Русская линия
Седмицa.Ru04.06.2007 

К 470-летию блаженной кончины прп. Корнилия Комельского
1 июня Русская Православная Церковь отмечает память преподобного Корнилия, Чудотворца Комельского (+ 1537г)

Явление Божией Матери преподобному Корнилию Комельскому
Явление Божией Матери преподобному Корнилию Комельскому
Преподобный Корнилий Комельский происходил из боярского рода Крюковых. Его брат Лукиан служил при московском великокняжеском дворе. Когда Лукиан, достигнув преклонных лет, решил удалиться в монастырь преподобного Кирилла Белозерского за ним последовал и Корнилий, с раннего возраста стремившийся к отшельнической жизни.

Приняв пострижение, юный Корнилий начал свои иноческие подвиги с тяжелого послушания — в хлебне, носил тяжелые вериги, а в редкие часы отдыха занимался списыванием церковных книг.

Позднее из любви к уединению преподобный Корнилий оставил Белозерскую обитель, посетил Новгород. В Новгороде святитель Геннадий (память 4 декабря) пытался удержать его при себе, но подвижник поселился в пустынном месте недалеко от Новгорода. Когда и здесь его стали посещать люди, стремившиеся к иноческому житию, он перешел в Тверскую Савватиеву пустынь, а позже, в 1497 году, поселился в Комельском лесу, неподалеку от Вологды, где устроил себе келлию.

К месту подвигов преподобного Корнилия стали собираться иноки, и он в 1501 году построил на этом месте деревянный храм в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы. В том же году митрополит Симон посвятил преподобного Корнилия в сан иеромонаха. В 1512 году, когда число братии возросло, преподобный построил каменный храм и написал для братии Устав, составленный на основе Уставов преподобных Иосифа Волоцкого и Нила Сорского. Это был третий Устав, написанный русским святым для монашествующих.

Преподобный Корнилий Комельский отличался щедростью к бедным, во время голода им был устроен приют для детей на монастырском дворе. За любовь к бедным и сиротам преподобный Корнилий много раз удостаивался благодатного видения преподобного Антония Великого (память 17 января), к которому питал особое благоговение и воздвиг в честь великого подвижника храм в своей обители.

Строгость жизни святого возбудила ропот некоторых из братии, и преподобный Корнилий вынужден был оставить обитель и поселиться на Сурском озере, в 70 верстах от своего монастыря. Некоторое время он подвизался и в Троице-Сергиевой Лавре. По ходатайству иноков Корнилиевой обители великий князь Василий Иванович убеждал преподобного вернуться в свою обитель. Подвижник повиновался и, возвратившись в свой монастырь, передал настоятельство своему ученику Лаврентию и затворился в своей келлии.

Во время нападения татар на Вологодскую землю преподобный Корнилий, оберегая братию, вместе с ними удалился в Белозерскии край. Скончался преподобный в возрасте 82 лет 19 мая 1537 года. Многие ученики преподобного Корнилия также прославились святостью жизни: преподобные Геннадий Любимоградский (память 23 января), Кирилл Новоезерский (память 4 февраля), Иродион Илозерский (память 28 сентября), Адриан Пошехонский (память 5 марта), Лаврентий и Кассиан Комельские (память 16 мая).

Общецерковное празднование преподобному Корнилию (19 мая) установлено 25 января 1600 года патриархом Иовом и собором епископов. Житие преподобного составлено учеником его Нафанаилом в 1589 году. Имеются служба и похвала святому, сохранился Устав, написанный преподобным Корнилием.

Общежительный устав преподобного Корнилия Комельского
(Приводится по изданию: Древнерусские иноческие уставы. Сост. Суздальцева Т. В. М. Северный паломник, 2001. С. 168−186)

Устав или правила о жительстве, от Святых Божественных Писаний избранна, о устроении преданных нам образ от Святых Отец во спасение душам и писанием вданна сущим о Христе братиям моим, во обители Пресвятыя Богородицы, честнаго ея Введения, в ней же жительствуем.

Предисловие

Благоволением и вседействием Господа Бога и Спаса Иисуса Христа и Пречистыя Матери Его споспешением написах Писания душеполезны себе и о Господе братии моей присным, яже суть моего нрава: тако аз именую вас, а не ученицы; един бо нам Учитель есть Господь Иисус Христос Сын Божий, давый нам Божественная Писания, и Святии Апостоли, и Преподобные Отцы, научивше и научающе ко спасению человеческий род. Понеже сии вси прежде соделаша благое, и тако инех научиша: аз же не делатель и которому благу, но точию Божественныя Писания глаголю, приемлющим сия и хотящим спастися; понеже и тамо же вечная жизнь и непроходимое житие, еже по смерти, или во покои, или во муце, еже комуждо воздает Бог по делом его; того ради подобает нам попещися о оном; еже по смерти житии. И аз сего ради еще жив сый Писание о Господе Братии моей спасения ради моего и всех произволяющих, воздвизая совесть к лучшему, и сохраняя от небрежения и злаго жития и вины, иже зде и плотская мудрствующих человек и предании лукавых и суетных, иже от общаго нашего врага и лестца и от нашея лености прившедших. И понеже мнози человецы мирстии приходят к нам хотяще пострищися; аз же еще и грешен и неразумен человек есмь, и душею и произволением немощен, приходящих ко мне принимаю и постризаю. Такожде и нецыи братия от инех монастырей приходят, хотяще жительствовати с нами; и сих бо приемлю не начальствовати убо желая, от десных (от лукавых) же боюся, егда како украдаем (обманут) есмь; и смотрих се, еще есть воля Божия, да еже постриг имея у нас и приходящии братия, хотящи же быти с нами, купно вси, или мали, или множайши суть, подобает вкупе согласно вместе подобие быти, и хранити заповеди Божия и предания Святых Отец творити, а не вносите изветы, и непщевати вины о гресех, и глаголати: ныне немощно по Писанию жити и последовати Святым Отцем. Но аще и немощны есьмы, а елика сила подобитися и последовати приснопамятным и блаженным Отцем, еще и к равности тех нам подвигнуться не возможно. Аще ли кто не производит в сих, да престанет стужати моему окоянству; аз убо отсылаю таковых бездельны (без успеха, без удовольствия), яко же преди рекох: к таковым не прихожду, желая начальствовати. Аще ли же и пребывающии у нас не тщатся хранити словесе нашего, еже глаголю им от Святых Писаний, аз о сих слово воздати не хощу за самочиние и неповинен есмь. Аще ли же произволяют тако жити, свободне и безбедне приемлем таковых, глаголюще им слово Божие, аще и сам не творю, да негли и аз Благодатию Христовою за молитвы пользовавшихся сподоблюся Божественныя Лествицы по глаголу реченному: «Яко окаляни суще, образу тамо погрязнутия, мимоходящия учаху, о спасении их поведающе, яко да не тии в той же кал погрязнут, и убо онех ради спасения и тех Господь от кала избавит». И паки глаголет: «Не хощу быти горек судия, иже словом учащим, зря тех дел ленивейше належащих; множицею бо дела скудость наполни словесная польза». Паки же инем образом боящеся греха, на мнозе отвращати, якоже рече Святый Максим: «Мнози есьмы глаголющии, мали же творящии». Но убо слово Божие никто же должен есть таити своим нерадением, но исповедовати свою немощь, не скрывати же Божия истинны, яко да не повинни будем заповедей преступлением и слова Божия инако сказанию; и паки боюся и трепещу Божественнаго Писания, глаголющаго: «Истязан будет Настоятель о всех, иже сущих под ним; и аще может отсещи их от зла, и не отсяцает, кровь их от руку его Бог взыщет и погибнет сам с ними, яко нерадив и ленив». Аще ли обличит и запретит, и не возможет отсещи их от зла; он убо душу свою избавил есть, тии же во гресе своем умрут. Тем же молю вас, отцы мои и братия, и чада возлюбленная, любве раде Христовы и спасения моего и вашего, попецемся о душах наших; оскорбим себе о мимошедшем времени жития нашего; подвигнемся о будущих благих да не леностию и нерадением здешнее житие провождающе, осуждени будем в страшное и второе пришествие Господне. Како же убо видети имамы очима день Господень Великий и страшное Христово лице, сияюще паче солнца, Праведным отдающа неизреченныя блага, грешным же томления и муки? Что же есть сего окаяннейше, или что сея скорби и печали горчайши? Яко же глаголет Святый Ефрем: «Егда видим мирския человеки живших с женами и с детьми, и мирскими пекущихся, царству небесному сподобившихся; мы же, оставивши вся, сиречь отца и матерь, жену и чада, и друга любовныя, и весь мир, и яже в нем красная и сладкая, в скорбех и бедах пребывающе, и со телесными страстьми, яко со львом, и со змием борющеся, и малаго ради небрежения и слабости и преслушания со блудники и мытари и со грешники осуждени будем. Се же страждем от многаго неразумия; ибо оставихом великая и худыми и ничтоже видимыми прельщаемся и сих ради отпадаем любве всяческих Царя Христа Бога; и того ради в страшный час смертный люте истязани будем, яко нерадиви и лениви». Тако бо глаголет Великий Василий: «Мню убо, и велицы Светильницы и духоноснии Отцы и инии же Святии Мученицы в страшный час смертный не без истязания бесовскаго преидоста мытарства». Тем же убо, братие, аще такова и величии в толике подвиге истязани бывают в час смертный; мы же страстнии и окаянии как убегнем страданий онех истязаний, и кое помилование улучим, иже на всякий час прогневающи Господа, и во всяком покои и без печали живуще, готово вся имуще, пищу и питие, одежду и обущу и всяки вещи, их же требуем, и о единеи души не хощем попещися, и не токмо памяти не имеем, како и что ради мира отрекохомся, и Христу обещахомся терпети всяку скорбь и тесноту иноческаго жития и смирения и послушания и Христолюбивую нищету имети, но ниже о малем своем правиле попечение имамы; еже в церкви и в келии, якоже подобает, ниже о трапезном и монастырском благочинии, ниже о пищи и питии, и одеждах и обущах и о вещах, яже имамы в келлиях без благословения, но просто живуще, якоже мирстии, не имуще печали о спасении нашем? Но велико мним точию отрещися от мира словом; делом же ни мало, и не боящеся ниже будущия муки, ни страшнаго часа смертнаго, ниже сего, яко по мале умрети имамы, якоже отцы наши и братия; и предстати имамы нелицемерному суду Христову и слово воздати хощем о нашем житии, о делех и словесех и о помышлениих. Воистинну страшен и немилостив суд прияти нерадивым и ленивым. Аще бо праведник едва спасется, нечестивый же и грешник где явится? (1 Петр, 4, 18). Сего ради поне отныне попещемся о Господних заповедех и о отеческих законоположениих, и о еже зде написанных нам преданиих, по свидетельству Божественных Писаний и по завещанию Великаго Василия, яже суть сия: «Прежде всего подобает иноком обще живущим не имети своея воли ни в чем, но повиноватися Настоятелю и держати послушание со смирением, не имети особнаго стяжания ничто же, и трудитися телесне, аще могут суть, и готовым быти во всяку службу, паче же юным, и вся узаконенная в монастыри благообразно и по чину творили тщательно, елика сила».

Глава 1. О церковном благочинии и о соборной молитве.

Изряднее же чин церковныя службы, якоже повелевают Божественныя Писания, потщимся сотворити, яко да купно, егда клепание возгласит, тогда вся, иже в руках наших обретающася, вскоре отметем и со тщанием и усердием потецем в начале пения обрестися и никомуждо умедлити; иже бо кто прежде приидет, той прежде и милости сподобится от Господа Бога; и елико пребывая в соборе косне ожидая, и толико благодати от Бога сподобится. Ибо к земному Царю аще кто приходит прежде и пребывает стоя или седя у палаты всегда ожидая прохождения Царева и коснит и медлит всегда, тако творя и любим бывает Царем. Аще ли же кто нерадив и с приобидением (с презрением) и последи всех приходя, таковый яко нерадив и ленив от лица Царева отвержен будет. Тако и мы аще нерадети начнем о Соборнем правиле, последи всех приходяще и прежде отходяще, яко нерадиви отвержени будем от Бога. Аще ли же кто нужды ради, или некоею виною удержан бысть и не доспе приити к началу пения, егда рекут: «Приидите поклонимся…» начальное, и он приидет в церковь, и поклонится Игумену, прося прощения. Аще ли несть Игумена, то на обоих старших по клиросам поклонится. Во время же Божественного пения стояти всем благочинно и немятежно, со благоговением: не глаголати никому же ничто же глаголати разве Настоятеля и воображенных (приставленных к надзиранию) о церковном попечении; ни бесед же, ни празднословия, ни шептания друг с другом не творити, ни с приходящими, аще кому будут и свои, и знаемии ему иноки или миряне; но внимати пению и чтению ту сущему, ни от места на место не преходити, и на чужем месте не стояти. Ибо земному царю предстоя кто, не мала приемлет осуждения, аще явится с небрежением творя предстояние; то кольми паче небесному страшному Царю предстояти с трепетом подобает. Темже убо с телесным благочинием и устроением, и о внутреннем попечемся делании. Аще убо и телом кто мнит, соблюдая свое благообразно устроение, но ничтоже от сего пользует уму его, скитающуюся в неподобных и в прелести сущу. Но понудим себе в дело Божие, вся земная от помысла изгнавше, ум весь к небеси преложим трезвящеюся мыслию и бодренною душею и сокрушенным сердцем и украшенным благочинием телесным, со страхом и со умилением стояще в церкви, Богу молимся и милости от Него просим и дело сие возлюбленно имамы, всех дел честнейше, еже к Божественному пению и славословию всегда притекати. От пения же до отпуста из Церкви не исходити никому, кроме немощи и нужды великия и нужнаго монастырскаго дела; и егда паки приидет в церковь, и да поклонится Игумену, или ко клиросом, прощения прося, и паки стояти со вниманием, яко же и прежде написахом. Ничтоже убо может тако Бога подвигнута во гнев на ны, якоже се, еже в Церкве безчиние и о молитве нерадение, и еже о тленных и суетных глаголати; лучше есть таковым паче не приходити, неже раздражати Господа. И инде глаголет Божественное Писание: «Не презри убо Божественныя службы; да не предан будеши в руце враг твоих». И Пророк рече: «Проклят всяк творяй дело Господне с небрежением». (Иерем.48,10); и иже не почитает Божественная честне; и многа ина о сем рекоша страшнейша Святии Отцы. Сего ради, братие, стоим в церкви Божии на пении со страхом и благочинно и не мятежным умом. Аще ли кто молву или кое безчиние в церкви творити во время пения, таковому возбранити и запретити. Аще ли же не послушает, таковаго из церкви изженем. По отпусте же Божественнаго пения, пред церковию, или пред трапезою никомуждо не стояти, ни седети; но кийждо с молчанием в своя келлия отходит, претерпевающе в молитвах и в рукоделии, или в службах упражняющуся даже до Соборнаго клепания.

Глава 2. О благоговеинстве и о благочинии трапезном, и о пищи и питии.

По последней молитве от церкви исходящим братиям, преходити в трапезу ясти вкупе с Настоятелем, за еже поспевати к благословению. Идущу же, ничто же беседовати, и двема вкупе не ходити, но по единому, глаголюще Псалом или молитву; и тако входити в трапезу и седети комуждо на своем месте с благоговением и молчанием по чину; и на неже брашно и питие Настоятель руку возложит, тогда и братия ясти начнут, а не дерзновение. Многу же опаству подобает быти, еже не проглаголати кому что, кроме стиха и чтения. Глаголют бо Святии Отцы о сем, яко Святый жертвенник и братняя трапеза во время обеда равно суть. Сего ради якоже в Божественней Церкви на пении, тако и на трапезе с молчанием подобает ясти, и с молитвою, и внимати ту сущему чтению. Глаголет бо ся в Старчестве, яко инок свят виде некоторыя на трапезе седяща и мед ядущих. Егда же начаша глаголати и празднословити и брашно похуляти; тогда виде их лайно (помет) ядущих; и глаголаше Авва Исаак Игумен Скитский: «Инок седя на трапезе, во уме не моляся, но беседуя каково слово, или празднословя, смеяся ли брашно похуляя: и сицевый отступи от Бога, и Бог отступи от него, и молитва его не приятна и труды его не полезны». Се убо слышахом Божественная Писания, яко кто творит беседы на трапезе, таковый отступи от Бога, и Бог отступи от него, и молитва его не приятна, и труды его не полезны. Сего ради никому же не подобает глаголати кроме Настоятеля и Келаря и воображенных (приставленных) на трапезное послушание, да и тем вкратце нужное с тихостию глаголати и о трапезном благочинии. Аще ли же кто начнет творити, или глаголати что, не по обычаю благоговейных братий, они же да возбранят и запретят. Аще ли не послушает, о таковых глаголет Великий Василий: «Изжени, — рече, — молвотворца из сонмища, и соизыдет с ним молва». А на чужем месте не седети, пред братом на трапезе ястия и пития не брати, ни своего пред брата не полагати. Глаголет бо Великий Василий, яко аще на трапезе даси кому свое брашно или питие, или от кого возмеши не избежиши греха; или убо брата в чревообядение, или в пиянство и преслушание вложиши, или сам тожде постраждеши. На трапезе пища и питие всем равно; не овем убо много, овем же мало; овем же сладко, инем же не таково. Сие убо бывает виновно мятежем и смущению и бранем. Тожде благочиние и пища и питие и за Келарского бывает: а о благочинии за Келарского, Келарь да смотряет прилежно, и нерадящим да возбраняет. А за Келарскую трапезу не ходити, опричь служебником, и тем нужды ради. А который брат не в службах, а не поспеет за большую трапезу, то он простится у Игумена или у Келаря, и тако да яст; аще ли нерадением, или по некоему коварству, да возбраняют ему и запрещают. По восстании от трапезы, вси отходят кийждо в келлия своя с молчанием. В трапезе же не оставатися никому, и в шегнушу (шегнуша — чулан или комната при трапезе, в коей ставятся снеди и пития, приуготовляемые к трапезе братской, или кухня трапезная, где оныя приуготовляются. По лексикону Берынды называется Шегнуша. Прим. А.О.) без повеления и без нужды великия не ходити, и пред трапезою не стояти, ни седети, ниже ко иного келии кому уклонятися; от сего бо празднословие и безчиние бывает. О всяком же слове празднем ответ имамы дати Богу.

Глава 3. Указ о ястиях и о питиях.

Пища же и питие по уставу бывает противу месту и времени проста и смиренна, и удобь обретаема и малою ценою, и не излишняя искати, но токмо доволь исполняти; больше же триех ястий не достоит быти. Аще некое утешение от некоего Христолюбива будет, да еже не опечалити принесшаго, по нужди же меру оставляти. В неделю же и Господския праздники, аще подает Христос ино ястие, подобает ясти во славу Божию, а не в хулу, а не пещися о том. В Великий же пост во Вторник в Четверток едино варение бывает, и ино ястие сухоядение; во Понедельник же и среду и в Пятницу на трепезе квасу не быти, ни после трапезы, когда пити не давати никому ни в шегнуши, ни на погребе; но пити всем вода, токмо болящим вельми давати квас по благословению. В навечерие же праздников Преславныя Богородицы, Честнаго ея Введения, и Святого Антония Великого, аще прилучится быти в постный день, на рыбу и на сушь (сушеные снетки) не разрешати, ни пред гостей инок не ставите; питию же, елика пиянство имут, не быти никогда же никако же. От трапезы же и после трапезы, когда без благословения Настоящаго или без повеления Келарева, или воображенных, никому же от братий ястия какого, ниже хлеба и квасу не имати, ни давати гостем, или монастырским детем, или странным. Такожде и хлебники и повары и в больницу носяй без благословения не дают ничто же никому. Се бо есть тщеславию и безчинию и мятежем виновно. Тако бо Великий Василий глаголет: «Гордии же и безчинии и мятежницы, бесом обрадование и геенне снедение».

Глава 4. О еже не подобает никому ясти и пити, кроме общия трапезы без благослоения.

Никомужде от братий без благословения Настоящаго (Настоятеля) особь и втай не ясти, ни пити в келлиях, ниже в хлебни или в поварни, ниже инде где в монастыре, или вне монастыря, ниже овощь какий либо, или ягоды на поле, или в лесе, ниже кому хлеб и ина снедь, или питие каково в келлиях, или инде где, кроме тех, им же Настоятель и братия повелит что ясти и пити ему где, ради благословны вины, или немощи ради, или нужды ради неотложныя. Тако бо повелевают общежительныя предания, и хранитися от тайноядения и пития, и никакожде вкусити с кем, или наедине; вся бо злая от сих рождается. Глаголет бо Святый Симеон Новый Богослов: «Аще плоть нескверну сохраним, аще от зависти и ярости и татьбы всякия и нечистоты удаляемся». Отай же хлеб, или ино что снедаем, кроме повеления Настоятелева, никую же пользу имамы. Иже бо великая победив, и малыми побежден бысть, сей осужден будет, яко Анания с Сапфирою малыми победишася и сих ради смертию мучатся. (Деян.5). Никая же нас добродетель может пользовати, сице аще чревообядением победимся. Сии суть диавольския сеяния, яже видятся ничтоже суще, имеют же в себе яд смертен; и многа о сих речена есть Святыми Отцы, яко зла суть и погибель души. Аще кто вжаждет, ино ходити в трапезу, или к погребу и пивше в трапезе или у погреба не стояти, ниже седети, или празднословити, ниже по монастырю праздно ходити, и топты деяти; и в келлию брат к брату не ходити, ни к себе же пущати без благословения Настоящего. Аще ли кому до кого дело вкратце, и он идет к нему, и пред келлиею или у оконца изглаголет и к себе отыдет. В келлиях же наших таковым подобает приносити словеса братиям, и отвне приходящим, о них же извествуется, яко к созиданию и исправлению душам творят беседования, имуще силу с художеством, слышати и рещи полезная. Аще к некоему брату от внешних кто прииде мирский человек, или инок от сродник его или знаемый ему, и ему без благословения Настоящего в келлию к себе не впущати, ни беседовати с ними что нигде же. Василий бо Великий пишет: «Аще кто беседует к приходящему странному или своему без повеления, сиречь, да не яст день той; аще ли и принесет ему кто что, и он взяв у него, да несет и явит Игумену; без благословения же к себе у них не имати ничего, ниже давати кому что, да не обрящется крадый, яко Ахар».

Глава 5. О одеждах и обущах и о прочих вещех.

Якоже рекохом о пищи и о питии, и яко добро есть простое и смиренное избирати, и вся по совету духовнаго Настоятеля творити; по тому же образцу и одеяния и обуща имети нужная и противу месту и разсуждению, проста и худейшая и малою ценою, а не по коварству бесовскому и по страсти многоценная и излишняя искати. Глаголют бо правила Святаго Вселенскаго Седьмого Собора: «Иже убо красящия себе Епископи и иноки, или причетники одеждами красными и светлыми, сим возбраняти лепо есть. Аще ли же пребывают в том, запрещению предавати». И от первых бо лет всяк иноческий и священнический в смиренней и худей одежди жительствоваше. Имети же единому комуждо от братий две одежди, едину ветшану и поплачену, а другую тверду. Обуща же и прочая, яже к телесней потребе нужная, аще имать кто по двема, не зазорно, кроме служебников, иже вне монастыря. Излишняя же стяжания, сребро и одежда и обуща и иная что любо, вся относити в казну монастырскую. Рукодельницы же всякие, и всяк кто что делает без благословения Настоящаго себе или на иного кого, никто никому ничего не делают, ниже в милостыю дают: но сделав то, всем относити все в казну монастырскую. Милостыня бо в монастырех и нищепитательство обща суть. А яже к потребе телесней одежда и обуща, и пища и питие, и прочая вещи, и всем нужным во всем довлетися от монастырския казны всякому. Казначею же давати одежда и обуща опытовая; аще будет у кого по две ризы, и аще восхощет по три держати, то ино ему не даяти. Аще кто возмет из казны новое платье, и он ветшаное отдаст, а не отдаст ветшаного, ино ему новаго не дата.

Глава 6. О еже не просити никому что от внешних, мирских, или инок.

Да никто от братий просит у кого от внешних, от мирских, или от инок, или от сродник своих, сребра или риз, или ино что каково на себе. Таковии бо не за ино что ради просят, точию не хотят смиритися закону монастырскому, но хотят имети ризы красны и добро утворены. Многажды бо и устроит их бес глаголати: «Не смирюся, — рече, — пред Казначеем, еже просити ми у него ризы, или ино что. Аще убо и даст ми, но не такова, яко же аз хощу: но сие ми любо есть, еже сам себе испрошу от своих ми» — слеп страстию, хвалит свою погибель. Таковии блудолюбцы и тщеславицы, язва посреде братии и соблазн. Глаголют бо Святии Отцы, яко блудный бес блюдет ризу иноку, аще имеет лучшую бесед ради. Се устав блуда, и сих ради с мытари и грешники и с богатыми, или же блудно пожившими, осуждени будут. Сего ради в монастыри и одежда и обуща единообразны и смирены, точию нужны и доволь исполняющи.

Глава 7. О еже не имети особнаго стяжания никому ничего.

Особнаго же стяжания, сребра и ризы и обуща и иныя какия либо вещи, в келлиях, ниже в монастыри у кого, или вне монастыря, ниже в ином монастыри или во граде, или инде где у кого у сродников своих, или у другов не держати никому; но потщимся всею силою, еже ошаятися сребролюбия же и ризнаго украшения и вещепристрастия, ни ниже желати сего. Глаголет бо Великий Василий, егда Правила общаго жития пишет: «Никако же особно стяжания притворяти, ниже скровно некое творити, или на вред братий, злый образ спасенным бывати. Презрев убо кто страх Божий и законы Святаго Духа, и стяжание кое особно хощет имети, таковый убо вещелюбием и стяжанием победился есть, умерщвление своей души поучаваяся и малыми цатами своего спасения отреклся есть». И паки рече: «Инок во общем житии имеяй свое что любо мало или много, таковый чужд есть любве Божия, и отлучен Соборныя Церкве». И паки: «Аще кто притяжет отай Настоятеля в Монастыри или вне монастыря, да будет без причастия». От Старчества: «Иже во иноческий святый образ одеяни и в монастырех общих живуще, ниже словом глаголати должны вещь какую любо, мое собинное, или твое, или сего, или онаго. Идеже бо плевело сеятеля диавола изникнувший глаголемый пекуле (собственость, от Латинского слова pekueium, перешедшего в греческую юриспруденцию pekueion. Смотр. у Свицера in thesauro Ecceesiastico, под сим словом. Прим. А. О.), не подобает сия общежития нарицати, но разбойническия соборища, святокрадения и всякаго лукавства исполнена. Сего ради нарицаются общежития, да вся обща имут, и сими довлетися. Аще ли оскудение на искушение нам бывает, лучши есть оскудение имети и со Христом быти, неже кроме Христова приобщения всеми житейским богатети. Убоимся, братие, да не како, в онь же час не чаем, смерть постигнет; и обрящет совесть нашу осквернену сребролюбием и вещелюбием, да не и к нам речет Господь: «Безумие, в сию нощь душу твою возмут от тебе; а яже уготовал, кому будут?» (Лук.12,20). Хотяй же сподобитися Божественная благодати в нынешнем веце и в будущем, должен есть имети совершенное нестяжание и Христоподобную нищету, яко же сам Владыка Христос глаголет: «Сын убо человеческий не имать где главы подклонити». (Лук, 9,58); и: «Снидох с небесе, не да послужат Мне, но да послужу». (Мрк.10,45,Мф.20,28); и паки: «Не творю воли Моея, но волю пославшаго мя Отца». (Иоан.5,30). Таково смирение показа, нам образ дая! То кольми паче нам подобает своея воли не имети, но вся творити по благословению Настоятелеву; имети Святыя Иконы и книги и всякия вещи, пищу же и питие, одежда и обуща, и рукоделие делати и грамоты писати и посылати, и купити и продавати, и давати и взимати; и аще кому грамоту пришлют и ему не распечатлев показати Настоятелю, такожде и поимок (подарок) или какову вещь малу, или велику, сия принести и сказати Настоятелю и все творити по Благословению; ниже кому с кем чем меняти, ничто же имети или помышляти свое, но все монастырское.

Глава 8. О еже не взимати кому ничтоже без благословения Игумена или Келаря.

Подобает же зде и о сем рещи, яко да никто же от братии ничтоже нигдеже не возмет без благословения Настоятелева, или Келарева, ни в церкви, ни в трапезе, ниже в иных службах, ни в келлиях, ни на монастыри, ниже за монастырем, ни ризу, ни сапоги, ни сосуд каков, ни иную которую вещь подобную тем, ниже от железных вещей, еже есть секира и ножи, и гвоздие, и шила, и игла и подобныя тем вещи, ниже от древодельных вещей надобных, еже есть бревна, и дски, и брусие, и тес, им же кров сотворяют храминам, ни монастырскую вещь, ниже братинскую; или аще кто где найдет что, да возвестит Настоятелю, или Келарю, а никакожде да не утаит. Аще ли утаит, се убо явственно, яко украл есть. Великий убо Василий глаголет: «Иже втайне что и кроме благословения творя в общем житии, и ничтоже ино, разве дияволу угождает и подручник ему бывает, и с ним во тьму кромешную осужден будет кратьбы ради». И Феодор Студийский рече: «Яко подобает иноку, во общем житии живущу, вся творити с благословением. Всяко бо дело не по благословению проклято есть». Подобно же тому и во Святей Церкви никто же ничто же да не возмет, ни книгу, ни свещу, ни иную вещь, которую без благословения Пономарева. Такожде никто же да не препишет в книзе без благословения Настоятелева, или Уставщика, или Книгохранителева; от сего бо бывает мятеж и смущение. Хотяй же всех сих убежати, вся да творит с благословением, яко да того ради Божественныя благодати и милости сподобится и в нынешний век и в будущий.

Глава 9. О еже не приходити кому безвременно в трапезу и в служебныя келлии.

В трапезу же и в хлебню и в поварню и в прочая служебныя келлии безвременно кому не приходити, просить Келаря и воображенных и пекущихся о благочинии, якоже глаголет Великий Василий: «Еще кто безвременно приходит в служебная чрез совета служителей, да будет без благословения, или да отлучится». В служебных келлиях о благочинии попечение имети большим, яко же Великий Василий рече: «Аще кто от начало-служителей обрящет кого служаща, или беседующа в служебных, и не изженет его вон от места, да будет без благословения». Из монастыря же да не исходит кто без благословения Настоящего, кроме вображенных на какову службу вне монастыря.

Глава 10. О еже вкупе братиям сходящимся на дело кое, подобает творити с молчанием и молитвою.

На монастырское же каково дело или службу в монастыри, или вне монастыря, егда позовут или возвестят, всем вкупе собратися вскоре без замедления, кроме немощных, и еже кого Настоятель в каково дело устроит. Сходящеся на дело, делати без свары и без прекословия и без роптания. Святый Ефрем бо рече: «Ропщай чернец исчезновение себе творит»; и инде: «Проклят, — рече, — и окалян, иже послушания не стяжа, но роптание; таковый бо в монастыри язва велика и соблазн братии, служит миру. Всяк бо ленивый и роптивый впадет в зло». И Святый Исаак Сириянин глаголет: «Вся немощи человеку носит Бог; человека же присно ропщуща не терпит, аще не накажет его». Ниже суетная глаголати и глумная. Глаголет бо тойже Святый Исаак: «Пребываяй в суесловии и глумлениих, душею и телом блудник есть». Ниже празднословити и глаголати словеса и мирских, реку, о царех, и о князех и о войнах [?земских] ниже о житейских, о брацех, и о дарех, и о [тугех], и о прочих мирских вещах, ниже о монастыре, или о иноце, еже и о прочих испытовати и преогорчевати; от того бо бывают вся злая и осуждение. Пишется бо, яко об всяком празднем слове ответ имамы дати Богу (Мф.20,28). Чужды бо нам суть таковая повести и суесловия мира отрекшимся. Наипаче же, егда будем негде вне монастыря и близ мирских человек, блюстися, и ничто же при них не глаголати, ни монастырских ни братних вещей износити, да не похулено будет чернеческое житие и соблазнятся мирская чады. Но о сем едином да будут словеса наши, о нем же изыдохом от мира, о терпении и подвизе, о смирении, о жизни духовней, о ратеях бесовских, о надежди жизни вечныя, о безконечней муце грешным, от Божественных Писаний, еже на пользу души. Больше же с молчанием и с молитвою дело творити, да и дело благословится. Такожде и всем братиям, сущим в ручных делех и во всех службах, без празднословия дело творити, но с молитвою, да благословенно будет и душа освятится.

Глава 11. О еже не подобает из монастыря по плоти к своим, или инудь куды безсловесно (без причины) исходити.

Происхождения же из монастыря, творити не просто, и яко же прилучится, во грады или в веси, или же по плоти к своим исходити, или монастыри обходити безвременно и неблагословенно, нам ненадобно, но точию уставленная и нужная, яко же глаголет Великий Василий. Настоятель благочине да управляет братии раздаяние делов, такожде и отхождение комуждо ключимое и подобное да повелевает, и посланный да не отрицается, еже о Господе послушания, точию да не службу вину нерадением вменит, но со страхом Божиим, и мнозем трезвеннем да утверждается, и да себе и сущим с ним польза бывает. И Святый Ефрем глаголет: «Аще послан будешь от Настоятеля во град или в веси, службу свою со страхом сотворити, яко Богу соблюдающу пути твоя». Аще убо нерадити и сопротивная творя, о Бозе нерадиши, лихопитаяся и упиваяся, и блудно живый, похоти своя творя, без страха Божия; темже не содела послушание, но ослушание якоже се нецыи Бога славят о тебе, видяще тя безмолвстующа в монастыри, Владыце Христу работающа; такожде и соблазнятся о тебе, видяще тя во граде, или в весех творяща, якоже не угодна суть Богови. И что? Кая ти милость, есть соблазнити человеку совесть? Сего ради внимаем, да не похулено будет нами чернеческое житие. Велико бо зло есть и страшен ответ от Бога, еже человеком соблазн быти, и своим небрежением укоризну нанести, на иже в монастыри сущих братию, аще и добре пребывающих. Тем же аще случится от нас кому некия ради нужды быти в мире, и со благоговением да пребывает, и много опаство подобает имети; наипаче преданная сохраняти, да и сущим в монастыри братиям похвала, и зрящим его польза бывает. И тако убо суть словеса Святых Отец, и ина множайша. Сих ради, испытавше Божественная Писания, и еще жив сый, изложих сия написана предания живущим с нами братиям и требующим сих; паче же не мы (недостойни бо есмы), но Блаженнии Святии Отцы от Божественных Писаний, и по завещанию Великаго Василия; да сущим с вами, и по моей смерти Настоящему и всем братиям тщитися согласно пожити, и опасно сия вся сохраняти Аще ли же кто от братий от разленения, или небрежения попадет от преданных ему в неких: исповедати подобает сия Настоящему; и той, яко же подобает, исправит согрешение, и тако аще в келлии, случится согрешение, или вне где изшедшему, исповеданием. Много же опаство имети да подобает, изшед где от келлии, наипаче преданная сохраняти. И аще тако во страсе Божии пребудете, и благочинно поживете зде, со страхом и трепетом соделовающе свое спасение, и зде убо ублажени будете, и вечная благая приимете. Аще ли нерадити о Господних заповедех, и Святых Отец законоположениих и о наших предании; то и зло от человек поношение и уничижение приобрящете, в будущий же век от Бога осуждение. Аще ли речете, немощни есмы: но токмо по своей силе начало подвигу сотвори, яко же можеши; и видя Бог подвиг твой, даст ти помощь на прочая благая дела. Аще ли же кто нечто от общаго жития и чина разоряти, то ему вси единодушно возбраняйте и запрещайте. Аще ли не исправится, прочее из монастыря изгоните таковаго, яко уд гнилый и непотребный, да и прочии страх имут не преступати устава монастырскаго «Горе же человеку тому, — Господь рече, — им же соблазн приходит». И Давид глаголет: «Проклята уклоняющиеся от заповедей» (Псал.118,21).

Глава 12 О еже не приимати братиям милостыни себе по рукам ни от кого.

Милостыня же, аще от кого некуду в монастырь бывает, то никомуже от братий милостыни себе по рукам ни от кого не имати ничто же, яко же ныне обычай сей безсловесный от врага душ наших привниде, еже во общих монастырех милостыню приимати по рукам братиям. От Святых бо Отец предано во общих житиях особнаго стяжания никакожде имети, ниже милостыню кому себе, или ино что от кого приимати, или самем творити, но вся обща бывают. Аще кто от великих, и всяк Христолюбец приидет в монастырь, и восхощет давати милостыню по рукам, или кто пришлет с кем милостыню, принесый же от неискуства любопряся глаголет: «Мне убо повелено есть давати милостыню по рукам; и аще тако не емлете, мне вам тоя милостыни не давати»; то лучше да не будет такова милостыня, еже приимати на раззорение общаго чина; но глаголати к таковым: «Аще творити нам милостыню, даждь нам вообще всем; мы убо особно по рукам не приемлем, Божественное Писание не повелевает во общих житиях особному чему быти отнюдь». Такожде и Священником и прочим церковным служителем, аще кто даст что на службу, или на молебен или милостыню, того им себе не имати никакожде, но отдавати вся в монастырь такожде, аще кто на стан послан будет на приятие милостыни, или кто от братий вне монастыря у кого будет где; и неких Христолюбцев учнет давати ему что, глаголя: «В монастырь убо аз дах милостыню, се же тебе даю особо», и ему того не приимати, но рещи: «Святии бо Отцы не повелеша во общих житиях ничему особному быти; но аще хощеши, даждь нам всем обще». Аще ли же кто и приимет, или кому что откуду пришлют, то он сия вся отдает в монастырь. Аще ли же кто, презря страх Божий, начнет не хранити Святых Отец законоположения, и наше предание преступати, держати отай Настоящаго что мало или велико, сребро, или ризы или иныя кия вещи у себе в келлии, или у кого в монастыри, или вне монастыря у кого где ни буди, таковый, по Божественному Писанию, святокрадец есть. И Василий Великий глаголет: «Инок, имея что в монастыри, или вне, да будет без причащения, и чужд есть любве Божия, и отлучен Соборныя церкви»;. И Феодор Студит рече: «Всяка вещь без благословения проклята есть».

Глава 13. О еже не быти питию пиянственному ни от кого.

Аще кто от великих и всяк Христолюбец приидет в Монастырь, и возхощет какое питие, еже имать пиянство во утешение быти братиям в трапезе, то никакожде сему не быти никогда же отнюдь. Аще и у себе в келии, иде же стоит, или инде где учнет от братий кому таковое питие давати пити, или понуждати кого, то не послушати его и не пити: лучше убо в том его оскорбити, нежели преступите устав монастырский. Вся же, яже в Писании сем написах недостойный моею рукою аз инок грешный Корнилий, а предах о Господе братии моей в месте сем постригшимся и приходящим всем живущим с нами, и сущим по отшествии моем, хощу, да и живу ми сущу, и по смерти моей тако творима да будет и прочитаема начасте, на воспоминание к пользе и во спасение душам, сия убо вся положим, братие, в сердцах наших, и сохранити потщимся, да не будут во осуждение словеса сия в день суда. Но молю вы, братие, аз недостойный, поживите во братолюбии, кротости, покаряющеся брат брату, и любовь имейте со истинною, и мир от сердца; и Бог мира да будет с вами, и той да сохранит вы, и утвердит в любви его молитвами Преславныя Богородицы и Преподобнаго и Богоноснаго Отца нашего Антония Великаго, и всех Святых, Аминь. И о мне грешнем, Господие мои, Бога молите, яко да вашими молитвами получу от Христа Бога милость в день Славнаго Его пришествия.

Глава 14. О приходящих братиях и о хотящих в месте сем по смерти моей жити, имущих же стяжания особая.

Хощу вам, братие, и о сем возвестити, аще жив сый, аще по моем отшествии некий брат от инаго монастыря приидет, имать же у себе стяжание некое особное сребро или ризы, или ины, какия вещи излишны, кроме иконы и книги и нужныя одежда и обуща, и восхощет с вама сожительствовати; о имении же своем глаголет: «Оставите ли, — речет, — дондеже попекущуся с вами пожити, и аще подаст Бог ми терпение, и помощию Его, тогда сотворим по совету вашему». Вы же, братие, таковаго приимите понаучитися ему на лето едино. А еже имать стяжания свое особное, вся сия скажет Настоятелю и братиям воображенным на то, что есть, и где стоит; и аще будут с ним и он вся она поставит в монастырской казне за своею печатью; а в монастыри живущим братиям никомуждо ничего в любовь не дает, ниже мирским, ни в милостыню странным, ниже покупает кому что. Аще ли и восхощет дати в милостыню в монастырь некий, или инудь куды, и он, по повелению Настоятелеву и братий, шед с Казначеем да даст кому что, и аще пребудет лето едино, и Господь Бог укрепит его, и восхощет прочее с вами по преданию нашему пожити; и он еже имать стяжание свое излишнее, все раздаст, амо же хощет на пользу души, себе же в соблюдению не оставит ничего ничуть. Аще ли же по лете оном на лучшее не приидет, и тако пожити не хощет, яко же предахом вам от Святых Посланий, таковаго от монастыря с миром отпустити, и со всем его стяжанием.

Глава 15. О исходящих из монастыря и паки возвращающихся братиях наших.

Такожде и о братии нашей иже от нас постригшихся, и от монастыря изшедших аще по смерти моей приидут к вам со смирением и хотят сожительствовати с вами по преданию яко же написахом вам от Святых Писаний, приемлите таковых, яко свой уд. Аще который некое стяжание, или вещь имать, и ему того у себе, ниже инде где в соблюдение себе не держати, но вся возвестити Настоятелю и братиям воображенным на то.

Они же сотворят о сем, яко же разсудят во благое; аще ли будет икона, или книга, и он возвестит Настоятелю и держит у себе за монастырское. Аще ли у него явятся кия вещи после; и хощет их у себе держати без повеления Игумена и братии, ино ему не попустити того держати, но возбраняти. Аще ли не исправится, но на горшее успевает, таковаго от монастыря изгоните, слышах бо аз, иже от мене постригшихся многих глаголющих: «Ныне нам Корнилий возбраняет и не дает по свей воли пожити, а егда умрет, и мы прейдем в свой монастырь и по воли нашей поживем якоже хощем». И вы, братие, таковых бойтеся и не принимайте их в монастырь. Ибо не хотят они жити по преданию, яко же написах вам от Святых Писаний, но по своей воли. Аще ли вогнездятся лицемерием в монастырь, и начнут свою волю составляти, вы же таковых скоро из монастыря изжените, донеле же не яко решится злоба, да не разорят устава и чина места сего, еже написана предах от Святаго Писания. Бог милосердый да покрыет ны от сети лукаваго, и наставит всех нас на путь истинный молитвами Богородицы и всех Святых. Аминь.

http://www.sedmitza.ru/index.html?sid=77&did=44 063&p_comment=belief&call_action=print1(sedmiza)


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru