Русская линия
Фонд стратегической культуры Гурия Мурклинская22.05.2007 

Братва и «братья». Сетевые структуры экстремистского подполья

Светлой памяти моих друзей
М.-С. ГУСАЕВА и З. АРУХОВА,
погибших на посту министра
по национальной политике,
информации и внешним связям
Республики Дагестан

Многие помнят прекрасный кинофильм «Список Шиндлера» — о людях, почти чудом спасенных из гитлеровских концлагерей, о том, как благодаря мужеству и благородству, список смертников стал списком спасенных. Говорят, этот фильм был создан на основе реальных событий.

В Дагестане тоже есть свой список смертников — якобы «ваххабитский». Он периодически появляется на сайте Мовлади Удугова «Кавказ-центр». Его находят при обысках в квартирах экстремистов…

Я знаю о списке смертников потому, что числюсь в нем. В нем числились многие мои друзья, погибшие от рук наемных убийц. И сейчас, в обновленном недавно списке, я снова оказалась в компании честных, умных и порядочных людей, некоторых из них я считаю друзьями. Верю ли я в то, что это серьезно? Я поднимаю глаза от рабочего стола и вижу вокруг книги, портреты дорогих мне людей. Их имена тоже еще недавно были в этом списке — сегодня этих людей уже нет с нами…

Чтобы понять, кто на самом деле стоит за их устранением, нужно знать, что представляет собой та часть экстремистского подполья, которую именуют «ваххабитами». Точнее, локальная подпольная сеть, или те из «ваххабитов», которые специально занимаются этой разновидностью «сетевого бизнеса» — принимают и передают заказ на убийство конкретного человека.

Как устроена сеть

Часть дагестанской подпольной сети складывалась и функционировала всегда автономно. Время от времени она менялась, приспосабливаясь к меняющейся политической ситуации. В несколько упрощенном виде ее структуру можно изобразить так:

1. Так называемое умеренное, или ахтаевское крыло «ваххабитов». Это представители, в основном, нескольких сел, много интеллигенции и чиновников. Идеологически им более близок протурецкий геополитический проект и, соответственно, они не столь антагонистичны по отношению к традиционному суфизму, как кизилюртовско-кадарское боевое крыло.

2. «Интернет-мусульмане», или радикально настроенная молодежь, нашедшая себя в мировой паутине.

3. Низшее звено, они же «спецы», которым передаются заказы на убийства; это те, кто прошел «зеленку» или обучение в боевых группах.

Вышесказанное не означает, что весь цикл бизнес-заказа на ликвидацию того или иного человека осуществляется в Сети. Напротив, Сеть — это магазин. Фамилии в списке — предлагаемый ассортимент товаров. Выставив список в Сети, «ваххабиты» из числа «интернет-мусульман», или «пауки» выжидают. Само по себе попадание фамилии в список не означает немедленной ликвидации. Для ликвидации нужен реальный заказ с предоплатой.

Список и раскрученный интернет-сайт вроде удуговского — это только витрина. Чем быстрее и точнее были выполнены предыдущие заказы и чем громче и резонанснее были преступления (например, убийство министра по национальной политике, информации и внешним связям Дагестана Загира Арухова), тем выше рейтинг «магазина». Поэтому о громких ликвидациях (особенно о ликвидациях сотрудников спецслужб) сайт сообщает немедленно и преподносит это как сделанную работу, обычно называя эти убийства «идейными». В свою очередь те, кто планируют политическое убийство внутри республики, понимают, что речь идет об устранении конкурента или освободившемся «кресле», а внешние заказчики-координаторы таким образом «зачищают» политическое поле Дагестана от пророссийских политиков и влияния Москвы.

В этом смысле один «ваххабитский список» без сопоставления его со списком политических противников лидеров влиятельных кланов в республике, а главное, без соотнесения с интересами внешних сил, действующих через свои группировки в республике, еще ни о чем не говорит.

Как правило, для крупного резонансного заказа нужно совпадение интересов местных кланов и внешних сил. Для примера, очень важным для внешних сил был пост министра по национальной политике, информации и внешним связям, так как именно здесь определялась стратегия и тактика отражения информационной агрессии. Судя по всему, провести на эту должность представителя «своего» клана или, в крайнем случае, человека некомпетентного в вопросах информационной войны стало «идеей фикс» иностранных спецслужб, курирующих дагестанское направление. Иначе не объяснить того, что за короткий промежуток времени в результате трех покушений на этом посту были убиты два министра (оба числились в списке смертников на соответствующем интернет-сайте). Перед этим у лиц, возглавлявших министерство по национальной политике, информации и внешним связям, почти открыто требовали уйти по-хорошему, уступить «кресло». Иными словами, о происходящем знали, но убийства не только не предотвратили, но даже не провели их полноценного расследования, сведя все к мести «ваххабитов».

Идеологи-координаторы в системе «сетевого бизнеса»

Те, кого мы определили как умеренное ахтаевское крыло, на самом деле, принадлежат к координаторам. Изначально привязанные к турецкому геополитическому проекту, они остались на тех же позициях, на которых стоял ранний Удугов до его перехода под кураторство спецслужб, работающих по арабскому геополитическому проекту. То есть поначалу это крыло было ближе к традиционному исламу. Сейчас его сближение с «ваххабитами» происходит, в основном, по причинам общих источников финансирования и курирующих центров, естественной смены поколений мусульман и духовенства, общности целей. Причем, у тех и других совпадают не только внешние, но и внутренние каналы финансирования.

Возьмем пример. Некий высокопоставленный дагестанский чиновник М.М., естественно, член партии «Единая Россия», патронировал кадарский «джамаат». В настоящее время в одной из мечетей Махачкалы собираются так называемые «братья». Там же тусуется и работающая на М.М. братва. Одновременно М.М. является мюридом одного из известных шейхов традиционного направления, как и некоторые из близких ему друзей — чиновников и братвы, посещающих эту или центральную мечеть. Через свои каналы М.М. имеет возможность спонсировать оба направления и использовать в своих интересах как братву, так и «братьев». Некоторые из этих людей являются особо доверенными, — они работают не только в личной охране, но также в охране промышленных предприятий и объектов особой важности.

Ситуация с М.М. типична для большинства дагестанских чиновников, местных бизнесменов и лидеров крупных кланов. Одной рукой они спонсируют группировки братвы (большая часть членов этих группировок становится мюридами того же шейха, что и босс), другой рукой — «братьев», или «ваххабитов». Такая структура связей является главной при идентификации человека по признаку «свой — чужой» в системе допуска к власти. Оба убитых министра не принадлежали к этой мюридско-«братской» структуре и идеологически были даже ей враждебны (то же я могу сказать обо всех в списке смертников, кого знаю). И, напротив: есть пример русского директора завода, активного спонсора как братвы, так и «братьев», — он прекрасно выдерживает проверку по принципу «свой — чужой».

Последние выборы в Дагестане закрепили значительный перевес этих сил на всех уровнях власти.

Самым важным звеном в такой структуре оказывается среднее звено — идеологи-координаторы из числа сотрудников иностранных спецслужб и местные «серые кардиналы». Именно это звено, в большинстве случаев, принимает решение о ликвидации.

Если нет заказчика, готового оплатить убийство, вырабатывается план создания видимости бытовой или коммерческой мотивации и находятся заинтересованные люди. Например, причиной, по которой человек, имеющий собственное дело и пригретую при нем группу из числа «братьев», соглашается взять на себя ликвидацию другого человека (нередко родственника или друга), может быть обещанная ему выгодная должность, льготный кредит, прощение долга и т. п. Согласившись на участие в ликвидации, босс передает через доверенных лиц своим «братьям», что многие их личные финансовые проблемы решились бы, если…, а те уже по своей системе оповещения доводят заказ до конкретных исполнителей и координируют акцию.

Поскольку никто не дает приказов о ликвидации напрямую, нижнее звено — исполнители — получают деньги, либо сами ликвидируются (иногда их «сдают» милиции и уничтожают при штурме очередного жилого дома). Сама же акция преподносится исключительно как месть «ваххабитов». Для этого и нужно прикармливать (в том числе в охране официальных учреждений, предприятий) освобождаемых по амнистии бывших боевиков из «зеленки». Они делают грязную работу порой почти бескорыстно — на фанатизме, но чаще за деньги, потому что, остепенившись, они тоже обзаводятся семьями. Все «братья» в живой сети-цепочке и в виртуальной Сети как бы все знают, но при этом связаны молчанием и никто не знает всего. Это типичная структура тайного общества, хорошо укорененного в социальной структуре, где каждый привык к двойной жизни и двойной морали.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=742


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru