Русская линия
Столетие.Ru Анна Петросова06.06.2007 

Как была спасена кириллица
Из истории попыток латинизации русского алфавита

В последнее время, на волне неприятия русского языка и перевода на латиницу местных языков, в некоторых странах ближнего зарубежья и у нас возобновились разговоры о том, что кириллица исчерпала себя, латинский алфавит использует большинство народов, следовательно, и России не стоит отставать, необходимо вливаться в мировое сообщество или, по меньшей мере, создать альтернативный алфавит, как, например, это было сделано в Японии. Как показывает практика, все перипетии с русским алфавитом происходят в основном по политическим мотивам.

История советского государства наглядно показывает, что можно использовать реформы алфавита в качестве идеологического оружия. Бредовую идею латинизации алфавита уже пытались использовать большевики.

Что из этого получилось? Ненужная трата сил и средств…

Политорфография

Борьба против русского языка началась сразу после прихода большевиков к власти. После реформы орфографии 1918 года русский язык был объектом непрерывных посягательств со стороны пролетарских вождей. Так, научный отдел Наркомпроса, не без участия наркома Луначарского, уже в 1919 году высказался «…о желательности введения латинского шрифта для всех народностей, населяющих территорию Республики».

Резко против этой идеи выступило Общество любителей российской словесности. Оно создало особую комиссию, которая выпустила заявление, где утверждалось, что латиница «не только не облегчит, а скорее затруднит иностранцам изучение русского языка». И введение латинского алфавита вместо кириллицы в русскую письменность не состоялось.

Однако реформаторы на том не успокоились. Через 10 лет, в 1929 году, Наркомпрос РСФСР образовал комиссию по разработке вопроса о латинизации русского алфавита во главе с профессором Яковлевым, с участием лингвистов, книговедов, инженеров-полиграфистов.

Комиссия завершила работу в январе 1930 года. Ученые вынесли свою резолюцию: «Переход в ближайшее время русских на единый интернациональный алфавит на латинской основе — неизбежен». Как писал Сталину нарком просвещения РСФСР Бубнов, особенно ратовали за латинизацию представители полиграфической промышленности.

По их расчетам один переход с «и» на «i» должен был сэкономить государству до четырех миллионов рублей в год. Только почему-то не учли, что в латинице всего 26 букв, следовательно, недостающие звуки придется обозначать двойными знаками. Какая уж тут экономия!


Параллельно в ленинградской «Красной газете» появилась статья Луначарского (к тому времени уже бывшего наркома), в которой он обосновывал идею латинизации русского языка. Графика русского алфавита была объявлена идеологически чуждой социалистическому строительству.

Впрочем, сначала предполагали провести латинизацию алфавита других народов России (работа в этом направлении велась уже несколько лет). После чего перевод на латиницу русского алфавита кое-кому представлялся делом техники. Но не тут-то было. Последовала такая неразбериха!

Когда пытались заменить «архаическую запутанную арабскую письменность более доступной широким трудящимся массам латинизированной письменностью», создали 17 алфавитов. Здесь особенно пострадали абазинцы и кабардинцы. Их алфавиты превратились в мешанину латинских (их было недостаточно — в местных языках больше 60 фонем), русских и вновь созданных графических знаков, и по своей сложности и запутанности напоминали прежнюю арабскую письменность.

В результате несчастные кабардинские и абазинские дети с трудом овладевали своими азбуками только на пятом году обучения, а бегло читать, согласно советской статистике, так никто и не научился.


Серьезные протесты начали высказывать представители народов, имевшие русский алфавит в основе своей письменности. В Коми перевод на латинский алфавит превратился прямо в издевательство над народом. Здесь до 1932 года была письменность на русской основе, потом ввели латинизированный алфавит, а через три года его отменили и опять вернулись к прежней графике.

Дело дошло до того, что начали создавать алфавиты для малочисленных племен и малых этнических групп, например, для кетов, насчитывающих тогда 1400 человек.

Всего на латиницу было переведено 50 языков (из 72 языков СССР, имевших письменность). Однако процесс этот встретил такое мощное сопротивление, что Политбюро ЦК ВКП (б) предпочло своевременно прекратить «кампанию по латинизации».

«Етаж» и «електричество»

Что же касается русского языка, то в конце июня 1931 года прошло Всесоюзное орфографическое совещание. В результате «горячего обсуждения и проработки проекта в секциях», лингвисты приняли за основу принцип приближения письменной речи к устной или, точнее говоря, приближение орфографии к живому литературному языку.

Упразднялись буквы «э», «и», «й», «ъ». Вместо «э» решили писать «е» (етаж, електричество — «произношение, конечно, остается прежнее»). Вместо «и» появлялась «i».


Проект также вводил новую букву j (йот), которая употреблялась бы, во-первых, везде вместо «й», во-вторых, в сочетании с «а», «о», «у» вместо «я», «е», «ю» (jаблоко, jуг), в-третьих, в середине слов вместо «ъ» или «ь» знака, стоящих перед гласными (обjект, калjян), а также в слове миллион (милjон), и в сочетании «ьи» (чjи, семjи).

Было еще много интересного и несуразного… Собирались и двойные согласные в корнях слов сократить, то есть «писать Ана вместо Анна, каса вместо касса», но решили пока оставить, как было.

Принятый проект передали на утверждение коллегии Наркомпроса, а затем Совнаркома. Но… ЦК ВКП (б) постановил «ввиду продолжающихся попыток „реформы“ русского алфавита… создающих угрозу бесплодной и пустой растраты сил и средств государства» воспретить «всякую „реформу“ и „дискуссию“ о „реформе“ русского алфавита».

В середине 30-х маятник резко пошел в противоположную сторону: идеологические ориентиры поменялись. В 1936 году началась новая кампания — по переводу только что латинизированных языков на кириллицу.

А через два года было принято постановление ЦК и СНК о введении обязательного обучения русскому языку в школах национальных республик.

О переводе русского языка на латиницу никто больше не вспоминал.

Правда, неутомимый реформатор всего и всея — Никита Сергеевич Хрущев в свое время намеревался упростить русскую грамматику по принципу — «как слышится, так и пишется». Но это уже другая история…

http://stoletie.ru/tayna/70 605 145 246.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru