Русская линия
Правая.Ru Марина Зырянова19.05.2007 

«Белые ризницы», «верхние одежды» Патриарха и другие сведения от отечественных СМИ

«- Почему, как вы думаете, митрополит Лавр отошел от патриарха? — тихо спросил я у американского священника, глядевшего на происходящее, мне казалось, с гораздо большим напряжением, чем я. — Я думаю, — сказал он, — это ничего не означает». Ответ священника мог бы отпугнуть среднестатистического человека, но только не корреспондента «Ъ»

Воссоединение Русской Церкви — событие исторического масштаба. И внимание вчера и сегодня к церемонии подписания Акта и первой совместной литургии было огромно.

Неслучайно все российские и большое количество зарубежных СМИ уделили ему очень много места.

Впрочем, отечественная журналистика, предпочитающая тонкие разговоры про экономику и подколы в адрес власти, оказалась не столь искушенной в церковной тематике. Более того, такого масштаба информационный поток нес немало странных, мягко говоря, данных, выводов и комментариев.

Началось все еще с разговоров на подступах к Храму. В журналисткой очереди люди обсуждали данное им задание. Вот без очереди попытались проникнуть ближе к металлодетектору парочка простых и молодых ребят. На попытки милиционера их остановить, братия с характерным кавказским акцентом почему-то стала оправдывать свой поступок тем, «там (в очереди для прихожан) жэнщины стоят с покрытыми головами, а нам только поснимать». Так и прошли ребята в числе первых и были не раз замечены с фотоаппаратом во время службы.

А вот съемочная группа обсуждает свое отношение к религии, готовясь к репортажу из Храма Христа Спасителя. Выясняется, что никто из них не знает молитв, кроме единственной в их рядах девушки. Да и она помнит только «Отче наш». На английском. Не целиком.

А вот по Храму ходит высокооплачиваемый корреспондент газеты «Ъ» Андрей Колесников. На следующий день в «Ъ» выйдет целый комментарий под его авторством. В нем Андрей, отлично владея методом подачи информации, как будто это перевод с английского на русский, размышляет о происходящем.

Не все ему было понятно. В чем Андрей и признается, обращаясь к разным людям по ходу церемонии:

«Когда патриарх Алексий подошел к кафедре, митрополит Лавр посторонился и сошел с нее, встав метрах в трех по левую руку от Алексия, словно повинуясь его старшинству. Я думал, они встанут рядом. Я был даже уверен в этом. Иерархи стояли друг напротив друга, и среди них было полное равенство. Я вдруг начал думать, что из-за этого пустяка, из-за этого эпического вступления патриарха на этот квадрат два на два метра 30-сантиметровой высоты все сейчас рухнет в тартарары и никакое объединение вообще не состоится.

— Почему, как вы думаете, митрополит Лавр отошел от патриарха? — тихо спросил я у американского священника, глядевшего на происходящее, мне казалось, с гораздо большим напряжением, чем я.

— Я думаю, — сказал он, — это ничего не означает».

Ответ священника мог бы отпугнуть среднестатистического человека, но только не корреспондента «Ъ»:

«По выражению его лица я понимал: он и сам думает, что это может означать слишком многое.

— Знаете, — вдруг просиял батюшка, закаленный, видимо, в долгих теологических дискуссиях с коллегами, — я думаю, я понял. Лавр просто уступил ему свое место. Вы меня понимаете?»

Кажется, что священник сыронизировал над Андреем. Впрочем, все гораздо глубже и серьезнее:

«Я сказал, что, по-моему, уловил даже и высший смысл этих слов. Он медленно кивнул».

Впрочем, Андрею хватило метафизического переживания не надолго. Вскоре он вновь столкнулся с прозой жизни:

" - В 1982 году было прославление новомучеников, — наконец произнес он (регент хора Петр Фекула — Правая.Ру).

— Кто эти новомученики? — спросил я".

Далее Андрей намекает, что это вопрос был задан специально, а не из-за отсутствия времени на самоподготовку:

«Он не очень хотел отвечать сначала.

— Те, кто пострадал от большевиков. Владимир Киевский, которого расстреляли, царская семья… Мы ее в лике святых прославляли. Потом, в 1994 году, в Сан-Франциско было прославление Иоанна Шанхайского… Да, большое было событие. Но с этим не сравнить, знаете».

Очевидно, материал рассчитан на таких людей, как сам Андрей — успешных, знающих толк в своем деле профессионалов, для которых Церковь — нечто возвышенное, но весьма далекое от реальной жизни. И только журналистам, таким как Колесников, позволительно иногда приоткрывать завесу тайны перед элитарной читающей публикой. Отсюда и «Патриарх действительно снял верхнюю одежду, оставшись в серой холщовой рясе», и «облачился в белые одежды» — принадлежность к элите взяла верх над профессией — если обычный журналист мог бы узнать названия «верхних» и «белых одежд», то «успешному журналисту» это необязательно. Но даже эта — почти лояльность, увы, противоречит редакционной политике — очевидные выпады — «было такое впечатление, что на наших глазах подписывался акт о взаимной безоговорочной капитуляции» и «это было похоже на резолюцию партбюро какого-нибудь машиностроительного завода» — были, более того, подзаголовок материала «Важное неправительственное общение» гласил: «Специальному корреспонденту Ъ Андрею ъ-Колесникову показалось, что на его глазах был подписан акт о взаимной безоговорочной капитуляции».

Другое СМИ — телеканал НТВ — тоже «порадовало» репортажем за авторством известного журналиста — Владимира Кондратьева. Журналисты НТВ, который стремительно «желтеет» (о чудовищном «ляпе» в репортаже про Великий пост и «кровь помидоров» Правая.ру писала в свое время), имеют те же корни, что и коллеги из «Ъ», и живут теми же «ценностями». И у них, особенно «великих», нет времени на справочники. Отсюда появляются таки наблюдения: «В ризницах белого цвета архиереи выходят из алтаря навстречу Патриарху». А может дело в том, что Церковь, как в случае с репортером «Ъ» для журналиста НТВ пока еще не совсем реальна: «Церемония, или как принято говорить здесь, чин восстановления церковного единства». Где это — здесь — не совсем ясно, но оговорка понятна — так рапортуют о событиях в другой стране, в другом городе и т. д. Хотя, справедливости ради, нельзя не отдать должное — подача материала, когда ведущие передачи «Сегодня» сами зачитали абзац из «Акта», была на удивление адекватна.

Но более всего постарались «Новые известия». В их материале были и исторические, и церковные знания. А уж упоминание Царя в таком либеральном СМИ… «На сей раз Владимир Путин оказался в центре событий — в самом что ни на есть прямом смысле. После того, как глава РПЦ и первоиерарх РПЦЗ, подписав Акт, обменялись краткими речами, президент России занял место аккурат между ними и произносил свою лаконичную речь, стоя в открытых Царских вратах. Тем самым была восстановлена дореволюционная традиция: государю императору было дозволено занимать это место перед престолом». Что же дальше? Неужели «Новые известия» сейчас «коронуют» Путина?! «Правда, царь мог также и входить в алтарь через Царские врата, но президент этого делать не стал…». Но почему же Путин этого делать не стал, почему? Ответ сражает своей откровенностью: «…поскольку спешил в Самару на саммит Россия-ЕС». Занавес, собственно. Хотя важно то, что в душе — знания и в книжках почерпнуть можно. Уже многие «здесь», но пока еще не «внутри».

http://www.pravaya.ru/dispute/12 245


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru