Русская линия
Православие.Ru Ваиа Петропулу31.05.2007 

Православная миссия на Мадагаскаре

В первый раз я почувствовала, что такое в действительности миссия, десять лет назад. Было лето (только в летние каникулы у меня есть свободное время), я купила билет в Калькутту, чтобы послужить там, в Индии, добровольцем в греческой православной миссии. Миссию возглавлял о. Игнатий (Сеннис), тогда иеромонах. Он принял меня с любовью и терпеливо обучил всему, что было необходимо для нужд миссии. Условия жизни в самой миссии были хорошими, но, выходя в город, мы каждый раз испытывали культурный шок. И только благодаря помощи Божией я ни разу не заболела.

Год назад Патриарх Александрийский и всей Африки назначил о. Игнатия (Сенниса) епископом Мадагаскарским. Вместе с ним на Мадагаскар переехали и многие близкие к нему люди.

Вот так летом того года местом моей летней миссии стал Мадагаскар. Это огромный остров, на котором может уместиться целая Германия или Франция, находится в южном полушарии, возле южной оконечности Африки. Остров омывается Индийским океаном, а рядом расположены Маврикий и Сейшелы.

Так как остров находится в южном полушарии, то времена года там наоборот, то есть в августе, когда мы там находились, была зима. Остров населяет 18 млн человек, в основном негры. 60% населения — анимисты, а остальные 40% - христиане: католики или протестанты. Православных христиан очень мало.

Страна эта чрезвычайно бедная. Ее знаменитые леса вырублены, так как население использует деревья как топливо. На острове, кроме как в больших городах, нигде нет электричества.

Мы прибыли туда поздно вечером. На маленьком и бедном аэродроме нас встретила туча комаров. Таможенники, однако, оказались очень строгими и проверяли наши паспорта с большой скрупулезностью.

За аэродромом, к счастью, нас ждал джип миссии, и было радостно поговорить по-гречески с таким всегда улыбающимся, «свежим» человеком, каким была Матина. Матина — молодая девушка-гречанка из Мельбурна, австралийка во втором поколении, которая на много месяцев приезжает в миссию, чем оказывает ей значительную помощь.

С первыми лучами восходящего солнца, еще не выспавшись, мы вышли на раннюю раздачу молока детишкам, ожидающим за железной решетчатой дверью.

Они нетерпеливо щебетали, белоснежные улыбки беспрестанно вспыхивали на их чумазых черных личиках. Одетые в разноцветные лохмотья и босые, они дрожали от холода. Их глазенки смотрели на нас с огромным любопытством и страхом одновременно, Я думаю, они все время спрашивали сами себя, что это мы за «фрукты» такие.

Наша работа заключалась в том, чтобы разделить их на две шеренги (очень трудно установить дисциплину у детей, не знающих, что такое школа), раздать всем печенье, а потом отвести обе шеренги к узкому и длинному столу, с которого каждый брал по кружке горячего молока. Было очень трогательно смотреть на то, как старшие помогали младшим, и, если маленькие выпивали не все молоко, ребята постарше переливали его в где-то раздобытые пластиковые бутылочки из-под воды, чтобы малыши выпили его попозже. Раздача молока продолжалась примерно полтора часа. Потом ребята разбежались группами по 5−10 человек, а я, у которой всегда карманы были полны карамелек, одаривала ими плачущих детей. Улыбки блестели, и сладкие голосочки прощались с нами «Bonjour, madame! A demain» («Добрый день, госпожа! До завтра!»). Это обещание они всегда сдерживали.

Через несколько дней боголюбивейший епископ Игнатий поручил мне готовить для семей посылки, которые нужно было отвезти в две деревни, расположенные примерно в 100 км от миссии. Договорившись с остальными членами нашей группы, Хрисанфом Маргонисом — студентом богословского факультета Афинского университета и Ники Папагеоргиу — профессором богословия Салоникского университета, мы распределили обязанности и приступили к работе. Следовало нагрузить посылками джип таким образом, чтобы осталось место и для нас. Нужно было выехать вечером, чтобы к утру быть уже на месте: утром жители деревни собираются в церкви, и мы должны раздать им посылки.

Приготовив в дорогу кофе и бутерброды, мы отправились. Как только мы покинули город, асфальтированная дорога кончилась. Добавьте к этому перерезавшие ее канавы глубиной до метра! Мы не встречали других машин. По дороге тянулись лишь повозки, груженые или пустые, которые тащили волы с огромными рогами в форме лиры, изумившими нас своими размерами. Этих же волов можно видеть и на гербе Мадагаскара. Погонщики вели их по канавам, которые делали дорогу непроезжей для машин. Наш водитель утверждал, что нам еще повезло: давно не было дождя, иначе грязь остановила бы нас, прежде чем мы отправились бы в дорогу.

На повозках, которые тащили волы, по стране перевозят разные товары: так, «по-черепашьи», ведется торговля. Экономика Мадагаскара находится в младенческом состоянии, основные инфраструктуры отсутствуют, и это делает условия жизни ее жителей чрезвычайно тяжелыми. Леса на острове давно вырублены, древесина использована на топливо для обогрева жилищ и приготовления пищи. На месте лесов возникли новые пастбища для знаменитых волов, являющихся также и источником мяса для населения.

Деревни, через которые мы проезжали, состояли из домов, сложенных из кирпичей, со стенами, почерневшими над окнами от дыма. Жители деревни и грязные дети смотрели широко раскрытыми глазами на наш белый джип с крестом миссии на дверцах справа и слева и на его белых пассажиров — женщин. Я уверена, что мы стали темой для обсуждения по крайней мере на неделю.

Местные обычаи разрешают полигамию. Мадагаскарские женщины нередко становятся жертвами тяжелой эксплуатации. Часто они заражены болезнями, которыми их «награждают» их мужья. Когда как-то раз я сказала шоферу миссии, что он очень хорошо водит машину, тот посмотрел на меня с недоумением и спросил, откуда я это знаю. Когда я ответила ему, что вот уже 20 лет ежедневно, отправляясь на работу, сама веду машину, он посмотрел на меня с явным недоверием.

Христианство, кроме того, что дает этим людям возможность познания единого истинного Бога, раскрывает перед ними иные духовные пути, следуя которыми, они становятся лучше, начинают любить друг друга и учатся служению другим. К счастью, христиане там желанны, и дело миссии идет легко, если не принимать во внимание тяжелые условия жизни. Епископ Игнатий уже создал 45 приходов в дальних и ближних деревнях. Он рукоположил 11 священников, которые служат в этих деревнях. Заботясь о духовных и материальных нуждах своей паствы, они перемещаются на мотоциклах, купленных миссией.

Наконец мы прибыли в одну из этих деревень. О нашем приезде заранее сообщил священник, потому нас встречали старейшина деревни и все ее жители. Собрались в церкви. После литургии каждый получил по посылке. Были розданы иконки и крестики, а также конфеты, и все это чинно, без шума. Мы отсняли свой ежедневный фотоотчет. Когда мы уже собирались уезжать, старейшина деревни со слезами на глазах преподнес нам три ананаса — дар от всего сердца и… бедности. Этот подарок для меня самый дорогой из всех, что я получила за всю свою жизнь. Когда все вместе в миссии мы их ели, оказалось, что это сладчайшие плоды — плоды, орошенные потом и слезами благодарности тех, кто их нам преподнес.

Свидетелями подобных сцен мы были при посещении и других деревень-приходов епископии во все время моего пребывания на Мадагаскаре. И каждый раз, когда я видела огромные черные блестящие глазенки смотревшего на меня с безграничной радостью и признательностью босоногого и оборванного сорванца, которому я передавала одежду, ботинки и письменные принадлежности, я забывала о своей усталости. Но этот взгляд я сохранила и передала вам, мои дорогие читатели, тем, кто с любовью и состраданием позаботился о том, чтобы на Мадагаскаре можно было оказывать гуманитарную помощь. Я была там за вас, и на это меня благословил Господь, а потом — и епископ Игнатий. Я приношу пользу людям. И я приношу пользу себе, потому что я становлюсь лучше.

Возвращаясь домой, на свою любимую родину, я всегда преклоняю колени и целую ее землю. И каждый раз я все больше и больше ценю то, что мне дал Господь. Я все больше люблю людей, потому что вижу внутри них божественную искру ожидающей пробуждения истины Христовой. Как бы тяжело ни жили люди на краю земли в бедной стране, называемой Мадагаскар, свет Господень просияет там и просветит их. Это уже началось.

Такие миссионеры, как епископ Игнатий, подвергают себя большой опасности, сея на краю земли семена православной веры.

Прошу помолиться за них.

Ваиа Петропулу, профессор английского языка, миссионер

Перевела с греческого Зинаида Оборнева, Журнал «ΤΟΛΜΗ»

http://www.pravoslavie.ru/cgi-bin/sykon/client/display.pl?sid=247&did=2029


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru