Русская линия
Смена Ольга Рябинина05.06.2007 

«Мы живём в нацистском государстве!»

Прошло почти полтора месяца с момента позорного события — сноса памятника Воину-освободителю в центре Таллина. Жизнь там уже вернулась в нормальное русло, массовых беспорядков нет. Однако апрельские события раскололи эстонское общество пополам. На угнетаемых выходцев из России, а они составляют около 30 процентов населения этой прибалтийской страны, и угнетателей-эстонцев. Все разделились по идеологическому принципу — отношению к роли России во Второй мировой и, соответственно, вопросу о переносе Бронзового солдата. Корреспондент «Смены» побывала в Таллине и выяснила, что снос памятника стал последней каплей, переполнившей чашу терпение русскоязычных эстонцев. Они терпели дискриминацию более 15 лет, но только сейчас во всеуслышание начали кричать о своих правах.

Русских заменили китайцами

Я отправилась в Таллин по туристической визе. Решила, что так больше шансов на въезд в эту страну. Однако состоится ли поездка, было неизвестно до последнего. На момент сдачи документов в турфирму желающих поехать в Эстонию можно было пересчитать по пальцам. До сих пор не забуду, как менеджер по туризму, показывая на меня как на редкий археологический экземпляр, говорила своему коллеге: «Эта девушка собралась ехать в Таллин!» Специалисты говорят, что эстонское направление после достопамятного 26 апреля оказалось надолго похоронено и туристические потоки из России в Эстонию восстановятся не раньше чем через полгода.

Только в час отъезда выяснилось, что наш тур в конечном итоге спасли… китайцы. Да-да, из 22 туристов, рискнувших отправиться в Таллин на экскурсии, 11 человек были гражданами КНР — студентами филфака СПбГУ. И это при том, что в автобусе, на котором мы ехали в Эстонию, более 45 мест. Как призналась гид, если бы не аполитичные китайцы, которые так и не разобрались во всех тонкостях российско-эстонских отношений, тур бы не состоялся.

Для российских же туристов это была уже не первая попытка попасть в Эстонию. Как раз в самый разгар массовых беспорядков — в конце апреля — многим отказали в визах. Впрочем, даже спустя месяц после громких событий не очень-то жалующая русских Эстония отнюдь не ко всем сменила гнев на милость. В нашей группе оказалось как минимум два человека, лишившихся компаньонов по вине эстонского консульства в Петербурге — ребятам просто не выдали визы.

— Собиралась в Таллин со своим парнем, — рассказала одна из туристок. — Моему возлюбленному 20 лет, он студент. Видимо, в консульстве решили, что он активист какой-нибудь молодежной организации, которая встала на защиту Бронзового солдата. Иначе объяснить отказ в визе не могу…

На Тынисмяги — анютины глазки

По приезде в Таллин местный гид Лариса уже не удивлялась, когда русская часть нашей группы потребовала отвести ее к Бронзовому солдату. Это еще полгода назад многие туристы не знали о его существовании. Теперь памятник Воину-освободителю — обязательный пункт любой туристической программы. Причем не только русских, но и иностранцев.

Сквер на Тынисмяги, где десятки лет стоял Солдат, вдруг неожиданно ставший для эстонского правительства «символом советской оккупации», теперь тоже считается достопримечательностью Таллина. Небольшой сквер в центре эстонской столицы, подвергшийся «зачистке» якобы из-за близости троллейбусной остановки, превратился в засеянное анютиными глазками поле.

Несмотря на то что в земле уже не осталось солдатских костей, фиолетово-сине-зеленое пространство (поговаривают, цвета анютиных глазок были выбраны не случайно — это цвета флага Евросоюза) продолжает сохранять какой-то заупокойный дух. Есть что-то чудовищное в том, что на этом отныне совершенно пустом, без какой-либо доминанты месте постоянно слышатся щелчки фотоаппаратов. Это гости Таллина приходят на многострадальную Тынисмяги, ставшую символом противостояния русских и эстонцев, чтобы запечатлеть историческое место на память. Память, которую в ближайшее время уж точно не истребить.

Власти Таллина продолжают ломать голову над тем, как обустроить сквер. Хотя земля на Тынисмяги и стоит очень дорого, о возведении какого-либо объекта экономического назначения (ресторана, кафе или магазина) речи не идет. Чаще других звучит предложение построить здесь фонтан — все-таки неподалеку находится здание Национальной библиотеки…

Солдат утопает в цветах

До места, где сейчас стоит Бронзовый солдат, от Тынисмяги ехать на машине всего-то 8 — 10 минут. Это действительно не окраина Таллина, но все-таки и не оживленный центр. Памятник Воину-освободителю стоит, утопая в цветах. Покой и одиночество посещают его только ночью, а днем нескончаемым потоком сюда идут люди.

— На этом воинском кладбище никогда не было столько посетителей, — рассказал корреспонденту «Смены» его охранник, который побоялся назвать свои имя и фамилию — должностными инструкциями общаться со СМИ ему запрещено. — А теперь идут люди самых разных национальностей — финны, англичане, русские и эстонцы…

…К Бронзовому солдату спешным шагом приближаются две девушки. У каждой в руках — по красной гвоздичке. Подхожу, знакомлюсь: 18-летняя Катя Серенко и 19-летняя Юля Заматаева — школьницы из города Хаапсалу, что в 100 километрах от Таллина. Приехав в столицу, юные выходцы из России посчитали своим долгом прийти на военное кладбище и воздать почести советским воинам и нашей Победе.

— Эстонскому правительству нельзя было трогать памятник, — говорят девушки. — В крайнем случае, если без переноса было не обойтись, все надо было делать не так. Нужно было объяснить русским, почему памятнику не место на Тынисмяги, а затем перенести его с почестями. А не так, под покровом ночи, да еще и обманом. И уж, конечно, не накануне 9 Мая, а после Дня Победы.

Катя и Юля уже шесть лет учатся в эстонской школе. Они честно признаются, что до 2007 года никакой дискриминации по отношению к себе не ощущали. Только когда начались страсти вокруг Бронзового солдата, школа фактически раскололась на два враждебных лагеря, русских и эстонцев. Первые выступали против сноса памятника Воину-освободителю, вторые в большинстве своем — за. Сейчас идеологическая война на школьном фронте немного поутихла, но до ее полного окончания далеко. Тем более что Солдат так и не обрел своего последнего пристанища. Благоустройство территории, на которой он будет стоять, продолжается: сейчас в нескольких метрах от монумента кипят работы, там еще предстоит возвести каменную стену — неотъемлемую часть памятника. А уже во второй половине июня здесь может быть захоронен прах солдат, который был извлечен с Тынисмяги и сейчас находится на опознании.

«Ночной дозор»

Однако есть в Таллине русские, которые ожесточеннее всего сражались за Воина-освободителя и тем не менее так и не пришли возложить цветы к его подножию на воинском кладбище. Говорят, по этому маршруту просто не идут ноги. Это — члены незарегистрированной организации «Ночной дозор», созданной как раз ровно год назад для защиты Бронзового солдата от вандалов. Они говорят, что отчасти считают себя побежденными — не смогли уберечь памятник от переноса. Но в то же время не сдаются и продолжают требовать вернуть Воина-освободителя на место.

«Ночной дозор» объединил десятки людей самого разного возраста и профессий. Некоторые считают их экстремистами, которые якобы поставили своей задачей свергнуть правительство. На самом деле «дозорные» вовсе не похожи на радикалов — этаких скинхедов в российском понимании. Более того, это вполне состоявшиеся, зачастую уже немолодые люди, многие из них получили эстонское гражданство. Их объединило недовольство положением соотечественников в Эстонии.

Сейчас почти каждый день они собираются в кафе «Пушкин» у Русского культурного центра. Говорят, это одно из немногих мест, откуда их пока не выгнали и где пока разрешают собираться.

— Мы живем в нацистском государстве, где на высшем уровне провозглашается превосходство одной нации над другой — эстонцев над русскими, — говорит участник «Ночного дозора» Димитрий Кленский. — Это настоящий духовный концлагерь! Многие годы я работал журналистом, а недавно был уволен за то, что собирал подписи в защиту памятника Воину-освободителю.

Дискриминация русскоязычного населения в Эстонии для этих людей — не миф, а повседневная реальность. Еще один из «дозорных», Игорь Грабовский, достает из кармана куртки один из символов угнетения — свой серый паспорт. Эстония — удивительная страна, там в ходу документы о гражданстве трех цветов: синие, красные и серые.

Синий паспорт иметь престижнее всего — он означает, что ты полноправный гражданин Эстонии. Для того чтобы получить его русскоязычному гражданину, надо сдать экзамен по эстонскому языку и основам законодательства. Красный — это наш российский паспорт. Многие жители Эстонии вынуждены становиться гражданами России из-за того, что не могут получить синий эстонский, а иметь серый просто не хотят. Потому что серый паспорт — это всего лишь вид на жительство, он означает отсутствие какого-либо гражданства.

— С серым паспортом я не имею права голосовать, не могу быть избранным в эстонский парламент, — говорит Игорь Грабовский. — При этом меня в любой момент могут лишить вида на жительство, выслать куда-либо. Я совершенно бесправное существо. И это при том, что мы, как и эстонцы, платим налоги в бюджет. А ведь такие серые паспорта имеет примерно треть всех русскоязычных жителей Эстонии!

История с серыми паспортами и вправду кажется абсурдом. К примеру, родственница корреспондента «Смены» вот уже 30 лет живет в эстонской столице. Тут прошла большая часть ее жизни, здесь она родила двоих детей, то есть де-факто уже давно стала коренной эстонкой. Но эстонский язык ей почему-то не дается! Немного она его знает, но этого явно недостаточно для сдачи экзамена на гражданство. Да к тому же никаких неудобств без эстонского женщина не испытывает: в Таллине на русском говорит как минимум половина населения! Ее дети уже давно стали гражданами Эстонии, но сама она по-прежнему остается бесправным существом. Почему? Ответ на этот вопрос, наверное, знают лишь в эстонском правительстве.

«Это настоящий психотеррор!»

Участники организации «Ночной дозор» говорят, что снос Бронзового солдата стал последней каплей, переполнившей чашу терпения русскоязычных таллинцев. Они терпели угнетение более 15 лет, а теперь нервы не выдержали. Именно поэтому тысячи русских в достопамятное 26 апреля пришли на Тынисмяги защищать Воина-освободителя, а молодежь решилась на погромы.

— Сейчас «Ночному дозору» пытаются приписать организацию массовых беспорядков — но это просто смешно! — продолжает Димитрий Кленский. — Когда сносили Воина-освободителя, мы не звали народ на Тынисмяги. Люди пришли туда сами. Мы решили туда пойти тоже, лишь когда узнали, что там собралось уже более 3 тысяч человек. До сих пор не забуду своих ощущений в тот момент. У меня было такое чувство, что какие-то люди на моих глазах насилуют мою жену, а я при этом ничего не могу сделать…

Тем не менее эстонские власти, и в частности КАПО — аналог российской ФСБ, в полную непричастность «дозорных» к массовым беспорядкам не верят. Вскоре после событий 26 апреля в Таллине были арестованы руководитель «Ночного дозора» Дмитрий Линтер, участник организации Максим Рева и 18-летний школьник Марк Сирык, который был близок к российскому антифашистскому движению «Наши». О судьбе своих товарищей «дозорным» практически ничего не известно. При этом особые опасения вызывает состояние Марка. У парня редкое заболевание крови — гемофилия, и без медицинской помощи он может попросту умереть.

Остальным участникам «Ночного дозора», остающимся на свободе, не легче. На семерых членов организации заведены дела об административных правонарушениях, многие лишились работы, у кого-то начались проблемы с налоговой полицией. Сами ребята называют все это «психотеррором». Однако, несмотря на эти трудности, продолжают бороться за свои права. В ход идет как тихий бойкот, например, отказ от покупки эстонских продуктов, так и более радикальные методы — организация митингов, на которые, впрочем, получают разрешение у властей. «Дозорные» верят, что рано или поздно русскоязычные таллинцы задумаются о том, почему они стали в Эстонии людьми «второго сорта». И тогда в Эстонии сформируется мощная русская сила, игнорировать которую эстонское правительство уже не сможет. Борьба за Бронзового солдата, похоже, стала первой вехой на пути ее создания.

http://www.smena.ru/news/2007/06/04/11 120/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru