Русская линия
Столетие.Ru Анна Петросова15.05.2007 

Изуверские сообщества
Секты в дореволюционной России

Сегодня проблема сектантства настолько актуальна для нашей страны, что даже врачи-психиатры бьют тревогу. Для медиков секты — это те же очаги эпидемии, только более долговечные, чем, например, холера, потому что след от зомбирования человека остается практически на всю жизнь.

Понятно, что это никаким образом не волнует лидеров современных сект — для них, в первую очередь, важна возможность заработать деньги и укрепить свою власть над людьми. Они располагают огромными средствами и потому нанимают нужных специалистов для доказательства своей «безобидности». Несмотря на то, что учения сект различаются, они способны тут же объединиться для борьбы с православием, лоббируя в законодательных органах легализацию деятельности любой из них.

Подобная проблема всегда была злободневна для нашей страны, только раньше решали ее на государственном уровне. Так, в дореволюционной России действовал циркуляр «О распределении сект по степени их вредности». Существовало три уровня оценки противоправности культов зла: особо вредные; вредные; менее вредные. С 1905 по 1917 годы была введена еще одна категория: «изуверские секты», в отношении которых применялись специальные правозащитные запретительные, контролирующие и профилактические меры. А меры проводить было против кого. Сект расплодилось огромное количество…

Хлысты

Историю русского сектантства, как правило, начинают с ересей XIV—XVI вв.еков (стригольников), а затем описывают, как в 1630—1640-е годы возникли основные русские секты (капитоны, хлысты, субботники). От монаха Капитона, который призывал к аскетизму (отказ от мяса, вина и брака), учил местных крестьян не ходить в православные храмы, произошла секта капитоновщины, очень скоро раздробившаяся и известная под другими названиями (нетовщина, самокрещенцы, странники-бегуны).

Позднее ученик Капитона, Данила Филиппов, объявил, что в него вселился «бог Саваоф». Церковный брак этот «Саваоф» назвал «утехою сатаны» и научил своих последователей, как его заменить «любовью Христовой».

Одного из своих учеников, Ивана Суслова, Филиппов «произвел» в «Христы». И тот приступил к проповеди и обучению адептов особым ритуальным технологиям.

Так зародилась еще одна секта — христовщина, более известная под названием хлысты, связанным с тем, что эти сектанты во время своих «религиозных» собраний подвергали себя самоистязанию, бичевали жгутами (хлыстами) и били палками.

Общины хлыстов назывались «кораблями», их руководители — «кормчими», а «духовные жены» — «богородицами». Основным содержанием радений (собраний хлыстов) являлось быстрое и долгое кружение для достижения экстаза, почему сами хлысты, не употребляющие алкоголя, называли свои радения «духовным пивом». На радениях хлысты, встав кругом, начинали кружиться с прыжками и криками (например, «Ой, дух, ой, бог!»), постепенно наращивая скорость, и, наконец, сливались в одно коллективное тело (в их терминологии — «чан»). На них «накатывал дух». «А когда все это общество почувствует в себе что снишел Св. боевой дух, тогда все общество встает с мест. Которые бьют себя через левое плечо кулаками в грудь, а другие хлыщутся по спине бичами и хлыщутся до крови, и что все это делается в виде угодного Богу, за то, что он страдал», — вспоминал очевидец.

В это время среди капитонов явился еще один проповедник — Василий Власатый и стал призывать к полному самоистреблению. Волосатовщина породила движение морельщиков и сожигателей. Морельщики строили особые помещения для массовых самоуморений, а сожигатели — для самосожжений, которые они трактовали как второе, «огненное крещение».

К началу 1670-х годов до московских властей дошли первые сведения о многочисленных гарях и уморениях, а к середине 1680-х годов самоистребление приняло характер массовой психической эпидемии. За 10 лет в этих жертвоприношениях погибло более 20 000 человек. И хотя с начала XVIII века случаи самоистребления стали наблюдаться реже, оно никогда не прекращалось вовсе.

Последний случай был зафиксирован в 1896 году. На одном из хуторов близ Тирасполя у крестьян Ковалевых сектанты-безбрачники устроили тайный скит, во главе которого стояла Виталия. Ввиду предстоящей переписи населения заговорили о том, что за отказ их заберут в остроги, там они за Христа пострадают, «запостятся».

Но испугались за детей, вдруг они будут крещены по-православному? В результате Виталия уговорила всех на самозакапывание.

Ковалев рыл ямы в погребах и закопал свою мать, жену с двумя детьми, еще троих детей (от года до семи лет) с родителями, нескольких юных девушек, четырех старух. Та же участь ждала и Виталию с несколькими сектантами. В итоге в страшных мучениях погибли 24 человека.

Кроме капитонов, хлыстов, морельщиков и сожигателей стоит обратить внимание еще на одну секту. Еще в XVI веке часть так называемых жидовствующих (они же новгородско-московская ересь) бежала от преследований в Заволжье и через сто лет стала известна под названием субботники. Русские крестьяне-субботники признавали только книги Ветхого Завета, практиковали обрезание и ели кошерную пищу, детей называли ветхозаветными именами и ожидали появления их «мессии».

Возникшие в первой половине XVII века секты множились и разветвлялись. Так в 1740-е годы появилась секта духоборов или духовных христиан, позднее от них отделились молокане.

К началу XX века именно они заняли лидирующее положение. Благодаря объявленной в 1905 году веротерпимости, их «кораблям» удалось добиться некоторой легализации своей веры и более успешно вести проповедь. Именно эти хлысты сохранились до сегодняшних дней. Не считая еще одной разновидности этой группы, одной из самых изуверских — скопцов. Об этой секте рассказ особый.

Искупитель-оскопитель

Во времена правления Екатерины II от секты хлыстов откололась группа во главе с Кондратием Селивановым, который утверждал, что спасти душу можно лишь борьбой с плотью путем оскопления.

На первых порах оскопление состояло в ампутации яичек с частью мошонки посредством отжигания их раскаленным железом. Называли эту операцию «огненным крещением». Но очень скоро, «снисходя к слабости человеческой», Селиванов приказал раскаленный металл заменить на ножи, косы, серпы, бритвы и топоры. Это удаление называли «малой печатью» или «первой чистотой». Существовала и «царская печать», которая появлялась на теле после ампутации детородного органа. При оскоплении женщин вырезали, вытравливали кислотой или выжигали раскаленной проволокой соски, большие или малые половые губы. Это была так называемая «вторая чистота». Среди скопцов тут же появились фанатики, считавшие, что народ надо кастрировать при каждом удобном случае. В итоге даже отлавливали и уродовали случайных людей. После того как в 1770-е годы сектанты сделали инвалидами массу народа, а десятки человек отправили на тот свет, Екатерина II издала указ о том, что скопцы вредны и опасны своим изуверством. За насильственное оскопление полагалась каторга от 10 до 15 лет. Несмотря на то, что за почти 150 лет власти отправили в Сибирь десятки тысяч человек, секта оказалась на удивление живучей.

Еще в начале XIX века скопцы настолько «расправили крылья», что решили направить всю Россию «по нужному пути». В 1804 году камергер и статский советник Еленский передал Александру I записку о том, как обустроить империю.

По этому проекту страна должна была стать огромным скопческим кораблем, которым управлял бы оскопленный государь.

Попытка сектантов осуществить переустройство России окончилась неудачно. Император не снес оскорбления и сослал камергера в монастырь.

Но, несмотря на это, самого Селиванова пока не трогали, он продолжал оскоплять людей, и сам Александр I, посетивший его, запретил полиции входить в дом, где жил Селиванов. Но все было до поры до времени. Не выдержал генерал Милорадович. Его племянники оскопились, и взбешенный петербургский генерал-губернатор выпросил у Александра I санкцию на арест Селиванова. Скопца отправили в монастырь, где тот и умер. Но дело его осталось.

Чтобы секта не превратила существование, скопцы нанимали разъездных агентов, занимавшихся вербовкой, а по существу, скупкой детей у малоимущих крестьянских семей. Детей скопили, их ожидало будущее их наставников. Несмотря на то, что кастрация часто заканчивалась смертью, многие шли под нож добровольно. Выживший мог рассчитывать на высокую должность в скопческой иерархии и богатство. Каждый, кто вступал в секту, получал солидное единовременное вознаграждение и всестороннюю помощь могущественных собратьев по секте. Часто скопцы-ростовщики не только прощали запутавшимся в долгах людям крупные суммы, но и помогали им в дальнейшем упрочить свое финансовое положение, если те соглашались оскопиться и вступить в секту. Вот почему среди скопцов было так много миллионеров и преуспевающих торговцев. Для них не существовало проблемы, где взять деньги на открытие дела. Они могли проводить рискованные финансовые комбинации, зная, что в случае неуспеха их поддержат и морально, и материально. К середине XIX века капиталы, принадлежавшие секте, достигли астрономических цифр.

По всей России рассылались скопцами миссионеры и пророки, безумие охватило практически всю империю. Ежегодно кастрации подвергались тысячи и тысячи людей.

Впрочем, оскопившиеся люди обнаруживали в себе отличные деловые качества. В секретных полицейских списках выявленных скопцов значились имена едва ли не всех владельцев крупнейших ювелирных магазинов Охотного ряда и Кузнецкого моста в Москве. В Петербурге скопцы полностью контролировали многие торговые точки города. Секта оказалась неистребима. Даже советская власть, несмотря на процессы в 1930-е годы против скопцов (хотя упор там делался не на сектантскую деятельность, а на то, что все подсудимые были богатыми людьми) не смогла уничтожить изуверское сообщество.

На сегодняшний день скопческие общины действуют в Московской области, Ставрополе, Орле и некоторых населенных пунктах Ставропольского края. Точных данных нет, однако, как предполагают эксперты, количество последователей секты скопцов по России составляет не более 400 человек.

http://stoletie.ru/minuvshee/70 514 155 844.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru