоже было. Очень многих людей моего поколения в 30 лет уже не было на свете — спились, отравились, одни кресты стоят. Почему я не последовал за ними? А потому что у меня всегда была цель. И когда я об этом подумал, я понял, что вот это и есть маленькая, но самая главная «зацепочка», нужно дать ребенку — цель. Тогда я сел и начал писать. И стал сочинять не анекдоты и просто развлекательные рассказы, а писать то, что способно по-настоящему «зацепить» ребенка, чтобы он о чем-то задумался. Наконец, чтобы могли мама-папа прочитать и с ним что-то пообсуждать. Я решил, как Аристотель, вести задушевный разговор. Начал вспоминать, что у меня происходило в жизни, припоминать какие-то житейские истории. Ну и, разумеется, художественно их обыгрывать. И так у меня появились короткие рассказы про слона, про медведя, про мартышку. Смешные дико рассказы. Я даже сам удивляюсь, как все получилось. Набрал 350 рассказов, сложил их в ряд, по темам, у меня получился «Первый урок». Он называется «Любовь», главное. Я считаю, слово во Вселенной. Так все и пошло. Теперь только встал, чайку попил — сразу за компьютер. Уединился и строчу. Я написал 4 книги, они прошли экспертный совет ученых, в министерстве образования поставили штамп «Разрешено». И самая великая похвала для меня, когда приходят дети и говорят: «Дядя Юра, мы прочитали все твои книги». И начинают обсуждать, задавать вопросы. Я с ними дальше веду беседу, даю полезные советы. Я так хитро написал эти книги, что там идут смешные рассказы, но между ними идет очень серьезный такой разговор. А в конце я им даю полезные советы, как воспитывать своих домашних кошек, собак.

— Какое место занимает духовная литература в вашей жизни?

-Достаточно сказать, что утром и вечером я псалмы читаю. Уже лет семь. И они очень меня спасают. В них заключен сильнейший энергетический код. Молитва — это не просто слова. Они столетиями эту силу накапливали. Там каждое слово вымерено, каждое слово доходит до сердца. Если с душой его говорить, а не бубнить. Мне некогда иногда в церковь ходить, но если есть в воскресенье возможность — я езжу к матушке Матренушке, мощи которой лежат в Свято-Покровском женском монастыре на Таганской улице. Рано, только где-то в шесть утра успеваю. Прихожу — а там уже человек сто стоит. Когда я выхожу в семь после службы — уже очень много людей, они идут, целыми автобусами приезжают. И правильно делают. Если ты пришел с чистым сердцем, Матренушка с тобой разговаривает. У тебя вдруг неожиданно различные мысли начинают появляться, в том числе и о том, о чем никогда не задумывался. Я это называю «мыслетворчество». Всегда, когда мне было тяжело, я обращался к ней. Например, когда я книги начал писать, и у меня не получалось, я пошел, мысленно говорю ей: «Что мне делать? Как писать? Помоги». Она говорит: «Успокойся, расслабься, пиши то, что сердце говорит». И вот сейчас у меня уже восемь книг. И еще три у меня пока в компьютере.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее о тех, которые еще не вышли.

— Книга «Бойцы армии добра и милосердия» — это книга битвы. Ведь самая главная битва, как писал Достоевский, на сердце человека. Потому что именно там помещается и любовь, и зло. В какой-то момент ты любишь, через день-два ты начинаешь ненавидеть. Вдруг начинаешь завидовать, злиться и искать. Я даю упражнения, которые помогают побороть это в себе. Вот это самая главная битва. Бороться за добро нужно начинать с себя.

— Все эти упражнения вы каким-то образом опробывали на себе?

— Да. Все, я что даю детям, я попробовал на себе. Многие упражнения я взял из практик театральных заведений, у Станиславского. Например, если актер зажат, нужно его раскрепостить — есть специальные упражнения. Актер не так сосредоточен, не так внимателен — дается другое упражнение. И когда нам это давали в театральном институте (Юрий Куклачев окончил Государственный институт театрального искусства по специальности «театральный критик» — Прим. ред.) я все записывал. Сейчас старые тетрадочки поднял — вот и пригодилось. Многое оттуда «вытаскиваю». Конечно, я что-то изменяю, адаптирую под детскую психологию, даю понятные ребятам образы. Ну, например, я им не говорю: «соблюдайте Заповеди». Они этого не пойдут. Рассказываю, что вся Вселенная живет по правилам. Даже самолет летит — у него свой коридор, пароход идет — только по фарватеру, машина едет — останавливается на светофоре. Кто не соблюдает правила — попадает в аварию. Так же и ты, говорю я, в своей жизни соблюдай правила. Рассказываю, что и животные живут по правилам. Причем у них это инстинкт. А ты обладаешь таким даром — мироздание наградило тебя способностью мыслить. У тебя и ответственность, значит, больше.

— Что представляют из себя разработанные вами «Уроки доброты»?

— Когда я написал первые книги и на экспертном совете их утвердили, я подумал и понял, что книг одних мало. Надо учить, как по этим книгам заниматься, чтобы польза была. И тогда я начал писать методичку «Уроки духовной культуры». И сейчас «Уроки доброты» бесплатно проводят для детей заинтересованные преподаватели. Три университета работают вместе по этому курсу — Московский психолого-педагогический, Московский педагогический, Рязанский педагогический.

— За новинками религиозной литературы вы следите?

— Да. И многое покупаю.

-Что особенно заинтересовало?

— Например, книга «Невидимая брань» прп. Никодима Святогорца. О том, как у человека возникает внутреннее озлобление, которое подчас он сам и не замечает. Это очень важная тема. Я стараюсь не дать возможности озлобиться сердцу. И в своей серии «Уроки доброты» даже написал книгу, посвященную обиде: расписал, что откуда берется. Откуда начинается агрессия? Я обиделся, и уже невольно думаю, как отомстить. И тогда весь свой талант, все свои силы, все свои способности пускаю в это русло. А когда человек ставит перед собой главной целью — месть, он прекращает быть человеком. А мы пришли в этот мир, чтобы нести свет, чтобы открыть свой дар. Мгновение ведь живем!

— С маленькими детьми проще работать, чем с теми, кто постарше?

— Конечно, маленькие еще чище, окружающий мир не успел еще засорить их сознание. Ведь что происходит: включаешь телевизор — а там сплошное насилие. И — заметьте — тебя делают соучастником всего этого. Зрители начинают переживать за бандита, потому что хороший актер действительно талантливо сыграл эту роль, и даже называют детей именами своих любимых героев-бандитов. Вроде бы ты никакого отношение к преступному миру не имеешь, но ты же назвал ребенка этим именем! Значит, это уже вошло в твою жизнь. Подорвались те принципы, на которых веками строилась жизнь человека. И поэтому я предлагаю развитие в человеке доброты через самопознание. Научить быть добрым — невозможно. Но можно научиться быть добрым.

— Юрий Дмитриевич, а на каких книгах вы воспитывались в детстве?

— Отец мой был шофером, и из командировок он всегда привозил мне сказки: грузинские, русские, латышские, армянские. В какую республику едет — такие сказки привозил. Сказки братьев Гримм тоже любил. Не могу сказать, что были какие-то особенно любимые, но каждая из них оставляла какой-то след в моем сердце, сделало его чище. И вообще мне повезло. Моя тетя пела в хоре у Александра Меня. Субботу-воскресенье она всегда оставалась у нас. Я помню, мы крестили детей у Меня. А дома у нас всегда иконы висели.

— Книга сегодня способна сформировать человека так, как это происходило во времена нашего детства?

— На меня книга действовала всегда. Она вызывала во мне чувства, будила фантазию. Я думаю, книга всегда была и будет вдохновительницей. Нужно просто приучить к этому. Сейчас ситуация с книгой как с той мартышкой: взяла очки, и так и так их пристроит — «очки не действуют никак». Современные дети не умеют читать, они комиксы в лучшем случае могут рассматривать, картинки. И многое зависит, конечно, от семьи. Зачастую семья — это для ребенка главная агрессивная структура. Первое нападение на ребенка — это в семье. Окрик: «Нельзя! Я тебе сказал!» — это уже психическое нападение, оно убивает в ребенке его внутренний дар, замыкает в себе и заставляет приспосабливаться к маме и папе — делать так, как тем было бы удобно. Так человек приучается не идти путем истины, а хитрить. Человек вырастает и считает, что это и есть норма жизни.

— Правда ли, что здание любимого всеми Театра кошек на Кутузовском проспекте у вас пытаются отобрать?

— Да, пару недель назад я совершенно случайно узнал, что нас тайно пытаются выселить, причем это уже решенный вопрос. Оказывается, еще в январе состоялось и заседание в Комитете по архитектуры. Но на него меня никто даже и не пригласил. Все тайком. Все происходит за спиной нашего мэра, он не в курсе дела. Оказывается, уже строят где-то помещение, куда нас выселить. Кто-то хочет занять этот лакомый кусочек недвижимости в центре Москвы. Я не против подчиниться правительству Москвы, но мне никто ничего не говорит, со мной никто не советуется. Я считаю, где-то на государственном уровне идет очень нехорошая работа. Эти чиновники знают, куда зайти, когда вовремя подсунуть бумагу на подпись. Помещение принадлежит правительству Москвы, здесь 17 лет был детский театр, и ни одна коммерческая структура на его территории не помещалась. Я считаю, что недопустимо перепрофелировать детский театр в бутик или салон, как это может произойти, если помещение отдадут кому-то другому. Но против нас ведется война. Деятельность театра в последнее время пытаются всячески очернить. Неожиданно нагрянула комиссия УБЭП. Им поступил донос, что мы якобы воруем деньги из кассы. Проверяли кассу, представляете? Разумеется, все сошлось.

— Какие меры вы предпринимаете?

— Я обратился за помощью к журналистам. И они очень живо откликнулись. И написал письмо нашему мэру. Я уверен, что Юрий Михайлович нас в обиду не даст. Он нашему театру помогал уже не раз, хорошо знает нашу деятельность. На него надежда!

— Мы желаем, чтобы Театр кошек по-прежнему существовал в любимом всеми москвичами месте и продолжал радовать детишек красочными представлениями. А что бы вы пожелали издательству «ДарЪ» и порталу «Православная книга России»?

— Я не компетентен давать советы издателям, но я хочу пожелать им только одно: чтобы они сами не забывали работать над собой, сами шли к чистоте, сами не теряли молитвенный порыв. И тогда Господь им сам все скажет: что надо, как надо, тогда и сколько. Деньги идут в карман — хорошо, но главное — не приближать их к сердцу.

Беседовал Владимир Преображенеский

http://www.pravkniga.ru/interview/29/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru