Русская линия
Правая.Ru Егор Холмогоров29.05.2007 

Шашлычная революция или социология очереди

В выходные автор этих строк имел возможность наблюдать на уровне микросоциальной группе всю схему становления революции, общественного мнения, социализма и национализма, в том числе экстремистского. Всё происходившее в очереди за шашлыками очень напоминало схемы, по которым развивались события Французской Революции, Февраля 1917 и Катастрофы 1989−91 годов

Итак…Суббота. Обычная московская зона отдыха. Область рядом с прудом, где всё переполнено голыми загорающими телами, люди несмотря на запрет окунаются в грязную воду и пьют в больших количествах пиво. Кстати вот что интересно, — там, где скопления людей — не так фундаментально грязно, как там, где почти пусто. Видимо в пустынных местах не убирают.

Пьяная мамаша то теряет, то находит свое дитя, затем отводит ее в близлежащие кусты — справить нужду. Две высокие, динноногие, гламурные блондинки, чьи загорелые бедра обмотаны шелками, с полным достоинства видом стоят за пивом в разлив (странно, зачем таким птицам с явно неслабыми покровителями тусоваться в этом месте всеобщего отдыха простых граждан). Бесчисленные коляски с детьми от года и старше. Крепкие усталые мужики.

И очередь за шашлыками. Ситуация такая — хозяин всей лавочки, разумеется кавказец (национальности не понял) поясняет — приехала комиссия, шашлыки нам здесь делать запретила, поэтому мы их делаем там в лесу, сразу по тридцать пять шампуров и оттуда приносим. Поэтому ждите, сырыми не дадим. Ну, делать нечего, очередь стоит и ждет. Сначала она маленькая и все спокойно. Потом время тянется, людей становится больше и в очереди начинаются сложные социально-политические процессы.

Начало очереди не беспокоится — они знают, что всем достанется. Конец очереди тоже не беспокоится, они только что пришли, не устали стоять и, что называется, «знали на что идут». Больше всего волнуется середина. «Средний класс».

Сперва, они вяло подгоняют хозяина и его подручных: мол, «скоро там? сколько еще ждать? Шашлык жарится максимум 15 минут».Хозяин устало отбивается — «сырым не дадим, а так скоро». Затем речь парней из середины очереди становится все более угрожающей. Они начинают порождать объяснения задержке (хотя мне, стоящему в первых рядах очереди ситуация кажется нормальной — и в самом деле 35 шампуров готовить долго): «Они там налево торгуют», «На сторону носят», «Я сам видел, они там продают по 200 р., прям с мангала, а тут по 150 мы стоим и ждем», «Мы тоже есть хотим» (совершенно нерыночный аргумент, согласитесь), «да они просто жулики"…Осталось дождаться, когда в ход пойдет следующий аргумент: «Да это все мафия кавказская…» и события приобретут совсем интересный оборот. Кто-то уже что-то такое буркнул под нос.

Но в этот момент звучит заветное: «вот уже, принесли». Действительно, приносят казан доверху наполненный горячими ароматными шашлыками. И немедленно мотивы борьбы за права стоящей в очереди нации сменяется борьбой внутри нации за доступ к ресурсом. Те же «середняки», которые до этого генерировали слухи о торговле налево начинают бдительно осматривать очередь и требовать от каждого доказательств, что он в очередь не «влез» и не является, таким образом, незаконным мигрантом.- На всех хватит?- На всех, если не будут по два килограмма брать — отвечает хозяин точки.- Так! По три куска в одни руки давайте. Больше не давать, — раздаются требования «среднего класса».В ответ, отстоявшие в начале очереди возмущаются и начинают доказывать, что они свое честно выстояли и имеют право взять столько, сколько хотят. Причем доказывают не из жадности, а скорее из принципа — на самом деле никто больше двухсот грамм не берет.

Как дальше развивались события, я не знаю, поскольку получил свои пять кусков, салат, минералку и пошел их поглощать. Правда потом на всякий случай взглянул. Больше всех шумевшие бунтари свои шашлыки все-таки получили и ушли, довольные тем, что и поели и побузили…

А я ушел обогащенный ценным социологическим и социопсихологиеским опытом, сделав ряд любопытных выводов. В случае недостатка ресурсов наибольшую активность проявляют средние слои, то есть те, кому может достаться, а может и не достаться в зависимости от обстановки. Методом давления они выбирают атаку на распределителей благ, обвиняя их в коррупции. Эти обвинения обычно порождаются прежде всего паникой, что не достанется, а иногда попросту выдумываются, чтобы объяснить недостачу. Характерно, что этнический аргумент идет в ход, только в последнюю очередь, когда ситуация доходит до точки кипения. «Средние» пытаются диктовать схему организации распределения ресурсов, которая максимально гарантировала бы их от потерь — сторонних не впускать, больше N-ного количества в одни руки не давать.

Всё это очень походит на те социопсихологические схемы, по которым развивались события Великой Французской Революции, Февраля 1917 и Катастрофы 1989−91 гг.

http://www.pravaya.ru/column/12 348


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru