Русская линия
Православие и современностьСвященник Кирилл Краснощеков10.07.2007 

«В нашем храме сложилась настоящая община» Часть 1

Наверное, каждый уважающий себя студент университета знает, что при СГУ есть православный храм. Но может быть, кто-то не решается переступить его порог из-за занятости, стеснения, забывчивости — причин не сосчитать. И мы подумали, что раз гора не идет, то храм сам пойдет к студентам. Сегодня на наши вопросы отвечает священник Кирилл Краснощеков, настоятель храма во имя Cвятых Царственных Страстотерпцев при Саратовском государственном университете.

Новая встреча знакомых людей

Фото А. Леонтьева— Отец Кирилл, расскажите, пожалуйста, об истории храма во имя Cвятых Царственных Страстотерпцев.

— Университетскому храму первого сентября исполнится три года — он открылся в 2004 году. Тем самым была возобновлена, как сейчас говорят, традиция — но это больше чем традиция — российских университетов, при которых существовали православные храмы.

При саратовском Николаевском императорском университете до революции тоже был храм — часовня во имя святителя Николая Чудотворца. Ее строительство было закончено в 1915 году. Настоятелем являлся протоиерей Алексий Преображенский, магистр богословия, профессор, один из самых образованных священников в Саратове той эпохи. По университетскому уставу того времени он был вторым человеком после ректора. После 1918 года часовня была закрыта: самыми первыми закрывали тогда храмы при образовательных учреждениях — по декрету об отделении Церкви от государства и школы. По имеющимся у меня сведениям отец Алексий в 1922 году умер от голода. Получается, что я — второй университетский священник, хотя и через огромный временной промежуток. И конечно, я не профессор и не обладаю такими правами в университете, какие были у него.

Храм во имя Святых Царственных Страстотерпцев открылся в приспособленном помещении. Нам отдали два класса в шестом корпусе университета, это в общей сложности около ста квадратных метров. Между ними сломали перегородку, сделали надлежащий ремонт. Внутри храм получился очень уютным — это отмечают все, кто к нам приходит. Говорят о теплой, почти семейной атмосфере…

— Наверное, это еще зависит от прихожан церкви…

— Конечно. Можно сказать, что за почти три года существования нашего храма в нем сложилась настоящая община, которая, может быть, и не во всех больших храмах сегодня есть. И в том, что храм маленький, корпоративный — скажем так, есть свое достоинство.

Костяк общины составляют преподаватели механико-математического, филологического, философского факультетов, сотрудники разных университетских структур. В дружный коллектив их объединяет то, что они все вместе трудятся и вместе молятся Богу Единому. Тут слово «коллектив» я употребляю не в советском его понимании, потому что коллектив советской эпохи непонятно на чем был основан и за счет чего держался — в нашем случае людей объединяет вера, храм, совместная работа. После воскресной службы прихожане остаются в храме, устраивают чаепитие, общаются, и я вижу, что наша община сплачивается по-настоящему. Все люди — грешные, между нами постоянно возникают какие-то противоречия, трения, а в общении в храме все эти противоречия чудесным образом преодолеваются, отношения нормализуются. Думаю, что если бы не было храма, то многие истории из нашей жизни оканчивались бы совсем по-другому.

Среди прихожан нашего храма есть и студенты. Конечно же, много молодых людей заходит перед экзаменами — поставить свечки, но есть и те, кто всей душой прикипел к храму. Некоторые в Церковь пришли, впервые переступив порог именно университетской церкви. Эти ребята — гордость и радость всей нашей общины. Очень важно, я считаю, что именно здесь они по-новому встречаются со своими преподавателями. Происходит еще одно чудо: студенты начинают понимать, что их преподаватели — это не просто люди, которые читают лекции и о которых можно и даже нужно забыть после сессии, но и настоящие учителя, наставники. Для наших прихожан-студентов преподаватель, который вместе с ними молится за богослужением в одном храме, это не только человек, дающий определенный набор знаний, но человек, придающий смысл этим знаниям, образовывающий студента, со своей стороны раскрывающий в нем образ Божий. Такие взаимоотношения — взаимоотношения учителя и ученика, а не только преподавателя и студента, — возможны, думаю, только при наличии общей веры, в одном храме.

Есть у нас и пенсионеры, хотя их очень мало. Это женщины, которые в свое время тоже работали в СГУ. Мы их очень любим.

Вообще, наш храм — один из самых «молодых» в Саратове. На Божественную литургию по воскресеньям приходит обычно около 45−50 человек, из них где-то 15 — дети. Средний возраст прихожан — от 30 до 45 лет.

— Получается, что в храме происходит и встреча с Богом, и новая встреча со знакомыми людьми?

— По-другому и быть не может. Преподобный Авва Дорофей представлял сообщество христиан в виде круга, в центре которого — Бог. И чем ближе люди в этом кругу стоят к Богу, тем ближе они друг к другу.

— Это и можно назвать общиной?

— Безусловно.

— Расскажите, пожалуйста, поподробнее о молодых прихожанах храма Святых Царственных Страстотерпцев. Ясно, что в Церковь их привело искание смысла жизни. Но вот какими путями?

— Знаете, мне кажется, что молодых людей в храмах — не только в нашем, а вообще — могло бы быть больше, если бы они с детства, в школе и в семье, получили бы знания о религии вообще и о Православии в частности. Сегодня же дети растут под влиянием телевидения и ночных клубов, всего того, что принято понимать под молодежным образом жизни, и, конечно же, эта информация к Церкви не располагает. Поэтому для молодого человека сделать сознательный выбор в ее пользу — это очень серьезный шаг. Нужно либо пережить в своей душе серьезное разочарование, но в 18−19 лет это редко происходит, потому что это возраст стремления к радости, возраст, когда люди не замечают темных пятен на солнце удовольствий.

Второй путь, который приводит молодого человека в Церковь, — это путь знания. Вот, например, в СГУ на философском факультете есть кафедра религиоведения. Как религиоведу узнать изучаемую религию во всей ее полноте? Только в храме. Да и быть человеком с высшим образованием и не разбираться в вопросах религии — недопустимо. И многие студенты, которые хотят понять, что такое Православие, приходят и задают вопросы. Берут книги в храмовой библиотеке, приходят в лекторий. Читают, возвращаются с новыми вопросами. Я знаю, что если человек пытается разобраться, думает, сомневается, ищет, то он неминуемо придет к выводу, что в Бога невозможно не верить. А если в Бога верить необходимо, то и жить надо по Его заповедям.

Третий путь — это путь авторитета. Вот, например, прихожанин нашего храма Сергей Иванович Небалуев, доцент кафедры компьютерной алгебры и советник ректора, один из членов инициативной группы, по ходатайству которой храм при университете и был открыт, — мастер спорта по русской борьбе. У него очень много учеников, которые видят и понимают, что Сергей Иванович — верующий человек, его вера не пропадает в спортзале, отражается во всех поступках, которые он совершает. И ребята тянутся за ним. Вместе приходят на службы, пытаются подражать своему учителю и шаг за шагом обретают свой путь.

— Я знаю, что у Вас в храме и еще одно чудо произошло — семья образовалась…

— Да, в прошлом году, в июле, я обвенчал супружескую пару: молодого доцента мехмата Александра Водолазова и выпускницу того же факультета Валентину Шавырину.

Что здесь примечательного? Александр и Валентина нашли друг друга именно благодаря храму при СГУ, ведь пять лет они ходили одними и теми же коридорами IX корпуса, могли множество раз встретиться, но узнали друг о друге только в стенах нашего храма. Саша ходит сюда со дня его основания. Валя пришла позже, но они в первую же неделю познакомились с Сашей. Это случилось в день именин Валентины — 23 февраля. Такое обыкновенное чудо.

— Это было единственное венчание?

— Нет, венчаний в храме было уже три. Венчаются постоянные прихожане, те, для которых наш храм уже стал родным домом.

О свободе и любви

— Отец Кирилл, помню по своим сверстникам, что в минуты душевного кризиса, разочарования в окружающей действительности в храм идти не хочется, хочется идти путем отрицания общества, его установлений. Что ведет человека по этому пути?

— По пути отрицания общечеловеческих (читай — христианских) ценностей идут не только молодые люди в состоянии кризиса. Вспомним о революционерах, о современных террористах…

А ведет по этому пути сатана, больше некому. Сатана очень умен, он постоянно соблазняет человека, сбивает с верного направления. То, что называется в православной терминологии соблазном, — это выдача желаемого за действительное. Соблазн — это подделка, фальшивое золото, которое манит человека. Это некая наживка, которую человек проглатывает и оказывается на крючке. Что такое отрицание общества? Это свобода, свобода и еще раз свобода. Действительно, свобода важна для человека, все Священное Писание проникнуто призывами к свободе. И сатана тоже дает свободу, но — ложную, которая приводит к тотальной несвободе. Чем дальше человек находится под воздействием иллюзии, тем дольше длится его плен. Механизм соблазна прекрасно описан в книге Клайва Льюиса «Письма Баламута» (кстати, всем советую почитать). Это повествование в письмах: старый черт Баламут учит своего молодого племянника, Гнусика, как лучше уловить людей в свои сети. Гнусик занимается как раз созданием конструкций ложной любви, свободы, которые оборачиваются прямой противоположностью, если человек в Гнусиковы сети попал. Вырваться оттуда очень сложно, для того нужна сильная воля и стремление к совершенству, истине. А совершенствование возможно только в Боге.

— Настоящую свободу можно обрести лишь в Церкви. Что такое эта свобода, полная и безграничная?

— Объяснить это невозможно — можно только почувствовать…

У нас сегодня о свободе очень много говорят, каждый ее требует. Но к настоящей свободе мало кто готов. Настоящая свобода — это тяжкий труд и колоссальная ответственность, на которую способны единицы. Людям гораздо проще находиться в рамках того, что в Священном Писании называется законом. Апостол Павел в своих посланиях говорит как раз о законе и свободе, называя ее благодатью. И это неслучайно, в Евангелии нет ни одного бессмысленного слова. В законе все понятно, и даже многие церковные люди предпочитают жить по закону, больше ценя обряд. И сколь далек от них дух Христовой свободы… Достижение ее — это и есть достижение благодати, святости. А это дело не одного года, это цель всей жизни.

— Что такое любовь?

— Да, это вопрос для отдельного и долгого разговора…

Отвечу вам словами апостола Иоанна Богослова: «Бог есть любовь». Это очень четкое определение сущности Бога как Любви. То чувство, которое трепещет в сердце каждого человека, если оно не совсем очерствело, является отблесками любви Божественной. Другое дело, что эти отблески видны сквозь очень мутное стекло…

Русский язык, конечно, велик и могуч, но по отношению к любви бедноват. «Люблю» можно сказать и о муже, и о, например, кошке. А вот в греческом языке понятие «любовь» передается четырьмя лексемами. В Священном Писании употребляются два из них.

Агапан — когда Господь говорит: «любите врагов своих». Никто не будет спорить о том, что любовь к новорожденному ребенку и к злейшему врагу — не одно и то же, правильно? И полюбить своего врага — это значит дорасти до понимания того, что твой враг — такой же человек, как и ты, полюбить разумом. Понять, что враг имеет грехи, но и ты не безгрешен. И судить его может только Бог. Еще один глагол, который употребляется в Библии, — филин, означающий внутреннее единение душ. Несовершенство перевода этих глаголов на русский язык особенно ярко видно, когда в Евангелии описывается встреча Христа с апостолом Петром уже после Его Воскресения (см.: Ин. 21, 15−17). Христос трижды спрашивает у Петра: «Любишь ли ты Меня, Петр?». Петр все три раза отвечает: «Люблю тебя, Господи», а потом почему-то плачет. О чем плачет Петр? Дело в том, что первые два раза Господь употребляет в вопросе глагол «агапан», то есть: «Любишь ли ты Меня всем разумением своим?», и апостол без сомнения отвечает утвердительно. А в третий раз Христос употребляет глагол «филин», то есть «Любишь ли ты Меня всем сердцем своим? Одно ли оно у нас с тобой?». И Петр плачет, потому что понимает, как он недостоин ответить «Да» на третий вопрос…

А что касается того, что понимают под любовью молодые люди… Тяжело об этом говорить, на самом деле… Как я и говорил, на молодых людей сильное влияние оказывает телевизор. Возьмите хотя бы реалити-шоу «Дом-2», где якобы строят «любовь"… Что это за любовь, кто и как ее строят? Или вот такой пример: недавно переключал каналы телевизора и случайно попал на передачу, где парень должен был выбирать между четырьмя девушками, которые пускались во все тяжкие, чтобы завоевать его расположение. Зачем, кому нужны эти передачи? А ведь они рисуют поведенческие модели, диктуют, как нужно поступать в этой ситуации, как — в той. Смотрят на это 14-летние подростки и учатся жить, мотают на ус: как нужно себя вести, чтобы мальчик или девочка обратили внимание. Потом подобное теле-«воспитание» выливается в страшные трагедии в личной жизни. Статистика по Саратовской области: на 100 браков — 89 разводов. А ведь на женитьбу тоже не каждый решается…

Вообще, брак, семья — это работа, труд, школа любви. На самом деле, любовь — это не прирожденное чувство, от природы нам дается только то, что на греческом языке называется эросом — волнение души человека. Другой любви — умению отдавать себя другому человеку, ничего не требуя взамен, — нужно учить мальчиков и девочек.

Беседовала Наталья Волкова

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=4136&Itemid=4


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru