Русская линия
Правая.RuПротоиерей Андрей Филипс23.05.2007 

Православная Русь и всемирный совет Православия

К началу XXI века, Грузинская и Болгарская Поместные Церкви вышли совершенно из состава Всемирного Совета Церквей, а некоторые другие, по примеру Русской, изменили статус и соответсвенно участие в нем. Но всё же, при рассвете XXI века, некие представители неких из Поместных Церквей попрежнему охвачены, угасающими вспышками экуменизма прошлого Нам кажется, что ответом на это безобразие, и решением наболевших проблем должно стать возрождение Православной Руси и образование Всемирного Совета Православия

ПРЕДИСЛОВИЕ: ИСТОРИЯ РУСИ В СВЕТЕ ПРАВОСЛАВИЯ

В 988-ом г., Промыслом Божиим, как раз в то время, когда Первый Рим, а вместе с ним и Западная Европа начинали отступать от Церкви, народ Руси удостоился Святого Крещения. Последующие пять столетий Русь еще не обрела возможности многое предпринимать на благо остальных православных народов земли. Первые века после Крещения она была еще слишком небольшой и неокрепшей, а затем, в тринадцатом веке, она подверглась распятию между двумя разбойниками: с Запада на нее обрушились тевтонские рыцари-крестоносцы по наущению преданных Папе Римскому своих начальников, а с Востока ее одолевали татарские нашествия, руководимые монгольскими ханами.

В 1453 году, после падения Второго Рима — Константинополя, Русь оказалась Третьим Римом. Постепенно набирая державную мощь, следующие пять столетий ее истории владения ее расширялись: благодаря освоению и завоеванию новых земель дальнего севера и дальнего востока, Русь доносила до них свет веры Христовой. К восемнадцатому веку, будучи уже Империей, Россия была уже достаточно сильной, чтобы начать на своих Западных границах освобождать православных, очутившихся в недоброжелательном окружении католических властей, особенно на территории занятой Польшей, а уже в девятнадцатом веке и на юге, особенно в Болгарии, занятой Османской империей. Если бы не вмешались Англия и Франция, поддержавшие Османскую Турцию и затеявшие Крымскую Войну, и если бы не вмешалась затем в Сербии Австро-Венгерская Империя, Православная Русь смогла бы достичь еще и гораздо больших успехов. Но тем не менее, бесспорно, достижения и без этого были огромные.

Трагедия нагрянула в 1917-ом г., когда Русь, пребывая на пути от Иерусалима в Иерихон, впала в отступничество. На нее напали духовные разбойники, одержимые лжеучениями западного материализма, которые они затем привели в исполнение, используя самые свирепые приемы восточного деспотизма. Русь оказалась во власти духовных разбойников происходивших и от Востока, и от Запада, сорвавших с нее ее ризы (ее Царя), тяжко ее ранивших и покалечивших, а затем бросивших ее на произвол, еле живую. Видя ее страдания, некий священник, происходивший от старшей ветви инославия, прошел мимо. Затем и другой, левит, происходивший от младшей ветви инославия, также мимо прошел.

Зато Тот, Кто Сам — Глава Церкви повязал ее раны, вливая в них елей и вино (милосердие и благодать), взвалил ее на Свое животное (Свои же Божественные рамена, или плечи) и доставил ее до постоялого двора (Церкви), заботясь о ней. Он попросил хозяина (церковное духовенство) ухаживать за ней и дал ему для этого две монеты (т.е. Святые Таинства и молитвы ее святых мучеников и исповедников) на издержки. Наконец, после трех поколений, в 1988-ом г., к тысячелетней годовщине ее Святого Крещения, Русь начала приходить в себя, исцеляясь от ран… и коммунистическая версия западного материализма окончательно разрушилась.

ПРАВОСЛАВИЕ ЗА РУБЕЖАМИ РУСИ В ДВАДЦАТОМ ВЕКЕ

В результате же происшедшей в двадцатом веке катастрофы, в православный мир вкрался тлен упадка. С одной стороны, еще совсем недавно православная Российская Империя, а за ней и вся славянская, грузинская и румынская части Восточной Европы были порабощены коммунистическим материализмом. Сопротивление ему оказывала оставшаяся на свободе Русская Православная Зарубежная Церковь, при поддержке смелейших отцов на Святой Афонской Горе, в Иерусалиме, в Сербии, в Черногории и еще кое-где подвизающихся. С другой стороны, лишившись поддержки извне и материальных поступлений, относительно малочисленные православные греки и арабы были вынуждены пойти на компромисс с сильными мира сего. В результате, под влиянием Западных сил, в особенности Британской Империи, масонство стало общепринятым явлением и порядком вещей, в восточно-христианском мире, от Царьграда до пределов Ближнего Востока, наряду с греческим или арабским национализмом.

Таким образом, когда по следам захвата власти в России большевиками Западные силы через год-два приказали перейти всем на новостильный календарь, значительная часть греческого мира последовала этим требованиям, а за ними уже и Румыния и Болгария подчинились. Сопротивление оказывали православные уходящие в старостильные расколы — однако, как и всякие расколы и тенденции к дроблению, эти явления имели обратный результат: они позволили сильным мира сего дальше и глужбе сеять распри и раздоры среди православных и облегчили основную их задачу подавления нашей веры. Некая доля православного мира в Истанбуле, увлеклась призрачными мечтами о погибшей империи и ее идеях. Вместе с самим фактом эмиграции, как таковой, всё это вместе привело к полному хаосу в юрисдикционных вопросах и взаимоотношениях между православными в рассеянии. Что касается же православного арабского мира в Антиохии (а до некоторой степени и в Александрийской Патриархии), то там стремление к пан-арабской солидарности и видимости единства привели к иным соблазнам уже догматического характера, к компромиссам, сглаживающим различия между православными и их сродникам по этническому происхождению, монофизитами, униатами и даже мусульманами.


Всем этим течениям героически противились многие верные Христу духовные лица и миряне в скромных греческих и арабских приходах, в особенности в самой Греции и на Кипре, но также и в монастырях, например на Афоне. И, тем не менее, некоторые из высших управляющих инстанций греческих и арабских Церквей находились во власти врагов Церкви, либо тех кто, сами отказываясь вступать в ложи, всё-таки во всем подчинялись директивам Ложи. Именно из этих обстоятельств и возник самый страшный, главнейший соблазн и искушение которому подверглись греческие, арабские и румынские Поместные Церкви, а затем уже и славянские и грузинские, во второй половине разлагающегося двадцатого века, а именно: экуменизм. Изначально являясь порождением протестантского мира и его идеологии синкретизма, экуменизм ни во что ни ставил Церковную Истину и Откровение. Увы, некоторые иерархи Поместных Православных Церквей, весьма ослабевшие от нападений извне, а заодно и расшатываемые изнутри, скомпрометировали себя экуменизмом, вызывая при этом великую печаль и возмущение среди рядовых своих клириков и мирян.

Не только некие из их иерархов вступили в неподобающее общение с римокатоликами, в нескольких случаях даже допуская некоторых из католиков до Святого Причастия, но они также вступили в протестантский Всемирный Совет Церквей (ВСЦ). При этом, следует подчеркнуть, что к началу двадцать первого века, Грузинская и Болгарская Поместные Церкви вышли совершенно из состава Всемирного Совета Церквей, а некоторые другие, по примеру Русской, изменили статус и соответсвенно участие в нем. Закономерность этих перемен подтверждалась еще и внятным порицанием синкретической теории так называемых ветвей со стороны Русской Православной Церкви. И всё же, при рассвете XXI века, некие представители неких из Поместных Церквей попрежнему охвачены, словно похмельем, угасающими вспышками экуменизма прошлого века. Нам же кажется, что ответом на это безобразие, и решением наболевших проблем должно стать возрождение Православной Руси и образование Всемирного Совета Православия.

НА ПУТИ К ВОЗРОЖДЕНИЮ ПРАВОСЛАВИЯ В МИРЕ

Говорим мы здесь о возрождающейся Православной Руси по двум причинам. Во-первых, потому, что она является единственной потенциальной силой на земле, которая в состоянии положить предел компромиссам, на которые пошли некоторые из православных в ХХ веке. Новый календарь и экуменизм угаснут окончательно только тогда, когда снова станет ощутимой на земле сильная Православная Держава, уважаемая остальным человечеством. Во-вторых, еще и потому, что только Православная Русь является источником той власти и авторитета, благодаря которым можно было бы наконец восстановить порядок и гармонию в ныне хаотичной юрисдикционной сфере в православном рассеянии.

Итак, чтобы вернуться к тому положению зарубежных православных приходов Северной Америки, в котором они находились в 1917 году, когда все православные национальности были объединены под общим управлением Поместной Русской Православной Церкви, потребуется не только покаяние. Потребуется еще и Православная Держава — Сила, способная окормлять духовно, пасти, вести, распределить и облечь в надлежащую форму административную инфраструктуру, располагая мощностями позволяющими объединить различных православных в рамках одной Местной Митрополии. И, соответственно, по всем другим местностям, например в Западной Европе, в Австрало-Азии, где православные самых разных национальностей и наречий также пребывают нынче в юрисдикционном хаосе и параличе. Мы предлагаем в качестве средства уврачевания этой неблагоприятной ситуации, вовсе никакой не Всемирный Совет Церквей, но принципиально иной — Всемирный Совет Православия, или ВСП.

Ведь нелепо, согласитесь, что для того, чтобы встретиться друг с другом православные должны состоять в неправославных организациях, будь то во Всемирном Совете Церквей или, например, в Епископальной Конференции Европейских Церквей или чем-либо подобном. Ведь для того, чтобы целесообразно отвечать на обще-православные приоритеты в глобализированном мире, православным нужен собственный православный форум, свой центр встреч и рассуждений — Всемирный Совет Православия. Так, например, хотя масонство давным давно отвержено и подвержено порицанию Элладской Церковью и Русской Православной Зарубежной Церковью, оно все еще не подвергалось ни разу обще-православному рассмотрению. И аналогично, хотя разжигающий возмущение вопрос экуменизма и был тщательно разоблачен как с богословской, так и с философской стороны такими светилами, как праведный о. Иустин (Попович) Сербский, а сама теория ветвей была окончательно и безоговорочно отвергнута всей Русской Церковью, вопрос экуменизма еще не рассматривался совместно всеми, как надлежало бы, Соборно. В том же что касается проблем рассеяния православных, исправления организационных неполадок и недоделок, усовершенствования общеправославных структур, то и речи ни было до сих пор о том, как даже подойти к решению этих задач.

Само по себе наличие меж-православного, обще-православного форума означало бы уже, что Поместные Православные Церкви не нуждались бы более во Всемирном Совете Церквей. Он бы остался таким, каким по сути всегда и был — меж-протестантским объединением. И параллельно с этим, та абсурдная ситуация, согласно которой православные встречаются друг с другом только на совместных встречах и собеседованиях с Англиканской либо с Римо-Католической Церковью также бы прекратилась. Всемирный Совет Православия предоставил бы условия для свободных, открытых встреч между православными, в полной независимости от влияния или воздействия политических интересов, обсуждая общие проблемы и задачи и изыскивая решения для них в духе подлинного Православия. Где бы мог встречаться и заседать такой Всемирный Совет Православия?

ПОСЛЕСЛОВИЕ: НА ПУТИ В НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ

Мы предложили бы, чтобы подобный Всемирный Совет Православия разместился в самой Москве, или вблизи ее. Это потому, что кажется, нет другого места на земле сегодня, где мог бы обосноваться такой Совет и при этом получить надлежащую поддержку и оснащение требуемой инфраструктурой. Мы не можем не руководствоваться здесь и воспоминанием о том, что все Семь Вселенских Соборов имели место либо в самом Константинополе — Втором Риме — либо вблизи его, либо, в случая Эфесского Собора, неподалеку от него. Такой Всемирный Совет Православия мог бы стать в будущем источником решения всех меж-православных затруднений недавнего прошлого и настоящих дней.

Более того, мы даже осмелились предложить бы где именно можно было бы основать и разместить такой Всемирный Совет Православия — в Новом Иерусалиме, на запад от Москвы. Этот архитектурный ансамбль, построенный в семнадцатом веке как противовес своего рода имперской идее Государства и Державы, был осмыслен как олицетворение частей древнего Иерусалима и Святой Земли, таким образом, чтобы река Истра по своему расположению соответствовала Иорданской реке. Предполагалось, что Новый Иерусалим будет открыт всем народам, чтобы в нем монахи разных происхождений и национальностей, в том числе и обращенных в православие из Западных стран, могли бы вместе подвизаться в подлинно кафолическом, т. е. вселенском духе соборности (единения). Хотя его еще предстоит полностью отреставрировать, место это невозможно не посчитать оптимальным, так как оно построено вокруг монастыря посвященного Воскресению Христову. Оно является ярким контрастом комплексу в Шамбеси в кальвинистской Швейцарии, где протестансткий мир финансировал для Константинопольской Патриархии, в общем-то, достаточно светский по своему существу центр для приемов и конференций, со своей псевдо-православной часовней в стиле кинозала.

Ибо, даже если она еще далеко не свободна от Западного материализма в его потребительской форме, даже если она далеко не свободна от тирании алкоголя и многих других темных и жестоких пристрастий, в современную Россию все-таки заложен еще потенциал для воцерковления, т. е. для возрождения Православной Руси. При раскаянии все становится возможным. При общенациональном раскаянии, будущая, возрожденная уже Православная Русь смогла бы вернуться на свой исторический путь, а также и весь православный мир в свою очередь вернуть на историческую путь своего наследия и предназначения на этой земле. Плоды раскаяния могли бы может быть и побудить душу некого, Богом вдохновенного, православного русского мецената выделить средства необходимые для полной реставрации Нового Иерусалима и тем самым обеспечить православных земли подлинно, исконно православным местом для размещения в нем Всемирного Совета Православия.

Не дано нам знать, однако, сподобит ли Господь видеть воплощение в жизнь какой-либо части этого видения, этого замысла. В настоящий момент, возрождение православия, воцерковление русского общества, на Руси только начинает набирать силу и пока еще затронуло только небольшую часть населения. Со всех сторон много тягот и печалей обстоит, вызывая во многих пессимизм. Однако, при полном раскаянии душ опечаленных всем очевидным, Всемирный Совет Православия мог бы стать бесценным, незаменимым рычагом для воздвижения и вызволения недугующих от состояния духовной расслабленности настоящего момента. Но для того, чтобы парализованный грехами расслабленный действительно смог встать, взять одр свой, и пойти вперед, понадобится сначало чудо Веры, а затем еще и чудо Исцеления. Господи, да будет Воля Твоя!

Неделя о Расслабленном 16/29 апреля 2007 г.
Институт Философии, г. Москва 5/18 мая 2007 г.

Свящ. Эндрю Филлипс, Великобритания

http://www.pravaya.ru/look/12 287


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru