Русская линия
Православие.Ru Игорь Зыбин,
Александр Парменов
18.05.2007 

Вечеря любви в Сретенском монастыре

События, связанные с процессом воссоединения Русской Православной Церкви, уже становятся историей. Одной из ярких страниц последней главы этой истории стало всенощное бдение накануне праздника Вознесения Господня в московском Сретенском монастыре. Здесь сообща молились братия обители и приехавшие на торжества архиереи и священнослужители Русской Зарубежной Церкви, прихожане монастыря и паства разбросанных по всей планете русских приходов. Настоящей вечерей любви стало то, что происходило в Сретенской обители.

* * *

На всенощное бдение ждали семь архиереев во главе с предстоятелем Русской Зарубежной Церкви Высокопреосвященным митрополитом Лавром и около 70 клириков, которых сопровождало свыше пятисот прихожан русских храмов со всего света. Такого количества гостей обитель еще никогда не принимала. Встречать их и угощать решено было всем миром — были задействованы насельники обители, студенты Сретенской духовной семинарии и большинство прихожан. Прихожане участвовали и в украшении собора к празднику, и «приютили», кому позволяла жилплощадь, приехавших соотечественников, и готовили угощение.

Десятки прихожан предоставили кров на время торжеств зарубежным гостям. Что же касается угощения, то приход монастыря доказал: Россия до сих пор может гордиться своим хлебосольством. Свыше трехсот человек принесли необходимые продукты и разные домашние снеди, приготовленные с учетом постного дня. Сбор продуктов был назначен на три часа дня, но вплоть до шестопсалмия люди несли полные пакеты. А один из прихожан — князь Зураб Чавчавадзе — принес целое ведро лобио, которое сам и приготовил.

* * *

Перед службой делегация Русской Зарубежной Церкви посетила Донской монастырь, где ее члены совершили молебен у мощей Святейшего патриарха Тихона. После короткого отдыха митрополит Лавр, архиереи, священнослужители и остальные гости направились в собор Сретенской обители. В 16.30, за полчаса до всенощного бдения, раздались первые удары колокола. Через 15 минут под праздничный колокольный звон порог храма переступили священнослужители Зарубежной Церкви во главе с первоиерархом — Высокопреосвященнейшим митрополитом Лавром, тепло встречаемые братией и прихожанами.

Владыка Лавр шел бодрым шагом, хотя за последние двое суток у него был очень напряженный график, включая десятичасовой перелет и встречу со Святейшим Патриархом Алексием.

Митрополита Лавра сопровождали иерархи Зарубежной Церкви: архиепископы Сиднейский и Австралийско-Новозеландский Иларион, Берлинско-Германский и Великобританский Марк, Сан-Францисский и Западно-Американский Кирилл, епископ Женевский и Западно-Европейский Михаил.

* * *

Войдя в изящно украшенный цветочными гирляндами храм, прибывшие гости поклонились мощам священномученика Илариона и взошли в святой алтарь. Около ста священнослужителей находилось там в течение всей службы.

«О великом господине и отце нашем Алексии, Святейшем Патриархе Московском и всея Руси, и о господине Высокопреосвященнейшем Митрополите Лавре, Первоиерархе Русской Зарубежной Церкви…» — возглашается первая ектения, за которой вместе поминаются предстоятели обеих Русских Церквей.

«Господи помилуй», — вторят ей русские люди, стоящие вперемежку, — прихожане московских, нью-йоркских, сиднейских, мюнхенских и еще сотен, разбросанных по всей земле храмов.

«Сподоби, Господи, в вечер сей…» — слышится из алтаря мощный хор священнослужителей и студентов Сретенской духовной семинарии, которые уже следующим утром будут принадлежать к единой Церкви.

И вот поют величание праздника Вознесения. Это последний раз, когда оно поется порознь: священники Сретенского монастыря величают Господа Жизнодавца в середине храма, а архиереи и священнослужители Зарубежной Церкви — в алтаре.

«Шедше проповедаша всюду…» — дочитывает иеродиакон Евангелие от Марка внимавшим пастырям и паломникам, собравшимся со всех концов земли.

Среди них был один, который еще восточногерманским школьником решил бороться с Советским Союзом. Когда его родителям удалось перебраться в Западную Германию, он для воплощения своей цели стал изучать в университете славистику. Как-то ему в голову пришла простая мысль: чтобы победить народ, надо узнать его веру. И он пошел в православный храм. Там ему очень понравилось, потом он стал ходить туда регулярно. Это история архиепископа Берлинского и Германского Марка. Позже, после службы, он скажет: «В этот день завершается путь, которым мы сознательно шли 90 лет, зная, что мы две части единой Церкви. Одновременно начинается новый путь. И мы должны теперь знакомиться и привыкать друг к другу, получать опыт настоящего общения. Накануне торжественного события мы должны осознать, что оно освобождает нас от цепей, которые были наложены на нас нашим прошлым».

С началом чтения канона прямо на улице началась исповедь для всех желающих, готовящихся к причащению. Таковых было много, и для удобства были расставлены в достаточном количестве аналои. Исповедовали зарубежные батюшки и свои, монастырские. Служба длилась три с половиной часа, с пяти вечера до половины девятого, исповедь — до позднего вечера, до полной темноты.

В конце службы митрополит Лавр обратился к собравшимся с кратким приветственным словом, преподнеся в дар обители список чудотворной Курской-Коренной иконы Божией Матери, Одигитрии (Путеводительницы) русского зарубежья: «Я рад приветствовать всех вас: и наших паломников, которые прибыли сюда, и всех богомольцев, которые собрались. Только что, в нынешний день, закончился самый великий и радостный праздник Пасхи, и сегодня же вечером мы начали торжество следующего праздника — Вознесения Господня. Мы радуемся, благодарим Господа за возможность здесь сегодня молиться и слушать это прекрасное пение и все богослужение. Сердечно благодарю отца наместника, архимандрита Тихона, и всех вас за радостный, духовный, теплый прием и хочу преподнести вашей обители Курскую-Коренную икону Божией Матери. Это копия нашей чудотворной иконы-путеводительницы. Пусть Божия Матерь покрывает Своим покровом вас, и вашу братию, и всю вашу паству. С праздником!»

* * *

После службы все присутствовавшие были приглашены на братский ужин. Священнослужители — в монастырскую трапезу, а для мирян были поставлены столы прямо на монастырском дворе.

Счастливчики, присутствовавшие на богослужении в переполненном храме, после его завершения соединились с теми, кто молился на улице. За трапезой происходило действительно братское общение ранее незнакомых людей из разных стран мира, объединенных одной верой, а также надеждой, что с завтрашнего дня они будут объединены в лоне единой Поместной Церкви.

Люди заполнили все пространство небольшого монастырского двора.

Одни расположились с едой около столов у стены, за которыми благочинные зарубежных епархий раздавали своей пастве приглашения на предстоящие мероприятия: подписание акта и праздничную Божественную литургию в храме Христа Спасителя (17 мая), на освящение храма новомучеников в Бутово (19 мая), на литургию в Успенском соборе Московского Кремля (20 мая)…

Другие уселись прямо на ухоженной лужайке, напротив храма. Знавшие монастырского садовника, седобородого инока Аркадия, могли предполагать, что он будет единственным на этом празднике, чья радость может быть омрачена этим фактом. Однако сам он об этом даже и не думал:

- Для нас сегодня Вознесение Христово — это вторая Пасха. Такую радость мы никогда не ощущали, потому что воссоединение русского народа с нашими родными зарубежными братьями — это благодать Божия. На душе у меня такое… будто нахожусь на седьмом небе.

Елена — одна из тех, кто удобно расположился на мягком зеленом газоне. Она прибыла из Америки, летела в одном самолете с владыкой Лавром, общалась с ним во время перелета. Говорит, что митрополит в эти дни по-настоящему предстал для нее евангельским добрым пастырем, который ведет свое стадо верным путем.

- Очень много впечатлений, очень радостно. Завтра в России начнутся крестные ходы в честь торжества, которые пойдут в Москву со всех концов страны.

Супруги Георгий и Татьяна Абакумовы из Огайо находятся и находились буквально в самом центре событий. Георгий — адвокат, говорит, что главной мечтой его жизни с самого детства было воссоединение Русской Церкви.

- Мы были делегатами на Соборе в Сан-Франциско, посвященном вопросу примирения. Я выступал за него. Считаю, что до этого был раскол и разъединение, не было мира. Мне было нехорошо оттого, что когда приезжал в Россию, нельзя было исповедоваться и причащаться. На Соборе я говорил, что в России живут наши братья и сестры. Мы все — православные, надо друг друга понимать. Надо понимать, что наши предки выехали, когда в России начались трагические времена. Но и у нас были проблемы.

Я могу сказать противникам примирения, что везде есть недостатки, нет святых, все грешные. Но мы — одна семья. Если братья поссорились, то отец всегда хочет, чтобы между детьми был мир. Многие в Америке не хотели видеть изменений в России. Я видел Россию с 1978 года, застал брежневские времена, но был и очевидцем последующих изменений. Я встречался с духовенством, и у меня сложилось мнение, что Господь не оставляет Россию. Сегодня — это другая страна, другие люди.

На крыльце административного корпуса оживленно беседуют четыре женщины. Трудно понять, кто из них откуда, но ясно, что познакомились они только что. Выясняется, что две из Калифорнии — Людмила Боброва и Лариса Красовская. Обе в один голос говорят, что переживают совершенно необыкновенное чувство.

Лариса бывала в России не раз. Впервые приехала на Родину в 1996 году, в Омск. Увидела родную Церковь, почти уничтоженную коммунистами, встречала людей, которые не хотели знать Бога. У нее четыре сына: двое приехали с ней на торжества, еще один — отец Ефрем — святогорец, четвертый, тоже священник, не приехал, потому что не мог оставить приход. Все дети и семь внуков говорят по-русски, мальчики поют в церковном хоре.

- Мы пришли домой! — говорит Лариса. — Мы многие рвались сюда. Это завещание наших архиереев, основавших нашу Церковь. Они говорили: как только в России Церковь станет свободной, мы должны вернуться. И мы вернулись! Мы и не знали, что Россия такая большая. Но то, что нас обратно приняли, и то, что наши архиереи пошли на это, и то, что я удостоилась побывать на таком событии, — для меня это чудо. Но это должно было случиться рано или поздно. В моей семье воссоединением заканчивается круг. Мои предки бежали из России в 1922 году, а меня Господь Бог сподобил вернуться духовно обратно на Родину. Я потрясена необыкновенным духовным возрождением России! А сегодняшнее торжество… - это просто Пасха!

Людмила потрясена не меньше подруги. И для нее происходящее — настоящее чудо.

- Я здесь всегда чувствую такую глубокую любовь к Богу, как никогда. Иконы просто потрясающие… Хор так великолепно поет, что чувство любви к Богу просто расцветает.

Ее собеседница — ее тезка, сретенская прихожанка Людмила. Новым знакомым она рассказывала о том, как живут простые верующие в России. Американки спрашивали, как в России воспринимают то, что они возвращаются.

Сама Людмила была уверена в грядущем торжестве Русской Церкви:

- Это то, что должно было произойти, как неизбежное должно случиться. Вот оно случилось. И то, что сейчас такой праздник — это очень большая радость, просто радость оттого, что встретились русские люди с разных континентов. Вот сегодняшняя наша встреча: мы же никогда не знали о существовании друг друга. А сейчас знаем и о семьях, и у чьего мужа папа был семинаристом, когда ему пришлось бежать из России, и многое другое. За эти полчаса целые жизни и судьбы перед нами предстали. Я надеюсь, что мы не последний раз встречаемся. Мы уже обменялись адресами и телефонами.

Стоящий вместе с ними Дмитрий тоже из Калифорнии:

- Я счастлив видеть такую церковность: храмы переполнены, люди по-настоящему молятся. Настоящая духовность.

Дмитрий приехал специально, чтобы стать свидетелем грядущих событий, причаститься с братьями из России из одной чаши. Ему жалко тех, кто не поехал, признается, что сильно их уговаривал. Собирается хоть как-то утешить их и частично передать свои впечатления, показав огромное количество фотографий, которые уже успел сделать.

Келейник владыки Лавра протодиакон Виктор Лохматов уже готов в ектениях поминать Святейшего Патриарха Алексия. Подтвердил он это, продемонстрировав купленный специально для этого служебник. Грядущее воссоединение считает очень важным событием:

- Это очень важное события для русских и в России, и за рубежом. Я даже и не рассчитывал, и не думал, что могу до этого дожить. Когда мне было пятнадцать лет, мне было запрещено прислуживать в храме, потому что я подрабатывал в книжном магазине, где продавались советские книги. Моя семья выехала из Харькова во время войны, от них я узнал об ужасах советской власти. Но вера и радость от того, что Россия свободна, сильнее этого. Я был счастлив, когда пять лет назад оказался на Украине. Я видел новые монастыри и приюты, видел людей, которые посвятили себя служению Богу и ближнему. После увиденного мое отношение переменилось на 180 градусов. И тогда я почувствовал, что хочу любить этих людей, а не плевать им в лицо.

Прихожанка Сретенского монастыря Елена Чавчавадзе, автор фильма про Первый Всезарубежный собор, считает знаменательным, что верующие жители России соединились с людьми, приехавшими из зарубежья, под сенью монастырских стен. Она часто общается с соотечественниками, большую часть жизни проживших на чужбине.

Один из них, граф Капнист, живет в Париже. Он считает, что разъединение было промыслительно, потому что позволило русскому православию жить автономно и не погибнуть, даже если бы большевики уничтожили Церковь. Приход, к которому он принадлежит, относится к Константинопольскому Патриархату. Граф уверен, что Русская Зарубежная Церковь избрала правильный путь, и пытается убедить своих клириков и мирян пойти по нему.

Другая собеседница, молодая девушка Татьяна, говорит, что недавно стала христианкой. Она не скрывает своих слез, рассказывая о своих чувствах:

- Святой Иоанн Сан-Францисский был чудотворец, он проповедовал Православие по всему миру. И вот сегодня, когда я была на службе, то почувствовала, какое это огромное чудо, что через столько лет Церкви соединились. Меня это так потрясло! Такое чувство я испытываю первый раз во всей жизни. Сегодня победила любовь. Мы все вместе — братья и сестры, не надо это забывать. Во время любых противостояний надо помнить, что Господь с нами во все дни до скончания века.

- Мой папа был священником в Венесуэле, — вступает в разговор отец девушки. — Мой дядя тоже священник — отец Павел Волков. Он до сих пор в Каракасе служит. Папа с мамой приезжали в Россию в 1995 году. Папа умер в 2002 году. Тогда он мне говорил и писал о том, что, как ему кажется, еще не пришло время объединения Церквей. В 1995 году он три месяца прожил у вас в стране, и не было ни одной ночи, которую он провел бы в гостинице, — останавливался только у кого-нибудь из знакомых. У него была огромная переписка с русскими. Он много рассказывал мне о вашей стране, о духовенстве, о том, что сейчас в России много молодых священников. Говорил, что молодежь — чудесная, а старшая генерация — «хромает». Папа всегда был очень открытым человеком, нельзя сказать, чтобы он был антикоммунистом или кем-то в этом духе. Он горел желанием, во-первых, умереть на Родине, а во-вторых, искренне ждал объединения Церквей. Объединение Церквей для него было очень важным вопросом. К сожалению, он не дождался ни того, ни другого. Он благословил меня приехать в Россию и присутствовать при осуществлении, если можно так сказать, его второго желания.

Год назад я вернулся в Россию. Постоянно общаюсь с разными людьми, обретаю свои русские корни. И с радостью обнаружил, что большинство пожилых людей в России, в том числе и старые коммунисты, переменились, вдруг сообразив, что Россия не коммунизмом богата, а Православием. Все эти люди в один голос говорят, что Россия полна чудесами.

И действительно, здесь особое, я бы сказал, живое чувство, когда молишься. Потому что молишься не в окружении протестантов, а в окружении святых. Ведь в Москве практически в каждом храме есть мощи, гробница какого-нибудь святого, старого или нового. Столько святости! Страна живет чудесами!

Гости часто вспоминали святых, прославившихся в Русской Зарубежной Церкви. Среди приехавших — диакон Николай Ленков, клирик храма в честь новомученников и исповедников Российских (США). Отец Николай посещал школу, основанную святителем Иоанном Шанхайским, в которой учились беспризорники. Он вспоминает, что святитель, наткнувшись на беспризорного, не смотрел — китаец он, японец, кореец или белый, а поднимал, крестил и обучал. Рассказывает, что когда в Китае к власти пришли коммунисты, единственной страной, принявших их — русских без гражданства — были Филиппины. И, не успев поставить палатки, старые иммигранты сразу стали строить две походные церкви — во имя архангела Михаила и преподобного Серафима Саровского. Там он и получил церковные знания, там и прислуживал.

- У нас службы шли каждый день, с семи до восьми — литургия, — вспоминает отец Николай. — Мне было 14 лет. Нас было пять тысяч иммигрантов, и потом, время от времени, нас расселяли по разным странам. На Филиппинах у нас была русская школа, там преподавали закон Божий, историю. Святитель Иоанн всегда присутствовал на экзаменах. В 1953 году нас осталось около ста человек. Тогда тайфуны прошли, святитель Иоанн Шанхайский ходил, всех утешал. Еще в Шанхае во время войны он ночью ходил по больницам, по тюрьмам. Никогда не видели его ехавшим на рикше. Тогда был комендантский час, и после девяти нельзя было выходить на улицу. Но даже японцы на него «рукой махали». А он, святой человек, ходил себе через полосы заграждения. Рясы свои трепал. Некоторым из нас даже приходилось их зашивать. Владыка очень хорошо обращался с детьми, любезно. После литургии он всегда зазывал нас к себе в келью, угощал фруктами и в то же время экзаменовал. Вот, говорил, сегодня Евангелие читалось — и подарил нам, одиннадцатилетним детям, Новый Завет.

У отца Николая сегодня тройной праздник — Вознесение, воссоединение и радость от того, что он «всех увидел в Русской Церкви: от епископов и до диаконов».

* * *

Никто из присутствовавших в этот вечер в монастыре не чувствовал себя чужим. Даже те, которые не понимали ни слова из того, что тут говорилось. Одна из них — Татьяна Штурм. Прилетела из Германии, православная, по-русски не говорит ни слова, но утверждает, что чувствует себя русской. Приехала на торжества и заодно — посмотреть православные святыни. Ничуть не расстроилась, узнав, что не хватило приглашения в храм Христа Спасителя на завтрашнее торжество. Готова оправдать свою фамилию — пойти на штурм. Действительно, русский характер.

Почти два часа продолжалось братское общение в Сретенской обители. Маленькое море людей, внезапно обретших друг друга, не хотящих расходиться по домам. Братья и сестры, никогда не видевшие друг друга, но почувствовавшие себя одной семьей, единым организмом. Многие из них на следующий день причастятся из одной чаши. А потом вместе призовут имя Господне и возблагодарят Его за это не выразимое словами душевное ликование и счастье снова быть вместе.

http://www.pravoslavie.ru/sm1/70 517 153 344


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru