Русская линия
Фома Алла Митрофанова14.05.2007 

Примитивная вера древних?

Удобнее всего сказать: вера древнейшего человека была примитивна, а может, ее и вообще не было, раз нет никаких прямых доказательств. Но сказать так — значит игнорировать весьма недвусмысленные свидетельства материальных памятников, закрыть глаза на факты.

В советских учебниках писали, что религия возникла из-за страха первобытных людей перед грозными явлениями природы. Что, надеясь обезопасить себя перед лесным пожаром или наводнением, наши далекие предки выдумали духов и богов. Что по невежеству они оставляли покойникам в могилах еду — а вдруг те проголодаются? Постепенно от поклонения духам природы (шаманизм) люди перешли к воспеванию сонма богов (Египет, Древняя Греция), далее придумали монотеизм (веру в Единого Бога). И, наконец, религия вышла из моды: жизнь-то стала цивилизованной, человек — научно и технически прогрессивным.

Такие воззрения и сегодня еще очень популярны. Но насколько они справедливы? Какими видят наших доисторических предков современные ученые?

На чем записана духовность?

Многие до сих пор считают, что религия с древнейших времен развивалась по мере того, как развивался сам человек. Был, иначе говоря, линейный процесс развития: от примитивных форм — к сложным культам. В науке тоже долгое время господствовал такой подход, но уже с середины прошлого века ученые отказались от этих схем, из-за их несоответствия новому массиву фактов. Однако эти схемы, давно оставленные наукой, продолжают существовать в массовой культуре. В литературе, публицистике, кинематографе немало сюжетов про древних дикарей, которые еще не придумали богов, или только-только это сделали. Несмотря на то, что археологические открытия все меньше и меньше оставляли места для подобных представлений и даже давали повод ряду ученых предположить, что у древнейшего человека было знание о Едином Боге-Творце, была и вера, и религиозный культ.

Главная проблема здесь заключается в том, что историкам, культурологам и религиоведам зачастую почти не на что опереться. Ведь религию удобнее изучать по текстам, чем по данным археологии. Это духовная сфера жизни, и по остаткам костей и орудий ее не так просто восстановить. Есть сравнительно небольшой отрезок древней истории, в котором существовала письменность. (Первый письменный памятник датируют самым концом IV тысячелетия до Р.Х. Письменность появляется почти одновременно с государственностью и примерно через шесть тысяч лет после одомашнивания растений и животных.) И есть огромный временной пласт — древнейшие, доисторические времена, заря человечества, когда не только письменности, но и наскальной живописи еще не было.

Удобнее всего сказать: вера древнейшего человека была примитивна, а может, ее и вообще не было, раз нет никаких прямых доказательств. Но сказать так — значит игнорировать весьма недвусмысленные свидетельства материальных памятников, закрыть глаза на факты.

С начала XX века ученые пытаются реконструировать мировоззренческие представления древнейших людей на основе археологических находок**. Причем делается это одновременно с изучением ныне живущих племен в Центральной Африке и Австралии, ведущих архаичный образ жизни. Все это дает возможность обоснованно говорить о религии и вере наших предков.

Зачем хоронить покойника?

В Олдувайском ущелье в Восточной Африке, на месте стоянки первобытных людей, во множестве находили куски черепа — верхние части и нижние челюсти. Зачем они древнему человеку? Ученые понаблюдали за современными племенами и увидели, что на груди эти люди носят кости — нижнюю челюсть или другие части черепа своих предков, как христиане носят крест. Простое совпадение? Нет, на культ предков это похоже гораздо больше, чем на людоедство. Видимо, древнейшему человеку очень важна была личность умершего, хранящаяся в частице его тела. Возможно, эти кости почитались и как священные реликвии.

Кроме того, установлено, что древнейшие люди хоронили своих умерших родственников. Они не оставляли тело где-то в укромном месте (в отличие от останков животных), но особым способом захоранивали в землю. Поза умершего, некоторые предметы, обнаруженные возле останков археологами, свидетельствуют о том, что это было именно захоронение, что погребение было особым ритуалом. А ведь это целая революция в представлении об эпохе.

Для нас сейчас естественно: умер человек — надо его похоронить. Мы воспроизводим обычай, который существовал тысячелетия. Но, как и когда он появился? Когда обычай создается, в каждый его элемент вкладываются вполне конкретные мотивации, идеи. Так что же заставляло древних людей особым образом хоронить своих предков? Какими были их могилы?

В неандертальском погребении многое указывает на то, что и в тогдашнем представлении земля — это временное прибежище человека. Очень часто древние могилы, особенно на Переднем Востоке, по форме напоминали матку. Умершего помещали в них в позе эмбриона — как лежит младенец в чреве матери. Другое известное положение — на боку, в позе спящего, оно более характерно для Западной Европы. Какой смысл видели в этом погребающие, какую логику? Спящий должен проснуться, младенцу надлежит родиться. Что еще можно увидеть в обеих традициях, как не прозрачную надежду на будущее возрождение, воскресение умершего?

До сих пор иногда встречается мнение, что похороны в землю — это не более чем меры примитивной санитарии. Однако погребения были неглубоки, примерно 40 — 60 сантиметров — такой тонкий слой земли не скроет запаха тлена. А неизменное придание специальной позы умершему и особый ритуал явно указывают, что воспринимали его соплеменники не просто как кусок разлагающегося и дурно пахнущего мяса.

Единой цели ради…

Давайте посмотрим, на что в период неолита люди тратят свои духовные и физические силы. Мы видим огромный мегалитические сооружения VI — III тыс. до Р.Х. — гробницы, святилища, древнейшие обсерватории, строительство которых требовало колоссальных затрат человеческой энергии. Интересно, что исследователи долго не могли найти поселения, где жили строители этих громадин. А когда нашли, очень удивились: это были жалкие хижины с самым простым, даже примитивным бытом — практически только то, что необходимо для сохранения и воспроизводства жизни. По оценкам ученых, 80−90% трудовых сил тратилось на религиозные постройки. Все это не давало человеку ни дополнительных удобств, ни богатства, строилось на протяжении многих поколений и требовало не только грубой физической силы, но и определенного умения, опыта, знаний. Значит, был и некий способ передачи этих знаний, т. е. интеллектуальная или духовная традиция (древнейший человек, возможно, не разделял эти понятия).

Более поздний пример — Древний Египет***. Что дошло до нас от этой великой цивилизации? Пирамиды, храмы, гробницы — то, что связано с религиозной сферой, а не с производящей. Вместе с тем, жили египтяне в простых жилищах, не столь примитивных, как в эпоху неолита, но и не во дворцах. По сравнению с неолитом соотношение изменилось, но тяготение к духовной сфере очевидно.

Историки, изучающие древнейшие царства Китая, поражаются, что весь материальный прибавочный продукт общества шел не в расширение производства, а в сферу погребального культа. Все излишки тем или иным образом шли на строительство гробниц, на содержание людей, которые их строили, на сокровища, которые клали в гробницы.

Это говорит о том, что главный стержень своего существования люди видели в религиозной сфере. Помните слова Христа: «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Мк. 8:36), или: «Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную» (Ин. 6:27).

Во что верил древний человек?

Раскопки показывают, что в могилу рядом с покойником клали и пищу, и орудия труда. Зачем? Древний человек, конечно же, не хуже нас знал, что мертвое тело истлеет и пища ему не нужна. Кроме того, у археологов есть основания считать, что по умершим совершались тризны. Этот обычай пережил тысячелетия. Многие люди и сейчас после смерти человека вместе с близкими и друзьями приходят на кладбище, чтобы оставить на могилке символическое угощение и самим съесть что-то. Смысл тризны в том, что, телесно покидая живых, уходя в землю, человек духовно остается со своими близкими. И, придя на его могилу, они словно бы еще раз вместе с ним садятся за стол… И вот оказывается, древнейший человек делал то же самое. (Заметим, что Православная Церковь не одобряет подобную традицию, видя в ней пережитки язычества. Поминать усопшего надо молитвенно — и в храме, и дома. — Ред.)

Совместное вкушение пищи — это, прежде всего, соединение, согласие, примирение. Идея единства нашего мира и загробного прослеживается с самых ранних времен. Предельная же цель — это соединение с Богом (то, что стало возможным в полной мере лишь после пришествия Христа).

В эпоху неандертальца уже известны жертвоприношения, которые имеют, в принципе, ту же цель. Древнейший человек недостаточно овладел внешним миром, чтобы так хорошо, как, например, в Древнем Египте отобразить свои религиозные чувства. Но отсюда еще не следует, что мир его идей был примитивен.

Посмотрим на первые из дошедших до нас в письменной или словесной форме (т.е. в форме эпоса) памятники двух культур: древнеегипетские (около 3 -2,5 тыс. лет до Р.Х.) и ведические (веды) древних ариев (примерно то же время). В обоих источниках постоянно подчеркивается уникальность и единственность Бога-Творца. Он — Отец (в Ригведе**** Его многократно именуют Дьяуспитар, то есть Небесный Отец, отсюда, кстати, имя Юпитер). «Что ж это за Одно, в образе Нерожденного, который установил порознь эти шесть пространств?» [RV I, 164,6] - вопрошает один из гимнов Ригведы, а другие отвечают ему — «Этот Единый дышит Сам Собой, не дыша; другого, кроме Этого, тогда ничего не было» [RV X, 129,2]; «Тот, Кто Один есть Бог над богами» [RV Х, 121,8,3]. Древние египтяне говорили не менее определенно, быть может, еще более богословски четко: «Всех богов три: Амон, Ра и Птах, и нет среди них второго. „Сокрытый“ — зовут Его в имени Его Амон, Он — Ра ликом Своим, а Телом Своим Он — Птах» [Leyd.рар.1.350, iv, 21−22].

Нужно помнить, что эти древние памятники не создавали некую новую традицию, а лишь фиксировали гораздо более древние представления.

Вечная драма

Я думаю, если мы рассмотрим историю человечества не как процесс смены экономических формаций, не как борьбу за место под солнцем или за лучший кусок пирога, а заглянем в самую глубь, то увидим подлинный драматизм ее развития. Самое главное для человека — это поиск правды Божией. И на этом пути возможны как взлеты, так и падения — когда, отвернувшись от веры в Единого Бога, люди начинали поклоняться духам.

Это и дает нам ключ к пониманию динамики исторического процесса. До того, как человек начинал осваивать мир, создавать памятники культуры, технически развиваться, он уже боролся за то, чтобы сохранить свой божественный образ. Ведь человек — образ Божий, и это прекрасно знали древние. Но борьба за сердце человека — самая тяжелая.

О том, что для древних это были не пустые слова, свидетельствует археология. Захоронения на Переднем Востоке, датируемые средним неолитом, были довольно простыми — с большим трудом мы отличаем могилы богатых людей от бедных, знатных от незнатных — разве что по фрагментам одежды. Но в любом захоронении, каким бы бедным оно ни было, обязательно присутствует один предмет — это маленькая керамическая чашечка, которая может находиться в разных местах: у изголовья, на уровне груди, около плеча умершего… Эта чашечка совершенно такая же, как сосуд для масел, которые использовали для притираний. В псалмах мы можем прочесть: «Вино, которое веселит сердце человека, и елей, от которого блистает лице его» (Пс. 103:15). Масло было обычным средством гигиены. Ведь в жарком климате Переднего Востока сельскохозяйственные работы совершались под палящим летним солнцем почти голыми людьми. А растительное масло, которым они натирались, умягчало ярость лучей, защищало от ожогов.

То есть для человека эпохи неолита ярость солнца и ярость Бога связаны. И масло стало образом божественной милости, которая покрывает человеческий грех, прощает. Чашечка с маслом в могиле — это своего рода молитва о Божией милости, о помиловании за грехи. Значит, люди глубоко ощущали свой грех, ощущали, что они недостойны предстать перед Богом.

Так что расхожие представления о древнейших наших предках, которые мы по инерции продолжаем воспроизводить, чрезвычайно примитивны и ложны. Они свидетельствуют, прежде всего, о нашем собственном духовном уровне. И я призываю людей культурных и образованных, прежде чем транслировать дальше «общепринятое мнение» о «примитивных верованиях первобытных людей», остановиться и подумать: «А правильно ли я говорю?»

Записала Алла МИТРОФАНОВА

*Справка «Фомы»

ЗУБОВ Андрей Борисович — родился в 1952 г. в Москве. Окончил Московский государственный институт международных отношений (МГИМО) МИД СССР. Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН. Профессор МГИМО, Российского Православного Университета ап. Иоанна Богослова. Возглавляет Учебно-исследовательский центр МГИМО «Церковь и международные отношения».

Автор пяти монографий и более 1 80 научных и публицистических статей.

**СТОУНХЕНДЖ: каменная головоломка

В Англии, в графстве Уилтшир находится загадочный памятник древней «архитектуры» — мегалит Стоунхендж («висячий камень»), состоящий из концентрических каменных кругов.

Большинство ученых сходились во мнении, что это место связано с отправлением религиозного культа. В XIX веке общепринятой стала точка зрения, согласно которой каменный круг не что иное, как храм друидов, где поклонялись солнцу и приносили в жертву людей. Большинство современных археологов считают, что Стоунхендж был церемониальным кладбищем.

Ученые установили, что этот памятник, связавший конец каменного и начало бронзового веков, возводился в три или даже в четыре этапа в течение приблизительно 1500 лет. Основные работы производились между 1800 и 1400 годом до Р.Х. Но то, что осталось от Стоунхенджа сегодня, — это лишь бледная тень былого великолепия. Более половины камней либо упали, либо ушли под землю, либо были разрушены.

Строительство началось примерно за 2800 лет до Р.Х. (некоторые специалисты полагают, что за 3800), когда был выкопан широкий кольцевой ров и в образовавшейся земляной насыпи было сделано 56 выемок. Потом эти ямы были залиты раствором. Единственным инструментом, имевшимся в распоряжении строителей, была мотыга, сделанная из оленьих рогов.

Некоторые исследователи считают, что Стоунхендж — это обсерватория для определения дней весеннего и осеннего равноденствия, а также зимнего и летнего солнцестояния. По мнению ученых, расположение камней имеет непосредственное отношение к движению Солнца, Луны и планет.

***Египетские памятники о Едином Боге

В древнейшем египетском поучении конца III тысячелетия царь обращается к своему сыну: «Проходят поколения за поколениями, но сокрыт Бог, знающий священные письмена. Никто не в силах отвести десницу Владыки, достигает Он всего, видимого глазом. Должно почитать Бога на путях Его, высекать (образы) Его ей драгих, отливать из бронзы… Помнит Бог того, кто трудится для Него». [Мерикара, 123−125; 129−130]

****Ригведы о Едином Боге

«Индрой, Митрой, Варуной, Агни называют… Единого. Этого мудрецы именуют различно — Агни, Ямой, Матаришваном они Его называют».

http://www.foma.ru/articles/600/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru