Русская линия
Татьянин день / Мы в России и Зарубежье Савелий Мартыненко25.05.2007 

Что ценного в РФ? О символах и ценностях, которые государство предлагает российскому обществу

С распадом Советского Союза коммунистическая идеология перестала быть государственной, с ней, казалось бы, канула в Лету и прежняя система ценностей. Что за ценности пришли ей на смену, какие символы знаменуют наступление «новой эпохи»? И вообще, пришли ли эти новые ценности и наступила ли эпоха? Давайте попробуем разобраться в этом.

Два президента

Ельцинскую эпоху все помнят как время всеобщего хаоса и «дикого» капитализма, то есть безграничного воровства. Все было настолько очевидно плохо, что чиновники и представители власти даже не считали нужным создавать определенные идеологические системы, способные хоть на время отвлечь внимание граждан от постоянных коррупционных скандалов. Свидетельством тому служит хотя бы тот факт, что сегодня СМИ только и могут мечтать о той свободе слова, какая была при Ельцине. Ценностные и идеологические модели стали робко появляться с президентом Путиным. Во-первых, к началу его президентства страна дошла до такого упадка, что, как многим тогда казалось, только создание мифов и зачатков идеологии, как морфин для больного раком, могли хоть как-то оживить Россию. Во-вторых, резкий рост цен на энергоносители во много раз увеличил благосостояние российских нефтегазовых бизнес-элит и чиновников. Ставки стали слишком велики, и для сокрытия столь явного перекоса в распределении финансовых ресурсов и предотвращения социального взрыва государству потребовался Путин со всеми его «атрибутами» власти. Не окажется ли так, что при резком падении мировых цен на нефть рухнут все путинские проекты, окажутся фикцией идеологические ценности, представляемые в качестве общенациональных, а страна окажется у разбитого корыта?

Выгодный курс?

Итак, на сегодняшний день в России все четче вырисовывается определенный государственный курс. Нам не столь важна информация, кто главный идеолог этого курса: администрация президента, сам президент, правительство или кто еще. Нас будет интересовать то, чьи интересы отражает путинская политика и какие ценности она несет. С интересами дело обстоит проще — достаточно взглянуть на простые социально-экономические показатели. Несмотря на огромные доходы от экспорта энергоресурсов и обилие проведенных преобразований, затрагивающих самые разные сферы общественной жизни и государственного аппарата, резкого роста среднего класса и уменьшение бедности, к сожалению, не наблюдается. Зато существенно, даже по сравнению с серединой девяностых, выросли доходы наиболее обеспеченной части населения. Рост благосостояния отдельных групп граждан дает наиболее объективную информацию об интересах. Что касается ценностной характеристики государственной политики, то для этого нам необходимо проанализировать отдельные реформы, события, заявления политиков и даже символы, имеющие идеологическую направленность. На мой взгляд, можно выделить три направления президентского курса: экономический, политический и нравственно-идеологический. Давайте рассмотрим ценности, предлагаемые государством, на каждом из направлений.
ВВП, империя и нацпроекты

Одним из экономических символов путинской эры является аббревиатура ВВП. Валовой внутренний продукт попал в центр внимания российских политиков и журналистов не только и не столько из-за совпадения начальных букв слов с инициалами президента. Частое упоминание ВВП с экрана телевизора и из уст политиков всех рангов для простых граждан символически знаменует собой переход к новому времени — эпохе настоящего капитализма и прагматизма. Это тщательно выверенный и продуманный ход, ориентированный на то, что определенная часть людей начнет мыслить в макроэкономических категориях и станет соизмерять свое финансовое благополучие с показателями ВВП. Согласно правительственной программе, Россия должна была догнать показатели ВВП на душу населения Португалии к 2030 году, но, видимо, испугавшись слишком долгих сроков, сделала основной акцент лишь на удвоении ВВП к 2010 году. Думаю, что определенный эффект от пропаганды важности ВВП власть возымела: многие россияне ставят в заслугу государству экономический рост, тогда как едва ли кто может похвастать хотя бы шести-семипроцентным прибавлением в своем кармане. Наряду с ВВП список часто употребляемых слов пополнили такие понятия, как «энергетическая держава» и «нацпроект». Считать себя частью великой империи русскому сознанию всегда приятно — это у нас в крови. Поэтому, делая ставку на великодержавные чувства россиян, власть не прогадала и существенно понизила градус всеобщего возмущения по поводу безжалостного расходования общенародного достояния и природных ископаемых. Теперь Россия — это не энергетический придаток, а энергетическая империя. Сущность одна, зато названия разные, а это позволяет президенту и авторам термина поднять свой авторитет не только внутри страны, но и за ее пределами, так как с интересами империи должны считаться… особенно Грузия, Украина или Белоруссия… Затевая историю с нацпроектами, государство, как кажется, пытается убить сразу двух зайцев. С одной стороны, нацпроекты существенно повышают рейтинги доверия самого президента и одного из вероятных преемников — Д. Медведева, делая ему прекрасную рекламу. С другой стороны, кипучая деятельность вокруг разных проектов создает видимость заботы государства о простых гражданах и их насущных проблемах. При этом почему-то совсем не слышны голоса тех экспертов, кто указывает на недостаточность финансовых средств, выделяемых на общенациональные программы. В масштабах России нацпроекты — как капля в море, а скорее даже лишний способ обогатиться огромному количеству федеральных и региональных чиновников. Чего стоит только программа «Здоровье», приведшая к острейшему дефициту бесплатных лекарств для хроников и тяжелобольных. Суверенитет Знаковым событием в идеологическом наполнении путинской эпохи можно назвать выход в свет двух статьй о «суверенной демократии» В. Суркова, заместителя главы администрации президента. Надо признать заслугу и профессионализм кремлевского идеолога — термин он придумал всеобъемлющий и частично обезоруживающий скептиков внутри страны, а главное, за ее пределами. Главный смысл понятия «суверенная демократия» выглядит так: в России на самом деле строится демократия, только она не такая, как во всем мире, а особенная. А главные особенности как раз и состоят в том, за что больше всего критикуют нынешние реформы президента и правительства. Ключевым словом в данном понятии является «суверенный», так как суверенитет подразумевает уважение к определенным культурным и иным традициям государства, а также невмешательство других стран во внутренние процессы. Вот, например, критикуют нас, особенно на Западе, за отсутствие парламентаризма, свободных судов и СМИ, а мы им в ответ: это у нас традиции такие, когда судят криво и прессу с партиями притесняют. А раз это наши традиции, значит, и наше суверенное право именно на такие демократические институты. Однако надо признать, что термин «суверенная демократия» получил хождение лишь среди политически грамотных слоев населения, так как для многих россиян его смысл до конца не ясен. Также любят его использовать российские политики при встречах с зарубежными партнерами, когда речь заходит о нарушениях основ демократии в России. Видимо, очень удобно российской власти проводить угодные для себя законы, но при этом оставаться в числе демократических государств и требовать международного признания успехов России в становлении демократии.

«Культик» личности

Неотъемлемой частью нынешнего политического курса необходимо считать популяризацию самого президента. Не секрет, что вокруг Путина целенаправленно создается ореол славы и народной любви. Чтобы убедиться в этом, достаточно пощелкать каналы и послушать сводки новостей. Президент — первый символ своего президенства. Его ставят во главу угла не только при пропаганде определенных идей, но и при осуществлении целой группы реформ по укреплению вертикали власти. Раз авторитет президента непоколебим, а личные рейтинги столь велики, то и про вертикаль власти никто дурного слова не вымолвит. Хотя это явление не иначе как спорным, если не вредным, не назовешь. Официальное объяснение необходимости усиления государственной вертикали состоит в увеличении эффективности проведения в жизнь федеральных программ в регионах. Но, как показывает практика, крепкая вертикаль неизбежно сопутствует процессу сращивания государственной власти с крупным бизнесом. Кроме того, с усилением властной вертикали ослабевают горизонтальные связи между государственными институтами, что неминуемо создает благоприятные условия для министерского произвола и коррупции.

Гимн и ВОВ

Ничуть не меньшее значение для государственной политики имеют символы и события нравственно-идеологической направленности. Они, пожалуй, также заключают в себе ценности имперского сознания. Первым признаком этого можно считать возвращение музыки советского гимна, которая, ни для кого не секрет, ассоциируется у большей части людей именно с мощью и силой Советского Союза, но мало кого переносит в застенки КГБ и многочисленных лагерей. К сожалению, когда крепнут великодержавные чувства, ослабевает народная память. А всем нам есть что помнить и за что раскаиваться еще не одно столетие: такое количество пролитой крови и такое число невинно загубленных душ нельзя забыть. И если миллионы людей при звуках старого советского гимна, пусть и с новыми словами, не охватывает чувство ужаса и печали — то это верный признак глубокого нравственного кризиса целых поколений. К числу знаковых событий современности с явным уклоном в сторону нравственно-идеологического воспитания масс также относится помпезное празднование шестидесятилетней годовщины победы в Великой Отечественной войне. На первый взгляд, ничего особенного в такой торжественности и значимости круглой даты нет. Однако если принять во внимание тот факт, что шестидесятилетняя годовщина была отпразднована куда более пышно, нежели полувековая, а на приглашение высоких делегаций со всего мира и соответствующую рекламу события ушло денежных средств в десятки раз больше, чем на подарки и пенсии ветеранам, то кое-что начинает проясняться. Не является ли столь пышное празднование очередным политическим ходом власти? Такое массовое стечение людей и мировых лидеров позволили президенту как нельзя более кстати получить одобрение свого видения истории и роли СССР в войне. Когда стихли залпы праздничных салютов и смолкли звуки песен военных лет, стало казаться, что никто в стране не хотел вспоминать о той в действительности противоречивой роли Сталина в развязывании войны и вообще о бездарном командовании и неоправданно жестоком принесении миллионов людей в жертву двум кровавым режимам. Сладкая торжественность момента сотворила новый миф о ВОВ, ведь куда приятнее и проще ощущать причастность новой России к великой победе, нежели к великой трагедии. Видно, мифы еще долго будут ласкать сознание русского человека, часто предпочитающего гордыню и забвение покаянию и осмыслению.

Патриоты на зарплате

Настоящим изобретением последних лет стало появление целого ряда пропрезидентских молодежных движений. Такую тенденцию вообще можно назвать прорывом в методике нравственно-идеологического воспитания масс. На экране телевизора, в газетах и журналах то тут, то там мелькают молодые лица с пестрыми и броскими лозунгами движений «Наших», «Молодой гвардии» и иже с ними. Кажется, что молодежная жизнь в стране наконец закипела и забурлила. Но не все так радостно. Молодежные движения в действительности столь же искусственны, как и две проправительственные партии, призванные создавать видимость политической конкуренции. Молодежь собирают на митинги за деньги, а это не может не оказывать разлагающего воздействия на сознание будущих политиков, экономистов, юристов и вообще специалистов, которых государство уже с юных лет приучает к оплачиваемому популизму и имитации действительности. Неужели власти действительно верят, что марионетки в будущем станут настоящими гражданами?

Две элиты — два пути

Часто высказывается мнение, что высокие показатели рейтингов доверия тому или оному политику считаются явным подтверждением правильности политического курса. Вот, например, пропрезидентские партии и сам президент России имеют запредельно высокие рейтинги, но свидетельствует ли это об органичности ценностей, сопутствующих государственному курсу? В послевоенной ФРГ большая часть населения продолжала почитать Гитлера национальным героем1. Означало ли это необходимость возвращения к власти нацистов? Скорее наоборот: именно потому, что немецкий народ был опьянен нацизмом, к власти в Германии необходимо было прийти новой элите, проведшей денацификацию. Эта политика коренным образом изменила саму природу межличностных и общественно-государственных отношений в стране. В данном случае можно с уверенностью говорить о гармоничности преобразований и настоящем преображении общества. Успешное экономическое развитие послевоенной ФРГ и четкость в оценке недавнего прошлого — тому лишнее подтверждение. В современной же России большинство ключевых постов по-прежнему занимают представители советской номенклатуры или люди с «пионерско-комсомольско-партийной» закалкой, чье сознание никуда не делось, а стало лишь называться передовым и демократическим. Возможно, именно советский тип мышления представителей современной российской элиты не позволяет им определять правильные ценностные ориентиры для самих себя и всего общества. Поэтому неудивительно, что большая часть реформ и начинаний государства не приживается или отторгается российскими гражданами, становясь достоянием бюрократического аппарата и крупного бизнеса.

О грустном

Признаться честно, при работе со статьей меня периодически охватывал ужас: неужели ни один символ и ни одно знаковое событие современности не несет в себе полностью положительного смысла? Нет, конечно, были дела, заслуживающие одобрения, но они остаются не замеченными обществом, а значит, и не участвуют активно в формировании общенациональных ценностей. Неужели все так плохо? Получается, что плохо, только вот многие не хотят этого понять, так как вокруг нас постепенно создается мир, отличный от действительности и наших настоящих проблем. Главная черта нашего времени и его символов — искусственность, которая не изменяет и не преображает общество, но консервирует его, делает зависимым, как наркомана, от новых мифов и идей, увлекающих народ и погружающих его в новые бездны равнодушия по отношению друг к другу. Истинные ценности отличает органичность. Истинные ценности призваны соответствовать божественной природе людей, проявляясь в солидарном порыве общества к их Первоисточнику, исторической и политической правде, экономической справедливости и, наконец, к народному единству.

О радостном

Есть ли выход у нас? Где источник гармоничных ценностей? Он кроется в каждом из нас. Если мы в ответ на совершенно искусственные инициативы государства проявим собственную волю и стремление к правде, то лживые и нравственно порочные реформы не приживутся. Если нам предложат за деньги идти на площадь и выкрикивать чуждые нашим убеждениям лозунги — мы не пойдем, а предпочтем бескорыстное служение, то тогда государство в следующий раз не пойдет на сознательный обман и подкуп. Все в наших руках, и мы должны сами вырабатывать свой подход к истинным ценностям добра и правды, которые государство должно лишь озвучивать и использовать во благо.

http://www.taday.ru/text/46 231.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru