Русская линия
Православие.Ru Светлана Липатова23.05.2007 

Святой мученик Христофор Песьеглавец: иконография и почитание

22 мая (9 мая по ст. ст.) Православная Церковь празднует день памяти святого мученика воина Христофора, пострадавшего за христианскую веру при императоре Деции около 250 года. Житие святого сообщает нам, что Христофор был выходцем из земли хананеев и до крещения имел имя Репрев (греч. — отверженный, осужденный). Сила его веры была так велика, что, видя ее, воины и блудницы, нанятые императором, стали христианами.

Среди других православных святых мученик Христофор выделяется приписываемой ему преданием необычной особенностью. Считалось, что, будучи телом как человек, он имел голову собаки. По одному сказанию, Христофор имел песью голову от рождения, так как происходил из страны кинокефалов — людей с собачьими головами. С кинокефалами иногда отождествляли хананеев, поскольку созвучное слово «канинеи» происходит от латинского canis — собака. Когда же будущий святой был крещен, он приобрел человеческий облик. По другому, довольно позднему, сказанию, получившему распространение на Кипре, святой от рождения имел прекрасную внешность, которой прельщались женщины. Желая избежать соблазнов, он молился о том, чтобы Господь дал ему безобразный облик, после чего и стал похожим на собаку.

В Константинопольском синаксарии указывается, что собакоголовый облик святого и его происхождение из страны кинокефалов и антропофагов (людоедов) следует понимать символически, как состояние грубости и свирепости во время пребывания его язычником[1]. В Синаксарии преподобного Никодима Святогорца ничего не говорится о звероподобном виде Христофора, сообщается лишь, что тот имел уродливый лик.

В западнохристианской иконографии святого, имя которого буквально переводится как «Христоносец», изображают как великана, несущего на своих плечах Младенца Христа. В «Золотой легенде», своде житий XIII века, составленном доминиканским монахом Иаковом Ворагинским, сказано, что Христофор (тогда еще носивший другое имя) работал на речной переправе. Когда он однажды переносил через реку ребенка, то ощутил невыносимую тяжесть, будто держит весь мир. Оказалось, что великан несет не только мир, но и Того, Кто его сотворил: в виде ребенка Христофору явился Сам Христос.

Традиция изображения Христофора как высокого мужчины с Младенцем в западной средневековой скульптуре, книжной миниатюре, а также живописи более позднего времени устойчива. Именно так святого изображали Иероним Босх, К. Витц, Альбрехт Дюрер и другие художники.

В искусстве Византии существовало несколько вариантов изображения мученика, которые сформировались уже в раннюю эпоху. Наиболее часто встречается образ юноши, облаченного в патрицианские одежды (как во фресках Дечан и церкви святого Климента в Охриде) или в воинские доспехи. Последний вариант представлен росписями Старой церкви (Токали Килиссе; Каппадокия, 913−920 гг.), первого слоя церкви Агиос Стефанос (Х в.), церкви святых врачей в Кастории (конец XII в.) и в мозаиках монастыря Осиос Лукас (вторая четверть XI в.). На Руси изображение святого Христофора как юного воина сохранилось в арке диаконника церкви святого Георгия в Старой Ладоге (последняя четверть XII в.)[2].

Наиболее необычна и интересна иконография святого Христофора, изображаемого в зооморфном облике, с головой собаки. Древнейший известный образ Песьеглавца представлен на керамической иконке VI—VII вв.еков из Македонии[3]. Святой Христофор вместе со святым Георгием поражают змей. Оба мученика изображены с копьями, между ними — круглый щит и крест. Другое изображение святого с песьей головой, но уже не в воинских одеждах, находится в Византийском музее в Афинах.

Несмотря на то, что в Иконописном подлиннике XVI века новгородской редакции о святом Христофоре говорится, что он изображается «аки Дмитрий, риза бакан, испод празелен"[4], то есть в образе юноши-воина, в русском искусстве второй половины XVI века и в XVII веке получили распространение иконы святого Христофора с головой собаки. Более ранних примеров до нас не дошло, хотя они, по всей видимости, существовали: первые упоминания о днях памяти святого встречаются в месяцесловах XI—XII вв.еков[5]. Возможно, святого почитали как защитника от заразных болезней и эпидемий. Так, в Великом Новгороде в 1533 году была построена церковь во имя святого Христофора именно во время мора. В Москве одна из эпидемий, прекратившаяся в 1572 году, сопровождалась также построением в Кремле церкви во имя этого святого[6]. К сожалению, никаких конкретных сведений ни о самом храме, ни о его внутреннем убранстве не сохранилось.

Типы русских икон, на которых изображается святой Песьеглавец, различны. В Государственном Историческом музее хранится Минея 1597 года на май месяц, где святой Христофор с открытой пастью и высунутым языком представлен в нижнем ряду святых, рядом со святителем Николаем. В Государственной Третьяковской галерее находится северная дверь иконостаса второй половины XVI века из церкви Троицы в селе Кривом, (Архангельская область), в Череповецком художественном музее — дверь в жертвенник второй половины XVII века. Эти монументальные изображения в рост отличаются по характеру от более камерных, небольших по размеру моленных икон святого, писавшихся, по всей видимости, для частного заказчика. Одна из таких икон — середины XVII века из бывшего собрания П.И. Щукина (ныне в Государственном Историческом музее) — имеет в нижней части ожоги от ставившейся перед ней свечи. Святой в воинских одеждах и развевающемся алом плаще предстоит в молении Спасу Еммануилу, изображенному в левом верхнем углу в сегменте неба. Среди других икон мученика этот образ выделяется не только своей иконографией, но и особым настроением. Христофор представлен не как устрашающий и безобразный песьеглавец, но прежде всего как предстатель пред Господом, усердно молящийся за человеческий род.

Второй половиной XVII века датируется одна из икон небольшого деисусного чина, созданного для домашнего иконостаса (ныне — в Государственном Историческом музее). Это изображение святого Христофора отличается от всех указанных выше: мученик показан прекрасным юношей, держащим песью голову на блюде в правой руке[7]. В левой руке святой держит крест.

Изображение святого на иконе первой половины XVII века из Ростовского музея примечательно тем, что сопровождается поясняющим иконографию текстом. В надписи на фоне, по сторонам от нимба, сообщается, что святой мученик был «родом от песьих глав». В правой руке Христофор держит крест, в левой — опущенный меч.

Изображения святого Христофора Кинокефала встречаются также в монументальной живописи — в росписях церкви Успения в Свияжске (XVI в.), Преображенского собора (1563−1564 гг.) и церкви Николы Мокрого в Ярославле (1673 г.). Кроме того, мученик часто представлен в произведениях лицевого шитья, связанных с заказами именитого семейства Строгановых[8].

История почитания святого в XVIII веке полна противоречий. С одной стороны, на протяжении всего столетия неоднократно ставился вопрос о недопустимости его изображений с головой собаки, с другой — подобные иконы продолжали появляться и бытовать.

В 1707 году в ответ на распоряжение Петра I о соблюдении тех иконописных правил, что были приняты на Большом Московском соборе 1667 года, Синодом разрабатывалось постановление о запрещении икон «противных естеству, истории и истине"[9]. К таковым относились и образы святого песьеглавца. Однако Сенат не поддержал решения Синода, рекомендуя не принимать однозначных мер относительно тех изображений, что уже много лет пользуются широким народным почитанием.

Известно, что против звероподобных изображений святого Христофора высказывался святитель Димитрий Ростовский. В середине XVIII века в Ростовской епархии духовенство, в том числе митрополит Антоний (Мацеевич), также выступало за исправление икон святого и за создание новых «по надлежащему с человеческою главою… дабы вместо Христофора песия главы не почитать, а писать его противу великомученика Димитрия"[10]. На прошение митрополита о запрещении икон Кинокефала в Синоде было заведено особое дело, но оно не получило дальнейшего развития.

По всей видимости, принятие решений относительно образов святого осуществлялось по усмотрению местного церковного начальства. Так, Московская консистория подвергла наказанию священника Варваринской церкви, допустившего изображение Христофора с песьей головой в храме. При этом известно, что подобные образы продавались в иконописных рядах и лавках Москвы[11].

В некоторых случаях иконы святого Христофора действительно исправляли. В росписи Спасо-Преображенского собора в Ярославле песья голова святого, изображенного на столпе, была заменена человеческой. Следы существования прежнего образа святого просматриваются до сих пор: справа на нимбе виден абрис собачьего лика.

В музейных собраниях встречаются иконы святого с головою собаки не только XVIII, но и XIX века. Среди примечательных образов XVIII века — икона святых мучениц Софии, Веры, Надежды, Любови и святого Христофора, предстоящих Спасу Еммануилу (Государственный Исторический музей). Очевидно, что на ней изображены небесные покровители членов семьи заказчика моленного образа.

Необходимо отметить, что в поздних русских памятниках святой изображается не с песьей головой, а с головой, более походящей на лошадиную. Форма черепа несколько меняется, становится более округлой, собачья пасть, некогда показывавшаяся заостренной, открытой или оскаленной, меняется на более добродушную лошадиную морду. В качестве примера можно привести икону конца XVIII века из Государственного музея истории религии, где святого с головой лошади, изображенного на фоне пейзажа в многоцветных доспехах, с крестом и копьем в руках, благословляет Христос. В собрании Исторического музея имеется иконная прорись XIX века — образец для иконописцев, на которой святой Христофор показан тоже с головой, похожей на лошадиную. Существующее объяснение произошедшего изменения в иконографии неумением иконописцев изображать голову собаки[12] представляется неубедительным.

Изучение иконографии и истории почитания святого Христофора выявляет новые стороны русской религиозной жизни XVII—XIX вв.еков.



[1] Максимов Е.Н. Образ Христофора Кинокефала: Опыт сравнительно-мифологического исследования // Древний Восток: К 75-летию академика М.А. Коростовцева. М., 1975. Сб. 1. С. 82.

[2] Сарабьянов В.Д. Церковь святого Георгия в Старой Ладоге. М., 2002. С. 182−183.

[3] Подробнее об этом образе см.: Балабанов К., Крстевски Ц. Керимачке иконе из Винице. Београд, 1991.

[4] Цит. по: Снигирева Э.А. Образ святого Христофора: Предания и действительность // Проблемы формирования и изучения музейной коллекции Государственного музея истории религии. Л., 1990. С. 53.

[5] Лосева О.В. Русские месяцесловы XI—XIV вв.еков. М., 2001. С. 335, 355.

[6] Антонова В.И., Мнева Н.Е. Каталог древнерусской живописи: Опыт исторической классификации. Т. 2. М., 1963. С. 235−236.

[7] Гувакова Е.В. Святой песьеголовец — аберрация, дань православной традиции или иконографический курьез? Обзор икон святого мученика Христофора в собрании фонда древнерусской живописи ГИМ // Труды Государственного Исторического музея. Вып. 143. Забелинские чтения 2003. М., 2004. С. 59.

[8] См.: Силкин А.В. Строгановское лицевое шитье. М., 2002. С. 87. Кат. 21, 23, 79, 80, 83−85, 86, 88, 95, 127, 144.

[9] Снигирева Э.А. Указ. соч. С. 56.

[10] Вахрина В.И. Иконы Ростова Великого. М., 2003. С. 231. Кат. 68.

[11] Снигирева Э.А. Указ. соч. С. 59.

[12]Владимирский В., священник. Животные в церковной живописи // О церковной живописи. Сб. ст. СПб., 1998. С. 234

http://www.pravoslavie.ru/put/70 522 120 099


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru