Русская линия
Комсомольская правда Дмитрий Стешин06.06.2007 

Удастся ли предотвратить новую Кондопогу на Ставрополье?
В ночь на 24 мая в Ставрополе сотни русских и кавказцев устроили массовую драку. Погиб студент-чеченец

Окончание. Начало в номере «КП» за 5 июня

В прошлой публикации мы рассказали, из-за чего началось межнациональное побоище в Ставрополе и о том, что спустя 9 дней после массовой драки в этом южном городе при странных обстоятельствах были убиты два русских студента. Что же происходит на юге России? Продолжаем расследование…

Политика у ворот на Кавказ

Большинству соотечественников кажется, что все политические события в нашей стране происходят внутри Садового кольца, а за МКАД вообще политической жизни нет. Ничего подобного. В сложном и противоречивом электоральном поле того же Ставропольского края последний десяток лет шли сложные политические процессы. Возникали общественные организации, представляющие национальные диаспоры — русские и кавказские. Во главе становились, как правило, люди вменяемые и уважаемые. Они не объяснялись публично в любви, не клялись в вечной дружбе, однако без проблем находили общий язык и с властью, и друг с другом. Например, ни для кого не было секретом, что глава «Союза Славянских общин» Владимир Нестеров общался по разным вопросам и с Вахой Кучиевым — главой чеченской культурной автономии, и с Абдуллой Омаровым — представителем Дагестана в крае. Хотя при этом никто из них никогда не забывал об интересах народов, которых они представляют. Худо-бедно, система сдержек и противовесов работала, пока не случился сбой. И чем закончится разгорающийся конфликт между ставропольскими русскими и кавказцами, пока не знает никто, даже руководители диаспор. Похоже, их сдвинули на обочину политической жизни новые политики, которые предпочитают работать с улицей, а не с властями. И цели у них совсем иные. По крайней мере сложившийся худой мир их интересует мало. Мне так показалось…

Диаспоры обвиняют милицию

По странному совпадению официальный представитель Республики Дагестан в Ставрополе Абдулла Омаров уехал в Махачкалу в самые горячие дни разбирательств последствий драки. Я все равно заехал в представительство республики, еще не зная, что ровно через неделю возле этого уютного особнячка, буквально в десяти метрах, найдут двух зарезанных русских парней. Со мной пообщался один из чиновников представительства — неофициально. Попросил «не разжигать». Я пообещал, хотя ни от меня, ни от дагестанских чиновников ход дальнейших событий абсолютно не зависел.

Глава чеченской культурной автономии Ваха Кучиев, наоборот, принял меня очень радушно. Его, живущего в Ставрополе без малого 40 лет, бойня на проспекте Юности возмутила. Точнее, возмутило не поведение молодежи, а жесткие действия милиции.

— Я считаю, что, если бы милиция преследовала законные цели, они бы развели толпу, как нечего делать, — сказал Ваха Кучиев.

Еще одна претензия. По данным главы автономии (а он ведет собственное расследование, опрашивая участников и свидетелей), милиция виновата в том, что вовремя не оказала помощь раненым.

— Парень услышал из милицейского «уазика» крики о помощи на чеченском и русском языках. Бросился к машине, его избили, прострелили ноги, надели наручники и затолкали в тот же автомобиль. На полу в машине лежал Атаев Гилани, и в тот момент он был жив. Врач появился только через час — женщина в белом халате — и посоветовала милиции отвезти раненых в больницу, но ее никто не послушал.

Ваха Кучиев считает, что обострение невыгодно никому — ни русским диаспорам, ни национальным. По его словам, он беседовал практически со всеми чеченскими студентами, которые учатся на Ставрополье:

— Я так и говорил им: «Цель вашего визита сюда? Учеба!» Я для вас здесь и мать, и отец, и брат. Я помогу договориться о пересдаче сессии, помогу решить проблему с общежитием. Но я не буду заниматься вашими криминальными проблемами!

Но Ваху Кучиева, который по всем раскладам для них — авторитет незыблемый, чеченская молодежь почему-то не послушалась. Значит, у юных чеченцев из «поколения войны» нашелся более авторитетный наставник…

«Это наша земля, дергайте за Ростов!»

Меня удивило, что у славянской общины проблемы те же самые, что и у чеченской: от бюджета края ни те, ни другие не получают ни копейки, зато, как случится беда, первые претензии к националистам — русским и кавказским. Глава «Союза Славянских общин» Владимир Нестеров начал с того, о чем деликатно умолчал Ваха Кучиев:

— Это межнациональный конфликт, и чем больше мы будем это замалчивать, тем страшнее будут последствия. У нас обстановка такая… Это не Кондопога, не Средняя полоса. Это Кавказ, мы все здесь живем — сотни народностей. Но почему-то, когда сюда приезжают молодые люди из нацреспублик, они сразу же заявляют: «Это наша земля, дергайте за Ростов!» Такое впечатление, что они приезжают уже подготовленными к такому повороту событий. И значит, где-то идет плотная идеологическая накачка, с ними работают! Скорее всего, она подкреплена серьезными деньгами.

— А факты есть?

— Есть факты. Село Янкуль, я разбирался с этим конфликтом. Приехал житель Дагестана. Скупил в деревне 10 домов. Начал пасти скот на земле, которая оставшимся русским старикам принадлежит, рассудив, видимо, что заступаться за них никто не будет. И когда я туда приехал, спросил его: «А что, на остальные 15 домов тебе не хватило денег?» — Он мне говорит: «Через два года сами уедут. Это мне обойдется дешевле». Я беседовал с этим дагестанцем, оказалось, что деньги ему выдали земляки из Дагестана. Под три процента, на двадцать лет! Я думаю, это сознательная политика. Еще момент любопытный. Я сегодня так и сказал на заседании Совета безопасности края: а вы проверили убитого чеченца? По нашим данным, у него пулевые ранения имеются. Старые, зажившие. Может быть, стоит поднять такой вопрос: «А зачем к нам в край приезжают бывшие боевики? А может, это боевики нынешние?»

Как рассказывали мне ставропольцы, «Союз Славянских общин» ведет серьезный мониторинг межнациональной ситуации в крае. Для этого были изготовлены сотни визиток с телефоном Владимира Нестерова, люди звонят постоянно, и информация попадается любопытная.

— Для чего в город 25-го числа въехали два автобуса из Чечни, а их пассажиры растворились в Ставрополе? А 26-го числа с дагестанской стороны в город въехала колонна машин?

На прощание Владимир Нестеров сказал, что после короткого совещания 8 русских организаций края было принято решение в случае чего отмобилизоваться и создать народные дружины. Впрочем, другая общественная организация — «Братский союз народов Кавказа» — давным-давно сделала это. По данным «Союза Славянских общин», у «братьев» около 120 бойцов, которые тренируются постоянно. Возглавляет пока нигде не зарегистрированную организацию некий Асхаб. На следующий день я его встретил на главной площади Ставрополя, в окружении полусотни молодых и крепких кавказцев.

Кавказцы готовятся воевать с милицией и скинхедами

Асхаб Алибеков собрал сторонников на площади перед зданием правительства края, чтобы донести свои требования до властей. И представители власти моментально вышли к толпе молодых кавказцев. Асхаб рассказал мне, что «Братский союз народов Кавказа» — организация интернациональная, в нее могут вступать все, и славяне в том числе. На мой вопрос, почему на площади собрались только молодые кавказцы, а где славяне, Асхаб не моргнув глазом сказал мне, что «еще вступить не успели, организация молодая». Кто во время драки кричал «Аллах акбар!», Асхаб не знает, но считает, что это были провокаторы. Происходящее до боли напомнило создание «Народных фронтов» в разных национальных республиках СССР. Начиналось и заканчивалось все это одинаково — от Эстонии до Азербайджана: сначала «Вместе за нашу и вашу свободу», а потом «Русские, по домам!». В общем, осталось только создать отряды самообороны, чем, собственно, и занялся мой собеседник. Зачем?

Просто, по словам Асхаба, «милиция и скинхеды заодно».

— Будем создавать дружину из нацменов, таких крепких и порядочных! У ОМОНа дубинки. А у нас что, рук нет?

Рядом со мной один такой «крепкий и порядочный» Асхаба слушал внимательно. На левой руке, между указательным и большим пальцами, у него был наколот флаг Дудаевско-Масхадовской Ичкерии — с волком. На запястье была еще какая-то полусведенная татушка, но я не успел ее прочитать. Заметив, что я внимательно разглядываю татуировку, парень убрал руку за спину, а потом протиснулся на другой конец толпы, которая увеличивалась на глазах.

В это время рыжий ингуш доверительно рассказал всем собравшимся, включая милицию и сотрудников городской администрации, как его в каком-то клубе избили скинхеды. А потом он, гуляя с друзьями, повстречал одного из нападавших, но уже одетого в милицейскую форму. Тогда скинхеда — «оборотня в погонах» — избили и отняли пистолет.

Удивительно: если бы какой-нибудь скинхед посмел заявить публично об избиении сотрудника правоохранительных органов, да с отнятием табельного оружия… уже через пятнадцать минут он был бы доставлен куда надо. Но межнациональный мир, похоже, важнее закона. Может, в этом и есть корень всех наших межнациональных проблем? Одни избили человека, но вышли на свободу, потому что конкретный мент «тоже не любит кавказцев». Другие избили и изнасиловали, но откупились, потому что в милиции маленькие зарплаты… Круговорот Зла, который постепенно переходит в Хаос.

Засевший в тенечке спецназ ФСБ, вызванный для пригляда за кавказцами, напрягался с каждой минутой все больше… Хотя формальных поводов не было, происходящее не могло считаться митингом — не было наглядной агитации.

Но хитрый Асхаб вместо знамени держал в руке диктофон и постоянно проигрывал запись своего телефонного разговора с раненым во время массовых беспорядков Заурбеком Ахматовым. Запись получилась своеобразная и, мягко говоря, провокационная: получалось, что в драке погиб еще один чеченец, и милиция это скрывает. Вот дословная расшифровка фрагмента:

— Почему он тебя ранил?

— Я не знаю.

— Почему он в тебя стрелял, Заурбек?

— Не знаю.

— И они запихали тебя в «уазик», где лежал еще один человек? И он там у тебя на глазах и скончался?

— Да.

— И сотрудники милиции не оказали помощь?

— Да.

— Он умирал на глазах. Вы просили помощи? Милиция отказалась оказать помощь?

— Да.

Толпа сочувственно вздыхала. Асхаб вообще очень грамотно ею манипулировал и в принципе мог довести собравшихся до любого эмоционального состояния. Но тут уже не выдержал глава чеченской культурной автономии Ваха Кучиев:

— Что ты говоришь про второго убитого? Где он? Я его что, под мышкой у себя спрятал? Зачем ты разжигаешь? Милиция занимается, прокуратура, я каждый день с ними общаюсь!

Но толпа больше не слушала Ваху Кучиева. Тем более Асхаб сообщил собравшимся, что все нынешние культурные автономии созданы, чтобы «заминать конфликты». Судя по всему, сбылись предсказания аналитиков: кавказская молодежь, «поколение войны», не помнящая интернационального рая СССР и видящая в России только врага, уже требует от жизни своего — согласно своим взглядам и потребностям. И этот знак будет пострашнее любой драки, пусть даже самой массовой и самой жестокой. Тем более уже выросли русские парни, которые никогда не слышали про интернационализм.

ОФИЦИАЛЬНО

Валерий НОВИКОВ, зампредседателя Комитета по делам казачества и национальных диаспор:

— Вопрос не в том, что произошло. Вопрос в том, что делать дальше? Проблемы, которые поднимает «Братский союз народов Кавказа», совершенно верные, хотя я знаю, что эта организация принимает участие в этих потасовках. Нам нужен диалог среди молодежи. И на сегодняшний день мы этого диалога организовать не можем, это понимают и русские, и кавказцы. Второй вопрос, очень важный, касается прессы. Пресса должна проявить гражданскую ответственность, это Северный Кавказ, а не Кондопога. Потому что, если мы дадим сейчас выход эмоциям, мы ни к чему не придем. То, что наши законодатели идут по пути ужесточения в плане экстремизма — это, наверное, хорошо.

Дмитрий СТЕШИН

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Где взять межнациональное лекарство

Скандалы в национальной коммуналке становятся все чаще. Соседи уже бьются в кровь. И что самое страшное — все больше из мести. Это когда причину конфликта люди забывают и убивают друг друга автоматически. Когда запускается необратимая ядерная реакция — око за око, глаз за глаз… На интернет-блогах, например, уже давно резвятся стаи неандертальцев, открыто призывающие резать врагов вместе с детьми и женщинами. Это они называют «очищением"…

На самом деле у России — начальная стадия болезни, по сравнению с которой гражданская война — легкий насморк.

Вирусы Кондопоги, Сальска, теперь вот Ставрополя вполне способны поразить всю страну, и она развалится… Тем более что линии отторжения давно очевидны. Сначала страна «освободится» от мононациональных провинций, затем от почти мононациональных…

Чтобы потом не реанимировать Россию, ее надо архисрочно лечить. Нужна убойная доза двух лекарств — неумолимая жестокость наказания за провоцирование национальных конфликтов и хоть какая-нибудь национальная политика в государстве. Политика хотя бы по советскому образцу, когда в СССР власти кропотливо строили «плавильный котел наций», аккуратно перемешивая национальности на территории 1/6 части мировой суши, пропагандируя идеи интернационализма. Или отправляя, например, людей учиться в вуз на другой край страны, или работать, или служить… Азиаты, «поварившись» в русской среде, становились в душе чуть русскими. Славяне на Кавказе — чуть кавказцами. Этот национальный сплав тогда готовился неторопливо, на века, но не хватило времени — он оказался слишком хрупким.

И теперь уже выбора нет — надо снова строить этот котел. Пока не поздно…

Владимир ВОЛОШИН

А В ЭТО ВРЕМЯ

Погибших студентов хоронили под милицейскую сирену

Павла Блахина, одного из убитых в ночь на воскресенье у ступенек ставропольской медакадемии, в последний путь, кроме родных и близких, пришли провожать десятка два журналистов. Посторонних родители со двора не гнали, но и к гробу подпускать не стали — не хотели устраивать из смерти сына шоу.

С утра у дома Блахиных дежурила «Скорая», маме Надежде Евгеньевне стало плохо с сердцем.

Траурный кортеж растянулся на два километра. Большинство пришедших — молодежь. С Пашей прощались друзья детства, одноклассники, одногруппники, учителя. У всех — скромные букеты гвоздик и ромашек. Парни плакали, не стесняясь.

Чтобы машины могли свободно проехать к Сажевому кладбищу, гаишники перекрыли все прилегающие улицы. Периодически милиция включала сирены. «Жигули», «Волги», «пазики» забиты цветами.

Никаких призывов к мести во время похорон не было. А о том, что на траурной церемонии присутствовали члены «Союза Славянских общин», общественной организации с явным националистическим уклоном, можно было догадаться лишь по нанесенным на машины стикерам с изображением солнца — это отличительный знак «союзовцев».

В толпе бросались в глаза люди в штатском, явно контролирующие ситуацию на похоронах.

А вот в городе Благодарном, где предавали земле тело Виктора Чадина, второго убитого студента, милиции заметно не было.

— Правда, утром я был на кладбище и видел, как между могилами ходили милиционеры с миноискателями, — поделился с нами отец Виктора Виталий Витальевич.

Друзья Вити, Дима и Саша, рассказали нам, что некоренное, в смысле нерусское, население в последние дни на улицы не выходит. Хотя сходов жителей нет и никто не призывает к мести.

Евгения ТОКАРЕВА, Нелля КАРАБАШЕВА, Анна УДОВЕНКО

http://www.kp.ru/daily/23 914/68264/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru