Русская линия
Труд Ксения Дубичева08.06.2007 

Первопроходцы русской Аляски
О ком звонит наш колокол в Лос-Анджелесе?

Напоминание о романтической истории любви русского командора Резанова и 16-летней испанки Кончиты Аргуэльо можно отыскать и в Лос-Анджелесе. Отлитый более двух веков назад россиянами, 70 лет пролежавший в земле колокол сегодня висит в католической миссии Сан-Фернандо. И, как кажется, вызванивает: «Я тебя никогда не забуду…».

«Отлит в 1796 году, месяце январе, на острове Кодьяк с благословения архимандрита Иоасафа в правление Александра Баранова» — это клеймо на колоколе практически стерлось. На колокол наткнулись строители, копавшие котлован в 1920 году неподалеку от миссии, на территории ранчо, проданного под застройку. В 1948 году реликвию передали в миссию, где организовали музей истории Лос-Анджелеса. В музее полностью восстановлены интерьеры позапрошлого века, разбит великолепный сад, действует католическая церковь.

Францисканцы основали миссию Сан-Фернандо в 1797 году. В конце XVIII века испанцы заселяли Калифорнию, основывали военные базы, миссии — в ответ на русскую экспансию с Севера. Столицей русской Аляски был тогда остров Кодьяк, где первый правитель Севера Александр Баранов собственноручно отлил из местной руды несколько колоколов. В 1811 году Баранов отправил в Калифорнию экспедицию, основавшую форт Росс в 80 километрах севернее Сан-Франциско. А в самом городе уже укрепились испанцы. По пути от Аляски к Калифорнии первопроходцы закапывали на местах стоянок медные доски с надписью «Земля Российского владения». До сих пор обнаружена только одна такая доска — N 14 — на территории форта Росс, где сейчас устроен этнографический музей, который курирует Русское общество Сан-Франциско. По одной из версий, колокол лос-анджелесской миссии ведет происхождение от этой экспедиции из форта Росс, проданного в 1842 году частному лицу Джону Саттеру. Отдали форт с угодьями задешево, если учесть, что через несколько лет неподалеку обнаружили золото и именно отсюда началась калифорнийская «золотая лихорадка». Возможно, Саттер продал колокол из форта францисканцам в миссию. Но существует и более романтичная версия его происхождения.

За пять лет до Барановской экспедиции в Сан-Франциско прибыл полномочный посол русского царя командор Николай Резанов. Романтизированная версия его путешествия известна из рок-оперы «Юнона и Авось», но планируемый брак Резанова с дочерью коменданта города был отчасти тонким политическим ходом ради «укрепления взаимовыгодного сотрудничества» между Россией и колониальными владениями Испании. Этому союзу не суждено было осуществиться. Резанов простудился, провалившись под лед на пути в Петербург за разрешением на брак с католичкой. Он умер и похоронен в Красноярске. Кончита ушла в доминиканский монастырь. Согласно предположению историка Эндрю Харрисона колокол в Калифорнию привез именно Резанов и подарил его главе францисканского ордена Сан-Франциско Хозе Уриа в благодарность за разрешение на брак с Кончитой. Позже отца Хозе перевели в Лос-Анджелес, вероятно, вместе с ним на юг переехал и колокол.

Когда в 1848 году американцы отвоевали Калифорнию у Мексики, католические испанские миссии распустили, их имущество подвергли секуляризации. Многие священнослужители предпочли его зарыть, нежели отдать государству. Таким образом, скорее всего, и попал в землю русский колокол.

http://www.trud.ru/issue/article.php?id=200 706 080 990 802


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru