Русская линия
Татьянин день Владимир Щелкачев23.05.2007 

Наука и вера. «Нужно иметь Бога в разуме»

Профессор Владимир Щелкачев: Вопрос соотношения веры и знания меня смолоду не просто интересовал. Это была моя жизнь. Я не философ, не богослов, но… я посчитал нужным поделиться с вами своими мыслями.

Владимир Щелкачев, известный ученый, профессор, автор 310 научных работ Владимир Николаевич Щелкачев прожил долгую жизнь. В 1928 году он окончил МГУ им. М. В. Ломоносова по специальности «Теоретическая механика». Владимир Николаевич был прихожанином и членом двадцатки (приходского совета) храма святителя Николая в Плотниках. 5 октября 1930 года его арестовали вместе с духовником — настоятелем храма протоиереем Владимиром Воробьевым. Им было предъявлено обвинение в участии в церковной контрреволюционной организации. Владимир Николаевич всегда благодарил Господа Бога, что пострадал за веру. Вернувшись из ссылки, Владимир Щелкачев продолжил научную деятельность в Московском нефтяном институте (сейчас Российский государственный университет нефти и газа им. И. М. Губкина). Скончался Владимир Николаевич 13 апреля 2005 года, на девяносто восьмом году жизни.

Вопрос соотношения веры и знания меня смолоду не просто интересовал. Это была моя жизнь. Я не философ, не богослов, но… я посчитал нужным поделиться с вами своими мыслями.

В Московском университете я учился с 1923 по 1928 год, на математическом факультете. Ректором Университета в те годы был всем известный, мало приятный человек Андрей Януариевич Вышинский, который в скором времени стал прокурором на всех тяжелых процессах, что в значительной мере определяло атмосферу жизни в Университете.

К счастью, на моем пути встречались всегда замечательные люди — по духу, по религиозным убеждениям. Одним из них был Николай Николаевич Бухгольц, профессор, зав. кафедрой теоретической механики. Он представлял меня в аспирантуру. Он же пригласил меня преподавать в Университет. Таким образом, я работаю в высшей школе и в нефтяной промышленности уже 70 лет.

Будучи профессором Университета, Николай Николаевич был алтарником храма Николы в Плотниках на Арбате, на месте этого храма сейчас стоит диетический магазин. Настоятелем этого же храма был мой будущий духовник протоиерей Владимир Воробьев.

К счастью, свое религиозное воспитание я получил еще в детстве — от своих родителей. В первых классах гимназии я еще застал уроки Закона Божиего.

Благодаря поручительству за меня Николая Николаевича, я мог пользоваться фондом университетской библиотеки. Он же познакомил меня с творчеством Павла Флоренского, Владимира Соловьева, Сергея Булгакова, Ивана Ильина и др.

5 октября 1930 года я был арестован вместе с Дмитрием Федоровичем Егоровым, профессором, президентом Московского математического общества. Тогда же были арестованы Александр Борисович Салтыков, Александр Владимирович Сузин, Алексей Федорович Лосев. Это все были религиозные люди, воспитанники Московского университета. Арестованы мы были по обвинению в участии в контрреволюционной церковной организации. Как я узнал позже от жены А. Ф. Лосева, по этому делу было привлечено 48 человек, на сегодняшний день в живых остался я один.

По образованию я математик, а математика начинается с того, что даются определения основных понятий. Само слово «определение» означает, что ставится предел описываемым вами свойствам предмета. Например — вода. Что такое вода? — Тело. Какое? — Жидкое. Прозрачное. Без вкуса, без запаха. И так далее. И все равно вы всего не исчерпаете. Поэтому, конечно, когда я сегодня буду давать определение вере, поймите, что все охватить определением невозможно.

После того как найдено определение, в математике формулируют аксиому — истину, которую можно принять без доказательств. На основе аксиомы формулируется теорема, или выводы. Я постараюсь свою беседу построить по этому же плану.

Что я понимаю под словом «знание»? Знания — это сведения, которые мы получаем на основании наблюдений, опыта и умозаключений. Наука — это область систематизированных знаний, т. е. наука основывается на опыте, наблюдениях и умозаключениях.

А что такое вера? Я хочу подчеркнуть, что, когда мы говорим о вере, нужно различать два совершенно разных понятия. Одно понятие обыденное: вера — это предположение, принятое разумом, без должного обоснования и проверки, что делает его резко противоположным понятию знания. Так вот что я вам скажу — никогда не соглашайтесь принимать такого понимания веры, когда речь идет о вере в Бога.

Истинное понятие веры, единственное для православного человека — это убеждение, воспринимаемое всей душой, всем сердцем и всем разумом и основанное на рассуждении, опыте и наблюдении.

Конечно, когда я говорю об опыте в вере, я прежде всего подразумеваю духовный опыт. Но не только.

Здесь нужно привести слова ап. Павла из Послания к евреям: «Вера есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом». Но это скорее не определение, а характеристика.

В катехизисе, изданном Свято-Тихоновским институтом, иер. Олег Давыденко так определяет веру: «…это состояние психологической уверенности в истинности некоторых положений, которые не могут быть логически доказаны и опытно проверены». Я хотел бы внести поправку. Я считаю, что вера в Бога может быть логически проверена и доказана наблюдением и опытом.

Вообще, на моем жизненном пути встречались удивительные православные писатели, которые во многом повлияли на мое личностное формирование. Тот же Сергей Николаевич Булгаков, профессор политэкономии Московского университета. Говоря об опытном пути, можно привести пример его жизни. Булгаков прошел путь, теряя веру и вновь ее обретая. Он был марксистом, и Ленин даже одобрял его замечания по разным вопросам марксистского учения. А потом он написал книгу «От марксизма к идеализму». У него есть статья «Карл Маркс как религиозный тип». Позже отец Сергий стал основателем Богословского Сергиевского института в Париже.

Но вернемся к нашей теме. В доказательство того, как надо понимать науку, приведу высказывание Анри Пуанкаре — математика, механика, физика, астронома, члена почти всех Академий наук: «Только для поверхностного наблюдателя научная истина не составляет никаких сомнений». Вот так и вера в Бога есть не слепая вера.

У Гоголя в «Размышлении о Божественной Литургии» особенно подчеркивается тайная молитва священника в алтаре перед пением «Блаженств»: «Подай в настоящем веке познание Твоей истины».

Когда я в тюрьму попал, я эту книгу еще не читал. Одновременно со мной из ссылки вернулся Сергей Алексеевич Никитин, впоследствии епископ Стефан. Мы с ним встречались, когда я приезжал в Москву из Грозного, где я должен был жить — в Москве тогда мне не разрешалось. Он мне и посоветовал прочесть эту книгу, которую я считаю главным делом жизни Николая Васильевича Гоголя.

Еще я напомню то, что каждый из вас носит в сердце своем — заповеди, которые суть основа христианства: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всей душою твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостью твоею». Т. е. не просто любить, а «всем разумением твоим, всей крепостью…». И вторая: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя».

И далее об этом: «Как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму» (Рим.), «Что же делать? Самому молиться духом. Самому молиться и умом» (Кор.).

А вот извлечение из речи Митрополита Московского Филарета: «Никому не позволено в христианстве быть вовсе неученым и оставаться невеждой. Если ты не хочешь учить и вразумлять себя в христианстве, то ты не ученик и не последователь Христа».

А сейчас я хочу подойти к главной аксиоме. Все имеет свое начало. Из ничего ничего не бывает. Этот мир есть, значит, он из чего-то явился. Если есть начало — есть и Творец. «Верую Во Единого Бога Отца Вседержителя, Творца… видимым… и невидимым…» Но есть и другая точка зрения. Возьмем Лапласа, который создал космогоническую гипотезу нашей солнечной системы: солнечная система произошла из туманности. А откуда туманность? В космогонических гипотезах о происхождении галактики и всей вселенной, сформулированных проф. МГУ Станюковичем, академиками Зельдовичевым, Новиковым, Марковым, всегда подразумевалось существование исходной «первосущности» — или частиц высоких энергий, или флуктуирующего физического поля, или фридмонов. Откуда они взялись? На этот вопрос ответов не было.

Наш же ответ логически единствен и подлинен: «Все произошло от Творца, и Творец этот непознаваем. Можно познавать Бога, но познать его невозможно».

И завершить свое выступление я хочу словами Михаила Васильевича Ломоносова: «Наука и вера суть дщери Великого Родителя и в распрю зайти не могут».

Владимир Щелкачев, выпускник мехмата МГУ. Благодарим за помощь в подготовке публикации Татьяну Немчинскую.

http://www.taday.ru/text/45 966.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru