Русская линия
Русский вестник В. Троицкий11.07.2007 

Учебник — состояние образования и будущее России

Отрадно, что в Совете Федерации заговорили о школьных учебниках как о деле государственном. По логике вещей, основная цель системы государственного контроля в названной области — содействовать появлению учебников, способных затормозить и остановить разрушение полноценного школьного образования в России.

Это разрушение наглядно проявляется в минимизации предметных знаний, в практическом игнорировании в школе целеполагающих принципов научности, системности и традиционной фундаментальности обучения, а также в сужении и прагматизации его целей. Разрушение это увеличивается с каждым годом нынешних преобразований. Причины этого, во-первых, в практически бесконтрольной передаче в руки автономных государственных учреждений стратегических объектов государственной важности, во-вторых, в отсутствии ответственной государственной политики в содействии необходимому России высокому уровню всенародного образования.

Для России снижение уровня образования — это верный путь к катастрофе. Она близится, несмотря на частные успехи и достижения. Об этом свидетельствует снижение содержательности и потенциала знаний школьников в освоении фундаментальных системообразующих предметов, какими были, есть и будут: русский язык, литература и математика.

В отечественной школе за последние 15 лет резко снизился объём знаний, касающихся мировоззренческих явлений, значительно упала общая культура, катастрофически снизился общий объём знаний молодых россиян о России. Важно заметить: снижение уровня образования тесно связано с учебниками и учебными пособиями «нового поколения»: скороспелая и часто неосновательная замена старых книг на новые, далеко не лучшие, многообразие посредственных учебных книг постепенно подорвали в сознании заметной части педагогической общественности самое представление об учебнике как средоточии основополагающих фундаментальных знаний, как о путеводной звезде на небосклоне науки. Школьная учебная литература сегодня стала ареной столкновений личных амбиций авторов, пристанищем всевозможных, далеко не всегда безвредных новаций и экспериментов, предметом денежных сделок и тому подобных разрушительных влияний.

Исправить означенные недостатки можно лишь целым рядом мероприятий государственного масштаба, касающихся всей системы образования, и прежде всего в отношении его содержательности. Подавляющая часть школьников 21 века в отношении к знанию основополагающих научных понятий, во владении смыслом изучаемого — поистине малознайки в сравнении со школьниками ХХ века.

Полноценное массовое образование, необходимое независимой державе, призвано заложить основы верного миропонимания полноценной личности, то есть человека, утвердившегося в родном слове, мыслящего, духовно и нравственно устойчивого, эстетически воспитанного, патриотически убеждённого, физически здорового и устремлённого к созиданию и творчеству.

Такое образование требует не только сведений, обусловленных прагматической надобностью, как считают иные чиновники-образованцы, но знаний, необходимых для формирования основ верного миропонимания, целостных представлений, духовно-умственной зрелости. Такое образование нуждается в учебниках соответствующего уровня и базового учебного плана, обеспечивающего фундаментальные предметы достаточным количеством учебных часов. Всё это необходимо учесть и проконтролировать. В противном случае и хороший учебник не даст результатов.

Есть ещё один важнейший вопрос: восприятие учебника прямо пропорционально владению родным языком. Здесь камень преткновения неуспешной самостоятельной работы школьников. Между тем среди современных учебников по русской словесности, одобренных или утверждённых для использования Министерством образования и науки, есть и такие, которые дезориентируют учеников, распыляют их сознание, не дают возможности обрести вкус к родному слову, уводят от родной литературы, подменяя классику ширпотребом третьесортных «литературных» текстов… Результаты всего этого плачевны… В прошлом году я беседовал с московским школьником-десятиклассником, который, как выяснилось, читает текст по слогам, как в 1-м классе. Уже один такой факт должен заставить задуматься. Учебник не принесёт пользы, если он не будет полноценно прочитан и понят.

Ученик сможет иметь верное представление о мире лишь тогда, когда он владеет родным словом, источником сосредоточенного духовно-практического опыта поколений. Ведь слово содержит целостный образ и спектр соединённых в нём смыслов, и только осознавая их, человек может воспринять целостность отражённого им мира, преодолеть ограниченное, узко прагматическое его значение.

Многие и сегодня не понимают, что такое язык. Ведь он подобен воздуху: им дышат все, но знают вполне его состав, свойства и значение только специалисты. Дыша воздухом с примесью угарного газа, человек умирает. Язык с постоянной примесью словесного мусора и словесных нечистот убивает человека как существо интеллектуальное и духовное. Не хватает воздуха — человек задыхается. Засоряется и обедняется его словесный арсенал — незаметно, но непременно усыхает и тупеет сознание. Эту очевидность специалисты понимают во всей полноте.

Жизнеспособность общества соответствует его языковому состоянию. Поэтому вопрос о языке — политический. С ним связана защита государственных и общенародных интересов, то есть нормальной жизнедеятельности человека и народа.

Важно осознавать социальные признаки языка. Язык — прежде всего способ наследования социально-практического и духовного опыта, обеспечивающего нормальную жизнедеятельность общества. Вместе с тем — это единственное средство восприятия опыта, знаний, культуры. Наконец, — это среда существования человека и народа как носителя социально-практического и духовного опыта, знаний и культуры. Также — единственное средство организации человеческого бытия и, кроме того, — известная и неизвестная нам энергия. Язык — это стратегическое явление в деле государственного строительства и обережения и вообще — государственного бытия. Состояние речи — это состояние мысли, состояние мысли — это состояние сознания и предпосылка поступков, поступки — это сущность поведения людей; сущность поведения людей — это судьба народа.

В школе сейчас много шума по поводу Года русского языка, но положение этого центрального предмета, особенно если учесть состояние языковой среды СМИ, — катастрофическое. Он находится в самом плохом положении среди всех школьных гуманитарных дисциплин.

Стандарты по предметам «русский язык» и «литература» для массовой средней школы вследствие организованной их ущербности непригодны для ориентации при обучении, имеющем целью полноценное среднее образование. По таким стандартам нельзя ориентировать учебники. Значительная часть выпускников массовых средних школ не владеет уже русским литературным языком в той степени, какая обеспечивала бы их дальнейшее самостоятельное развитие в сфере науки и культуры.

Действующие школьные стандарты составлены без должного учёта значения предмета и объёма школьных знаний, необходимого для личностной ориентации в мире. В стандартах по ряду дисциплин и учебниках отсутствуют или недостаточно представлены основополагающие понятия, без которых полноценное восприятие дисциплины невозможно или весьма затруднительно. Даже в Национальной доктрине образования, документе, долженствующем определить образовательно-воспитательную стратегию, отсутствуют понятия БОГ, НАРОД, РОДИНА. Но без них, как и без ряда других основополагающих понятий, невозможно понятие служения, следовательно, исчезает насущнейшая задача воспитания.

Чтобы представить размеры разрушительной «перестройки» содержательности программ, приведу лишь один пример. В ХХ веке, в период расцвета советской школы, учащиеся в обязательном порядке (не считая обязательного внеклассного чтения) изучали со 2-го до 8-го класса 30 басен И. А. Крылова. Современный стандарт предлагает лишь 4 (по выбору!). Подобное сокращение (в той или другой мере) касается и других классиков, на творчестве которых только и можно обучить родному слову и русской словесности.

Замечу, что «изгнанию» из программ подвергаются в первую очередь произведения, в которых явственно ощутим народный идеал, русский дух. Так, из предпоследнего Стандарта по литературе были выброшены «Повесть временных лет», «Житие Бориса и Глеба», «Поучение Владимира Мономаха», «Сказание о Петре и Февронии Муромских», 17 басен Крылова, баллады В. А. Жуковского, 13 стихотворений и две поэмы А. С. Пушкина, 14 стихотворений М. Ю. Лермонтова, «Конёк-Горбунок» П. П. Ершова, «Аленький цветочек» С. Т. Аксакова, «Гроза» и другие пьесы А. Н. Островского (оставлена одна!), 10 стихотворений и две поэмы Н. А. Некрасова (оставлено 4 стихотворения и 1 поэма по выбору) и т. д.

Сокращение обязательных для изучения в школе произведений русской классики давно перешло границы минимума, за которым начинается невежество и профанация…

В нынешнем учебном году, совпавшем с Годом русского языка, была проведена беспрецедентная серия акций против русского языка в России. Во-первых, было отменено сочинение как обязательная форма итогового экзамена. Но сочинение — единственная продуктивная и незаменимая форма обучения самостоятельной письменной речи, незаменимый способ овладения родным литературным языком. Работа над сочинением обучает логике и рассудительной сосредоточенности мысли. Наконец, сочинение организует читательскую практику, содействуя предметному ознакомлению с незаменимыми для образованности и культуры классическими произведениями. Одной отмены обязательного итогового экзаменационного сочинения достаточно, чтобы на несколько порядков снизить общий уровень владения языком в школе.

Во-вторых, экзамен по русскому языку перевели на тесты. Тестирование — формальный способ проверки знаний; его применение в отношении изучения живого языка весьма ограничено и касается более орфографии и пунктуации. Перевод на тестирование усугубит деформацию языкового сознания учащихся. Но и без того язык значительной части современных школьников примитивизирован, а в форме литературного языка должным образом не освоен. Эти школьники, по существу, выпадают из полноценного культурного развития нации.

В-третьих, усердные новаторы ввели в 9 классе «малый ЕГЭ», что приведёт к заметному увеличению опасности срыва на старте заключительных школьных экзаменов.

В-четвёртых, одновременно увеличили количество часов на изучение иностранного языка до пяти в неделю (начиная с младших классов!), причём за счёт русского языка, которым учащийся к тому времени владеет ещё крайне недостаточно, особенно же в современной языковой обстановке и при несовершенстве современной системы обучения.
В-пятых, московские «благодетели» образования, очень напоминающие Медведя из крыловской басни «Пустынник и Медведь», распорядились с сентября 2007 г. платить преподавателям иностранного языка вдвое больше, чем преподавателям отечественного, русского языка, хотя именно у словесников-русистов сегодня ужасающие условия работы: языковой беспредел в СМИ, отсутствие должного количества текстов для обучения, острый недостаток учебных часов и прочее. Заметим, что насильственное насаждение изучения иностранного языка в младших классах нецелесообразно и неполезно, ибо школьники ещё не утвердились прочно в знании языка родного. Об этом говорили в разное время и великие писатели, и мыслители, и педагоги, и методисты. Для чего же сегодня во вред школьникам забывают эту азбучную педагогическую истину?!

В-шестых, литература усилиями начальствующих разрушителей современного образования выведена ныне за рамки предметов, требующих итоговой оценки! Не много ли вредоносных новаций для одного года?!

Если трезво поразмышлять об указанных разрушительных акциях, то можно без какой бы то ни было натяжки сказать: в Год русского языка осуществляется в школах России языковой геноцид русского народа. Найдётся ли во властных структурах нынешней России политическая сила и воля, чтобы остановить циническое легализированное разрушение образования?!

Проблема школьного учебника не может быть решена единовременно: она тесно связана с массой коренных проблем современного образования на самых разных его уровнях. К ней причастны и руководители образования, и политики, и общественность, и родители. Решать вопрос об учебниках нужно сообща, но отвечать за качество учебников обязаны те, кто возглавляет чиновную структуру школьного образования. И отвечать они должны сполна: не справившегося с работой, вольно или невольно содействовавшего проникновению в школы негодных учебников, нужно безжалостно отстранять от должности. Другого пути нет.

Необходима также Независимая объединённая научно-методическая Комиссия, включающая учёных, преподавателей вузов, учителей, психологов и психоэкологов, комиссия, без одобрения которой никакой учебник не должен самостийно утверждаться к использованию. Комиссия эта должна включать людей с несомненным чувством профессиональной чести и совести, специалистов высокого уровня и гражданской ответственности. Нужны и законы, определяющие меры наказания за совершение педагогических преступлений государственного масштаба. И это лишь минимум задач, решение которых может возродить утраченную ответственность в государственном деле создания и внедрения школьных учебников, которые смогут обеспечить высокий уровень образованности в отечественной школе.

Будущее России зависит от того, сумеем ли мы приостановить разрушительные процессы в образовании и сможем ли добиться того, чтобы по объёму и уровню содержательности нынешние школьные учебники основных предметов были не ниже, чем аналогичные учебники прошлого. Пока большинство школьных учебников современности в названном отношении не выдерживают никакого сравнения с учебниками ХХ века.

http://www.rv.ru/content.php3?id=7006


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru