Русская линия
Православие.Ru Анна Раджюкевич09.06.2007 

Моравия, некогда великая

Не бывало, чтобы история таким образом обошлась со столицей: сровняла ее с землей, повернувшись к ней спиной. Я говорю о Микульчицах. Но был ли этот, сегодня чешский, городок, расположенный почти на границе со Словакией, столицей? Др. Йозеф Сольц, директор самого большого в мире музея из тех, что сохраняют память миссии святых Кирилла и Мефодия, считает, что да. Сначала Микульчицы, а потом Велеград были, по его мнению, столицей Государства Великоморавского. Великая Моравия недолго, только около ста лет, до 906 года, существовала в самом центре Европы, на землях сегодняшних Чехии и Словакии, частично Австрии, Венгрии и южной Польши. Ее захватили мадьяры.

Все отодвинулось от этого места — два городка, история и людская память. Поля, луга и лес отделяют его от Микульчиц, чешского городка, и Копчан, населенного пункта из трех параллельно идущих улиц, лежащего на словацкой стороне.

Между Микульчицами и Копчанами течет Морава.

Четыреста метров от Моравы — это и есть то самое место, от которого отвернулась история, пойдя строить другие столицы — Братиславу, Прагу, Ведень, Будапешт, удивительно сосредоточенные в одном месте.

Что же особенного было здесь, в этих полях и лугах над Моравой?

- Здесь была столица — важнейший город Великой Моравии, которая не существует уже 1100 лет, — утверждает др. Йозеф Сольц. — В эту столицу — Микульчицы в 863 году привез владетель Великоморавского государства князь Ростислав двух миссионеров из Византии — солунских братьев Кирилла и Мефодия.

Великая Моравия при Ростиславе была на вершине своего могущества. Вероятно, долго князь думал, куда отправиться за миссионерами — в Рим или же, пройдя в два раза больший путь, с трудом пробираясь через Карпаты и Балканы, в Константинополь?

Он выбрал Константинополь, хотя рядом процветала обращенная в христианство империя Каролингов (с немецкой династией, правящей до 911 г.), бывшая гарантом безопасности Рима, а в ней тоже миссионерствовали баварские епископы. Решение может показаться странным. Но Ростислав, скорее всего, боялся принятия христианства с Запада, поскольку знал, что вместе с ним попадет в политическую зависимость от Германии. А он хотел независимого существования своего государства. Константинополь же был далеко, оттуда не шла угроза зависимости. И для Константинополя миссия в общем-то не означала политического подчинения земель. Пример? Веком позднее обращенная в христианство Киевская Русь никогда не стала частью Византии, хотя находилась тогда в соседстве с Восточной Римской империей.

Кроме того, на Востоке — на берегах Босфора, в Малой Азии, на берегах Эгейского и Черного морей — процветали культура, наука, цивилизация. Византийская империя вошла во второй период своего расцвета в правление македонской династии, которая выступила на политическую арену вместе с кирилло-мефодиевской миссией и пребывала на ней около двухсот лет. Тогда Константинополь был тем, чем для всего мира стал Париж в XIX и начале XX веков. Запад же только пытался отряхнуть мрак междулетий. Империя Каролингов импортировала из Византии все тогдашние современные идеи, моды и товары.

Итак, Ростислав, вероятно, хотел принадлежать к лучшему миру.

И вот он строил свое могущество в Микульчицах, опираясь на миссию с Востока, что не очень-то нравилось баварским епископам и конкуренту в борьбе за трон, сыну брата — Святополку.

Мы ходим по земле, по которой ступали Ростислав, святые братья Кирилл и Мефодий и их многочисленные ученики. Сегодня здесь растут только трава и деревья. Сокровища хранятся в земле, а часть их — в музее, который был основан тут в пятидесятых годах прошедшего века. Нигде в мире не открыто и не сохранено большего количества памятников кирилло-мефодиевской миссии, чем здесь, в нескольких километрах от современных Микульчиц, на берегу Моравы.

Др. Сольц ведет нас в направлении Моравы.

- Эта река (она описывает широкую дугу) не текла так, как сегодня, — в искусственном русле; один из ее многочисленных изгибов огибал тогда остров. На нем возвышался детинец. Мы открыли фундаменты многих его строений. Самое важное — это вон та базилика. Вы видите ясный контур ее фундамента. Ее длина составляла целых 37 метров. Ее абсида была ориентирована на восток, так же, как абсиды других одиннадцати храмов, открытых на этом месте. Каким же важным должен был быть город, если из найденных на территории всей бывшей Чехословакии фундаментов 24 кирилло-мефодиевских храмов половина из них — как раз здесь! Но не только фундаменты храмов свидетельствуют о богатстве города. Если в других раскопах находили, самое большее, по шесть-семь мечей, то здесь обнаружили шестнадцать, я не говорю уже о многих других ценных находках — пряжках, застежках, скобах, орудиях труда, лодках.

Среди них, может быть, самыми важными были «рыльца». Они служили для письма на табличках, покрытых воском. «Рылец» найдено около двухсот. Насколько же распространенным среди жителей должно было быть умение писать и читать! Это было характерно: миссионеры с Востока были просветителями достаточно широких кругов, миссионеры же с Запада умение читать и писать не распространяли за пределы узкого круга церковников. Они пользовались латынью, непонятной для простого народа. Латынь стала языком, воспользуюсь выражением антропологов, определенного клана — мужского. Она не была языком ни детей, ни женщин.

Мы представляемся и говорим, что мы из Польши, и тут др. Йозеф Сольц, человек опытный в разного рода контактах, замечает, что мы можем не понять друг друга.

- Православные, — спешим добавить мы. Теперь директор музея не опасается непонимания. Он сообщает нам, что у него очень хорошие отношения с православным владыкой — архиепископом Пражским и Чешских земель Христофором.

Др. Сольц ведет нас к месту, где находилась когда-то абсида базилики.

- Здесь, по мнению доцента Кланицы, был иконостас, — показывает он, — а здесь, слева от престола, найдена могила. Она была пуста. Доцент Кланица считает, что в этом достойнейшем месте мог быть похоронен святой Мефодий. В могиле нашли золотую пуговицу. Ее изготовил не местный ремесленник. Она вышла из византийской мастерской.

Где тело святого Мефодия?

Может быть, когда наступили времена гонений на учеников святых братьев Кирилла и Мефодия, его спрятали, как реликвию, в каком-нибудь из монастырей на Дунае. Это одно из предположений ученых.

24 мая, в день памяти святых Солунских братьев, на фундаменте базилики служил владыка Христофор.

- С тех пор как я здесь директором, то есть последние шестнадцать лет, — добавляет наш проводник, — владыка служит здесь каждый год. На праздник приезжает больше всего болгар, в прошлом году приехало целых двенадцать автобусов. Всегда присутствует посол Болгарии в Чехии. Последний раз прибыли даже президент Болгарии с супругой.

День 24 мая для болгар — праздник их письменности, самый важный праздник их культуры. Болгары, наверное, более всего из славянских народов чувствуют себя наследниками миссии святых из Салоник. Это в их земли из государства Великоморавского убежало большинство учеников святых Кирилла и Мефодия, среди них и святые Наум и Климент. Около 200 учеников вынуждены были оставить враждебную для них после смерти Мефодия (885 г.) Моравию.

Уже в 871 г. начали веять неблагоприятные для них ветры с Запада. Поскольку в том году, поддерживаемый своими немецкими покровителями, к власти пришел Святополк. Он ослепил Ростислава и выдал его франкам. Мефодий (Кирилла уже не было в живых, он умер двумя годами ранее в Риме) за время своего пребывания архиепископом (875−885 гг.) был два с половиной года узником баварских епископов. Он вышел на свободу благодаря вмешательству епископа Рима.

Др. Сольц двадцать раз ездил в Рим, в город, в котором почил святой Кирилл, и всегда на свои деньги. Несколько раз он также был в Кракове на Вавеле.

В мире известно всего две ротонды с двумя абсидами. Одна из них — в Микульчицах, вторая — в Кракове под одной из вавельских часовен.

На раскопках Микульчиц был найден и фундамент строения без абсиды. Наш проводник считает, что, если судить по его размерам, это княжеский дворец. Все предметы, извлеченные из этого раскопа, более чем на 100 лет старше найденных во время раскопок в пражском Старом городе. Баварские миссионеры к тому времени уже добрались до Праги. Там, вероятно, народ и аристократия проявляли меньшее сопротивление христианству другого, латинского образца.

А столица первой христианской миссии — славянского образца — должна была быть сровнена с землей. Когда? Уже во времена Святополка. В течение веков земля прикрывала ее собою и зеленым плащом трав и кустов.

Все забыли, что тут некогда находилось нечто исторически значимое для Центральной Европы, в том числе и для Польши.

Но названия выжили: Костелиско, Клашториско. Они не давали покоя современным археологам, пришедшим сюда в середине XX века и начавшим раскопки. Так была открыта земля необычная, наполненная сокровищами. Следом пришли университетские ученые. За полвека они разгадали много загадок. Теперь это музейное и академическое сообщество прилагает усилия, чтобы раскопки в Микульчицах были внесены в список памятников, охраняемых ЮНЕСКО.

На раскопках Микульчиц, рядом с фундаментом абсиды главной церкви, в 1963 году, в год 1100-летия призыва славянских просветителей в Моравию, поставили памятник святым «Кириллу и Мефодию за староцерковнославянскую, старославянскую и староболгарскую азбуку и письменность благодарные славяне».

На камне цитируются слова монаха по имени Храбр, о котором мы ничего не знаем. В моем переводе они звучали бы так: «Спрашиваешь славянских ученых, кто сотворил вам алфавит или кто перевел вам книги? Тут все знают и все отвечают. Константин, называемый Кириллом, и брат его Мефодий и письмо сотворили, и книги перевели».

Рядом с памятником в 1990 году поставили крест — шестиугольный.

Описываем широкую дугу. Переезжаем мост над Моравой. Мы в Словакии. Ближайший город — Галич. Далее Копчаны. По прямой от Копчан до раскопок Микульчиц полтора километра. Спрашиваем женщин о самой старой церкви. Все указывают на костел около городской площади. Едем на машине через бесконечные кукурузные поля, разделенные дорожкой. Появляется красное пятно. Направляемся к нему. Да, это крыша церквушки, которую мы ищем. Мы ее знаем по снимку, помещенному в интернете. Стоит в море кукурузы, как на поляне. Не огорожена. Самый старый и единственный — чудом не разрушенный — свидетель христианства на север от Дуная. Выглядит как ненужный сторож чужой или, скорее, своей, но отрекшейся истории.

Тишина осеннего полудня разленила рой мух, которые облепили южную стену церкви. Я их вспугнула. Они не привыкли к таким вторжениям. Я иду вдоль здания. Считаю шагами длину. Восемь вдоль и пять поперек (8,6×5,3 м).

В распечатке из интернета читаю, что равнина, на которой стоит церковь, была в IX (время великоморавской миссии святых братьев) и X веках густо заселена. Здесь жили князья Моймиры. Снова вопрос: почему отсюда убежали князья и народ? Выгнал ли их кто-нибудь? Разрушил их городище? Ведь оно было отлично расположено — над рекой Моравой и, может быть, так же, как и Микульчицы, окружено, словно рвом, одним из ее изгибов?

Строение ученые датируют IX или? веком. Относят к группе «предроманских объектов».

Институт охраны памятников в Братиславе в 1994—2000 годах проводил основательные обследования церкви. На ней заменили крышу. Предроманские окна — стекло, как бы утопленное в каменные стены, — оставили. Никто не требует ее реставрации. Широкие трещины в старых дверях открывают взгляду помещение. Туристский столик, пластиковый стул, старый зонтик, облупившаяся стремянка, ведро и мусор — вот оборудование храма.

Церковь носит имя святой Маркиты Антиохийской.

Перед церковью появляется молодая женщина: приехала на велосипеде. Она с ребенком. Говорит, что здесь ее молитва слышна лучше всего.

Микульчицы, Нитра, Старе Место, Ухерске Храдисте — это города, которые развивались во времена княжения Ростислава и миссии святых братьев. В них строили храмы и монастыри. Процветала славянская письменность. Они находились в сердце Великих Морав, тянущихся на север от Дуная, по сегодняшней Чехии и Словакии, вблизи общей границы.

Почему земли, которые были более тысячи лет назад центром государственности, стали провинцией? Только какая-нибудь катастрофа могла бы совершить такой внезапный поворот в их истории. Не стало ли таким поворотом жестокое уничтожение христианства славянского образца в Великой Моравии?

Перевел с польского Сергей Ковалевский

http://www.pravoslavie.ru/cgi-bin/sykon/client/display.pl?sid=694


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru