Русская линия
Русское Воскресение Сергей Семанов15.05.2007 

Их унижающий обман
Ирина Хакамада. Sex в большой политике. «Новая газета», М., 2006

После нашей «капиталистической контрреволюции» омерзительная реклама, как заразная болезнь, охватила нашу страну. Проникла она, и с особой наглостью, даже в сферы, изначально избегавшие всякой дешевой пошлости и подделок. Вот один лишь пример.

Издатели зазывают возможных покупателей: «Достоинство книги Хака­мады в том, что ее интересно читать». Лгут, конечно, как все рекламодатели гнилых колготок или протухших красок для волос. Совсем неинтересно читать эту небольшую и совершенно пустенькую книжицу, более того — донельзя.

Авторша и ее издатели начинают свои обманные приемы с названия, где аршинными буквами латинского алфавита на обложке выписано красным цветом слово «Sex». Постоянно наблюдая развязную Хакамаду на телеэкране, иной простоватый охотник до занимательного чтива так и распалит свое воображение: вот сейчас узнаем про огнедышащие приключения сочинитель­ницы с депутатами, министрами и солистами, кавалерами-миллионерами. Простак-покупатель будет бесстыже обманут завлекательным заголовком, зря потратит свои кровные две сотни рублей.

Обещанного секса в сочинении Хакамады нет, зато пошлости — полным-полно. На любой вкус и цвет.

Начинается произведение с пошлости литературной. Даже не с авторского текста, а с эпиграфа к нему. Содержание цитируемой фразы пустяковое, но подпись под ней красноречива и любопытна: «Анна де Сталь, писательница». Понятен намек? Была, дескать, в начале XIX века Анна Луиза Жермена, по мужу Гольштейн, а теперь вот в начале столетия XXI объявилась еще одна писательница — смотри цветное фото на обложке книжицы.

Примеры всякого рода литературной безвкусицы можно приводить без конца, все сочинение из этого и состоит. Содержательная сторона предста­влена слабо, хотя читателя и подманивали обещанием сообщить нечто о «большой политике». Какая уж политика, тем паче «большая»! В книжке приводятся застарелые сплетни про Ельцина и Зюганова, Жириновского и Явлинского, всё это не ново и давно уже обыграно многими, куда более способ­ными авторами. И дело тут не только и не сколько в литературной неумелости Хакамады. Она явно осторожничает, избегает определенных политических, тем паче резких или язвительных отзывов. Ну, хотя бы о своих соперниках в поли­тической сфере, как это принято в жанре такого рода публицистики. Вот даже о президенте Путине говорится с необходимой осторожностью, хотя не могла никак скрыть своего отрицательного к нему отношения. Невинно подтру­нивать она позволила себе только над колоритным Виктором Степановичем Черномырдиным, но ведь он ныне далеко от Москвы трудится…

О никчемном сочинении неудавшейся политдамы вообще не следовало бы вспоминать, если бы не одно серьезное обстоятельство: она решилась печатно высказать свои соображения о русском народе. Ни много ни мало. Какое же мнение о нас приобрела Хакамада, провалившись и на выборах в Думу, и на должность главы государства? Вот оно:

«Русскому народу нужны идеи, от которых мороз по коже и мурашки вдоль позвоночника (мадам де Сталь никогда бы не написала „вдоль позвоночника“. — С. С.), ему нужно, чтобы адреналин забил фонтаном, как нефть из скважины. Потому что адреналин — это кровь русской души». О русской душе столько уже высказано суждений, но такое вот слышим впервые в нашей истории. Можно поздравить начинающую писательницу с открытием.

Оценив таким образом русскую душу, Хакамада далее окидывает взором всю нашу историю: «У русского народа не сбылась ни одна мечта. Во всей истории России. Ни разу он не зарабатывал, сколько хотел, не ел досыта. По боль­шому счету, никогда не рожал детей, сколько хотел. Не сбылась и самая простая мечта — иметь свой домик, свой участок, свою машину, свою картошку». Словом, никчемен, никуда не годен народ, среди которого Хакамаде довелось появиться на свет от японского папы, неведомым образом попавшего в нашу страну, и мамы неопределенной национальности. Опро­вергать пошлый лепет Хакамады о судьбе нашего народа, разумеется, не стоит, но презрение-то у нее к нам каково! И вот собиралась править и володеть тут у нас. Но народ тоже по достоинству оценил ее, провалив на выборах.

В конце книжки неопытная писательница разоткровенничалась, пожалуй, даже слишком. Вот, полюбуйтесь:

«Есть один старый анекдот, который мне очень нравится. Крепко выпивший мужик спрашивает своего собутыльника:

— Слышь, Вась, а ты коня на скаку мог бы остановить?

— Ты чо, Вань?!

— А в горящую избу войти?

— Ты чо, Вань?!

— Вот за это я тебя уважаю…

— За чо, Вань?

— За то, Вась, что ты — не баба».

Это уже не только пошлость, обычная для авторши, это гадость.

Так есть ли кто-нибудь в неуютной и нетрезвой стране, заслуживший доброе отношение Хакамады? Есть, и человек этот хорошо известен всей России, и чувства к нему у нашего народа вполне однозначны. Нетрудно дога­даться, кто это. Цитируем: «В Чубайса влюблены все женщины среднего возраста"… Странный запев: тут явно идет речь не об авторе (ей больше среднего), а о миллионах несчастных домохозяек, которым рыжий бес выру­бал свет и отопление. Читаем далее обоснование этой всеобщей любви: «Сказал — сделал. Обещал — выполнил. Если он публично заявляет, что готов строить демократическую империю, — значит, завтра с шести утра он начнет ее строить». Что ж, может и начнет. А план этот имеет ту же основательность, как и обещанные им когда-то две «Волги» за один его бумажный «ваучер». Но в конце оды неумелая писательница опять оговорилась, и весьма красочно: «У Чубайса в глазах постоянно пляшут чертики».

Верно это. Только не мелкие «чертики», а крупные бесы, злобные и ненасытные. Как и у его соратницы-писательницы.

http://www.voskres.ru/articles/semanov1.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru