Русская линия
НГ-РелигииМитрополит Иларион (Алфеев)07.06.2007 

Симметричный ответ Западу
Русская Церковь в Европе долгое время ассоциировалась лишь с иконами и красивым пением, утверждает епископ Иларион (Алфеев)

Иларион (Алфеев), род. в 1966 г. Епископ Венский и Австрийский, с 2002 г. возглавляет представительство Московского Патриархата при европейских международных организациях.

В июле 2007 года исполнится пять лет с тех пор, как епископ Венский и Австрийский Иларион (Алфеев) был назначен представителем Московского Патриархата при европейских международных организациях. Корреспондент «НГР» встретился с ним, чтобы побеседовать о его деятельности за рубежом.

— Ваше преосвященство, расскажите, какие проблемы стояли перед вами, главой представительства Московского Патриархата при европейских международных организациях в Брюсселе, пять лет назад? Какие из этих проблем удалось решить?

— Представительство Московского Патриархата при Евросоюзе создавалось с нуля, это потребовало творческой фантазии. Пять лет назад в структурах ЕС мало кто знал о деятельности РПЦ, о православии. Многие спрашивали: зачем РПЦ представительство при ЕС, ведь Россия не член Евросоюза. Приходилось объяснять, что у Московского Патриархата есть епархии и приходы во всем мире, в том числе и в Европе. Мало кто знал, что у РПЦ помимо икон и красивого пения есть еще и социальное учение, собственное мнение относительно происходящих в Европе политических процессов.

Мы решили заполнить этот информационный вакуум и стали издавать электронный бюллетень Europaica, который очень быстро приобрел большую популярность. Он выходит на трех языках — английском, французском и немецком — и рассылается бесплатно всем желающим. Число подписчиков составляет около шести с половиной тысяч человек. Впрочем, многие электронные адреса, на которые отправляется бюллетень, являются коллективными, поэтому точное число подписчиков нам просто неизвестно. Во всяком случае, общаясь с христианами других конфессий, с представителями иных религий, а также с европейскими политическими деятелями, я редко встречаю людей, которые не получали бы наш бюллетень.

Прорыв информационной блокады вокруг РПЦ — главное, на мой взгляд, достижение нашего представительства. В других сферах наши успехи более скромные. Нам не удается в силу разных объективных причин ежедневно отслеживать работу, которая проводится в различных структурах ЕС и подчас имеет идеологическую подоплеку. По мере сил мы ведем диалог и с Еврокомиссией, и с Европарламентом по идеологическим вопросам, заботясь о том, чтобы в политическом и законодательном дискурсе точка зрения либералов и атеистов не была единственной, чтобы голос традиционного христианства был слышен.

— Какие вопросы обсуждались на встрече европейских религиозных деятелей с председателем Еврокомиссии Жозе Мануэлом Баррозу, председателем Европарламента Гансом-Гертом Петтерингом и канцлером ФРГ Ангелой Меркель, состоявшейся в Брюсселе 15 мая? Каковы результаты этой встречи?

— На этой встрече, как и на многих подобных мероприятиях, иудеи расхваливали иудаизм, мусульмане расхваливали ислам, а христиане расхваливали… тоже ислам. Темой встречи была толерантность. Так вот, мусульмане жаловались на отсутствие толерантности к исламу в Европе, на «исламофобию», а христиане наперебой доказывали, что они не просто толерантны к мусульманам, но испытывают к ним пламенную любовь.

Интерес европейских политиков к религии вызван прежде всего ростом исламского фундаментализма. Политики не знают, что с ним делать, и поэтому приглашают на различные встречи и конференции специально подобранных политкорректных представителей религиозных общин, которые доказывают им и самим себе, что фундаментализм и терроризм не имеют никакого отношения к религии.

После этого все расходятся довольные. Мероприятие проведено, религиозной теме уделено внимание, можно спокойно жить дальше.

Мое выступление не вполне совпало с общим тоном. Я коснулся темы прав человека, указав на то, что помимо права индивидуума существуют еще и коллективные права, в частности права религиозных общин. Политические лидеры Европы должны уважать эти права.

Говоря о толерантности, я подчеркнул, что она должна распространяться на все традиционные религии Европы. Европейские политики часто говорят об исламофобии и антисемитизме, при этом нередко забывается о проявлениях антихристианства, например о запрете на ношение христианских символов в общественных местах.

Я также указал на необходимость признания христианских корней Европы. Из европейской истории невозможно вычеркнуть две тысячи лет христианства, однако его значение не исчерпывается историей. Христианство остается важнейшей духовно-нравственной составляющей европейской идентичности. Признание этого факта никоим образом не ущемляет другие религии Европы.

— Недавно Австрию посетил президент России Владимир Путин. Посещал ли он православный храм при российском посольстве?

— Да, президент посетил венский Свято-Николаевский собор — самый величественный храм Московского Патриархата за пределами его канонической территории. Это исторический храм, построенный в 1899 году, когда еще существовали две великие империи — Российская и Австро-Венгерская. Церковь стоит на российской земле — не только потому, что расположена она на территории посольства, но и потому, что перед началом строительства на это место было завезено сорок подвод с землей из России. Храм был закрыт с 1914 по 1945 год, когда дипломатические отношения между Австрией и Россией были прерваны.

В 1945 году, когда советские войска вошли в Вену, храм был вновь открыт. В память об этом событии храму был подарен колокол с красноречивой надписью: «Венскому Свято-Николаевскому Собору от победоносной Красной Армии». Обо всем этом я рассказал президенту, когда он посещал собор.

Он поинтересовался ходом реставрационных работ, которые ведутся в соборе с осени 2003 года на средства Российского государства (поскольку храм является государственной собственностью), при активном участии компаний «ЛУКОЙЛ» и «Газэкспорт».

Президент также рассказал о том, что в его беседах с президентом Австрии Хайнцем Фишером и председателем Национального собрания страны Барбарой Праммер поднимался вопрос о статусе Венской и встрийской епархии Московского Патриархата. Дело в том, что в Австрии действует «Закон о Православных Церквах», принятый в 1967 году. Согласно этому закону, только греческая митрополия Константинопольского Патриархата признается в качестве епархии, все же остальные церковные общины зарегистрированы в качестве отдельных приходов.

В 1967 году и Московский Патриархат, и другие Православные Церкви имели в Австрии по одному приходу. Но сегодня у нас возникают новые приходы, и мы не можем их регистрировать, поскольку епархиальная структура не имеет статуса юридического лица. Мы уже несколько лет ставим этот вопрос перед австрийскими властями, но либо на наши письма вообще не отвечают, либо дают обещания, которые так и остаются неисполненными.

В прошлом году я принимал президента в Свято-Успенском соборе Будапешта. Мне, выросшему в атеистической стране, до сих пор кажется чудом, что глава Российского государства посещает за рубежом православные святыни. На Западе, даже в политических кругах, религиозность российского президента воспринимают с большим уважением. За ужином у президента Фишера по случаю визита Путина в Австрию один из австрийских политиков сказал мне: «Мы бы хотели иметь такого президента, как у вас. Ведь наш президент — неверующий».

Алла Благовещенская

http://religion.ng.ru/problems/2007−06−06/1_west.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru