Русская линия
Смена Иоанн Охлобыстин01.06.2007 

«За Распутина меня били клизмой по голове»

Актер, режиссер и отец шестерых детей Иван Охлобыстин, рукоположенный в священники в 2001 году, — идеальный образ для сценария о богемном грешнике, зажившем праведной жизнью. Но реальная жизнь выдала сюжет еще более неожиданный: недавно отец Иоанн вернулся в кино. В новом фильме православный священник сыграл Григория Распутина.

От фильма «Остров» отказался

— Отец Иоанн, как прошли съемки?

- Все нормально, фильм снимали в Петербурге. На съемочной площадке меня били клизмой по голове: она изображала гирю, которой князь Юсупов убивал Распутина. А потом я четыре часа ползал по колотому невскому льду. Снега уже не было — не оправдала Северная Пальмира наших надежд. Поэтому на Неве накололи льда и привезли его ко дворцу. Правда, не к Юсуповскому, а к другому — похожему на него. С настоящим дворцом, где Распутина убили, возникли проблемы. Сюжет основан на откровениях шпиона Скотланд-Ярда, который был одним из заказчиков убийства. В общем, все серьезно. Должен получиться вполне адекватный исторический боевик.

- Но еще полгода назад вы уверяли, что не можете сниматься в кино. Мол, сан не дозволяет. Да и прихожане будут ассоциировать вас с киношными героями…

- Все так и было. Сначала я отказался сниматься в фильме «Остров», хотя Павел Лунгин меня звал. Потом мне предложили сыграть в сериале, но я опять отказался, а деньги очень хорошие были. У меня быт рушился, автопарк надо было обновлять, за школу платить — обычные заботы многодетного отца. И тут поступило предложение сделаться Распутиным. По деньгам это было выгодно — я буду правду говорить, это сэкономит нам время. Я пошел к своему начальнику — Дмитрию Смирнову, руководителю Синодального отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями. Я же военный капеллан. И когда-то именно Смирнов запретил мне ездить на военные действия, мотивируя это тем, что я слишком активно размножаюсь. Он сказал: если детей будет десять — пошлем тебя в космос, потому что больше уже не надо. А тут я пришел и говорю: «Мне предложили роль, но вроде как не принято…» В ответ он показал мне устав, мол, здесь такого не написано. И посоветовал отправить письмо патриарху — пусть тот рассудит, ведь вопрос весьма противоречивый. С одной стороны, и деньги хорошие, которые церковь никогда не заплатит. А с другой — роль особая, требующая отдельного отношения. В общем, я написал письмо Святейшему и три недели ждал ответа без всякой надежды. Потом мне позвонила дивная женщина — епархиальный секретарь, дама во всех отношениях строгая. Она говорит: «Отец Иоанн, немедленно приезжайте!» А я весь в хозяйстве, на Калининском проспекте. «У меня, — говорю, — подрясника нет и крест дома остался». А она: «Приезжайте, вам уже все равно!» Я думаю: «Ну вот — прокляли!» Поехал в патриархию, похихикал с милицией на входе — лишь бы в спину не стреляли. Вошел, забрал бумажку, прочитал и понял: разрешили все, абсолютно! Я был шокирован. На всякий случай пошел к духовному отцу, показал бумажку ему. Он только руками развел. Чем руководствовались в патриархии — непонятно. Так все началось. В общем, приложил меня Господь «фэйсом об тэйбл», но за деньги.

«Пьянства и блуда не было»

— А какой он, ваш Распутин? Трудно понять, как вы — православный отец — сыграли этого пьяницу и развратника…

- Григорий Распутин не был тем чудовищем, которым его представляли масс-медиа последнего столетия. Просто так было выгодно, чтобы очернить царскую семью. На самом деле Распутин — очень талантливый человек. Он из ходоков, которых русский народ, напуганный нигилизмом высших эшелонов, посылал на поиски Бога. И в Петербург Распутин пришел, чтобы собрать деньги на строительство Покровского храма в родном селе. И он его построил. А еще купил лошадей для своих односельчан, восстановил после пожарищ несколько домов. Деньги он раздавал, поэтому никаких кладов Распутина не было. Богемная жизнь Петербурга, отравленная безбожием и революционными настроениями, конечно же, запутала его. Но блуда не было. Пьянства тоже не было — он пил мадеру, а ею сильно не напьешься. Распутин не ел сладкого, поэтому пирожками его отравить не могли. Кстати, хлыстом он тоже не был.

— Но и святым Распутина назвать нельзя?

- Конечно, нельзя. Его дочь в воспоминаниях пишет, что иногда он перебирал по алкоголю, мог выругаться. Но ведь и остальные так же.

Орбакайте похожа на императрицу

— Когда фильм выйдет на экраны? Кто его режиссер?

- Премьера должна состояться 7 ноября, вероятно, это связано с рекламой. А режиссер известный — Стас Либин. Он раньше сериалы снимал; к сожалению, я не смотрел их. Не хватает времени, а так иногда хочется увидеть все 225 серий про бедную Настю и прочих графинь и «графинов». Стас — выпускник Колумбийского университета и на меня произвел хорошее впечатление.

Спокойный, уравновешенный парень, делал раскадровки — у меня как у профессионала сердце таяло. Многим ведь кажется, чего сложного — прибежал с камерой и снял по принципу: «Ну-ка изобрази мне!» Как в фильме «Раба любви»: «А здесь я выпучу глазки!» Оператор тоже был хороший. В общем, много факторов. И работали, слава богу, традиционным методом, без всяких глупостей.

— А кроме вас известные актеры в фильме снимались?

- Следователя, который раскрывает заговор, играет Григорий Антипенко. Он засветился в сериале «Не родись красивой», и его очень любят барышни. Мы вместе ехали в поезде, попросили чаю. Проводница аж взвизгнула, когда Антипенко увидела. И принесла восемь стаканов. Императрицу Александру Федоровну играет Кристина Орбакайте. Очень удачно, Кристина вообще на нее похожа, ее только слегка подстарили гримом. Я к Орбакайте хорошо отношусь, у меня вызывает уважение ее плясовая деятельность. Да, у Кристины не особо с голосом. Но я с удовольствием на нее смотрю. Она — трудоголик, и мне приятно видеть, как человек работает.

«В Японии я стал бы камикадзе»

— Хватит про кино, вопрос личного характера: отец Иоанн, что приносит вам радость?

- Если говорить о физической стороне, то радость приходит вечером. Когда я понимаю, что дети уснули, вынимаю беруши, а в квартире — тихо. Тогда я ложусь на диван и пальцы на ногах поджимаю. Это лучшая релаксация для меня. Лежу и думаю, что, слава богу, все живы, здоровы и троек в школе сегодня не было. Значит, я могу отдохнуть. У меня простые потребности.

— А духовная составляющая?

- Когда я выхожу из церкви и чувствую, что на этот раз причастился заслуженно. Это редко бывает, один случай из тысячи — чаще всего все равно выхожу с чувством вины. И это не самокопание — я к нему не склонен. Если бы я жил в Японии во времена войны, то записался бы в камикадзе. У них прекрасная вера: раз — и в дамки!

Анна Кукушкина

http://www.smena.ru/news/2007/05/31/11 097/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru