Русская линия
Столетие.Ru Максим Емельянов-Лукьянчиков12.05.2007 

Книга памяти
Создан единственный в мире электронный банк данных о воинах Великой Отечественной

Сегодня на фоне происходящих в Эстонии событий в некоторых российских газетах, в телевизионных и радиопередачах мы читаем, видим и слышим: вы сначала на территории России захороните останки солдат, а потом другим свои советы давайте. Понятно, что здесь в одно целое смешиваются разные проблемы. Но оказывается далеко не все так плохо с нашей памятью по отношению к погибшим во время войны. Современное российское общество проявляет все больший искреннего, а не казенного интереса к делам минувшим. Уже собрано 20 миллионов сведений о погибших, умерших от ран, попавших в плен и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны.

Во все времена человеческой истории умели помнить своих героев. Их имена высекали в камне, заносили в летописи и хроники, хранили в сердцах, из поколения в поколение передавая священную память о простых и знатных представителях славного племени воинов.

Подобное отношение присуще и русской цивилизации, где святой и воин всегда были теми идеалами, к которым считали честью стремиться и царь, и крестьянин. Разные формы принимала память о героях — их имена заносили в синодики, лики чеканили на монетах, подвиги воспевали в песнях. С приходом новых технических решений появлялись и новые формы памятников: печатная книга, периодические издания и, наконец, электронные банки данных. Они показались бы Бояну чудесным делом неизвестных ведунов, но открыли перед людьми до того недостижимые горизонты знания и памяти.

Нельзя отрицать тот факт, что в советской историографии очень незначительное внимание было уделено человеку на войне, тем, кто был творцом Победы 1945 года. Такая абсолютизация в целом позитивного русского идеала общинности (в противоположность западному индивидуализму) представляется явно негативным явлением. Люди — не винтики в государственной машине.

Все, что известно о жизни и боевом пути Героев Советского Союза и полных кавалеров ордена Славы, обычно умещают в одну страницу, а то и в абзац. Миллионы таких же простых воинов, но не отмеченных званиями и наградами, обратили на себя еще меньшее внимание историков.

По словам Е.С. Сенявской: «… реальная личность на войне почти не нашла отражения в трудах психологов, социологов, представителей других наук, коим, казалось бы, в первую очередь следовало изучить личность в экстремальных ситуациях, выявляющих ее обычно скрытые качества. Обошла сей предмет своим вниманием и отечественная историография».

И вот, наряду с исследованиями академических организаций (в первую очередь Института Российской истории РАН), других научных учреждений — ВУЗов, музеев, архивов и общественных организаций, отдельных и коллективных исследователей — поисковиков, краеведов и журналистов был начат грандиозный проект создания Центрального банка данных «Книга Памяти» (ЦБД «Книга Памяти»).

Источниковой базой при создании ЦБД «Книга памяти» стал круг различных видов и категорий источников, преимущественно впервые вводимых в научный оборот. Были обработаны архивные дела за период с 1941 по 1987 год, отложившиеся в фондах трех ведомственных архивов Министерства обороны, являющихся фундаментальными фондохранилищами по истории Великой Отечественной войны. К ним относятся Центральный архив Министерства обороны (далее — ЦАМО РФ, г. Подольск Московской области), Военно-медицинский архив Военно-медицинского музея (г. Санкт-Петербург) и Центральный архив Военно-Морского Флота (г. Гатчина, Ленинградской обл.). Позднее были обработаны документы других ведомственных архивов: Федеральной службы безопасности (ФСБ), Федеральной службы Правительственной связи и информации (ФАПСИ), Федеральной пограничной службы (ФПС), Министерства внутренних дел (МВД), а также документы, полученные от организаций стран СНГ и дальнего зарубежья.

В течение четырех с половиной лет несколькими сотнями операторов, в три смены, проводился ввод информации, и ежедневно направлялось по почте около 30 тысяч персоналий, которые сверялись по данным военных комиссариатов и других источников. В результате был создан единственный в мире, уникальный по своему количеству и содержанию ЦБД «Книга памяти». В настоящий момент он содержит порядка двадцати миллионов сведений о погибших, умерших от ран, попавших в плен, умерших в плену, концлагерях, госпиталях, медсанбатах и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны. ЦБД «Книга Памяти» работает в поисковой системе «ТRОD», которая написана специально для работы с архивной информацией о погибших и пропавших без вести в 1941 — 1945 годах военнослужащих. Характеристики поисковой системы позволяют осуществлять оперативный поиск по любым сведениям за счет организации уникального хранения информации в компрессионном виде при созданном словаре лексем. Помимо вечного памятника погибшим создание единого банка данных «Книга Памяти» призвано установить наши потери — достоверно и поименно.

Внутренний справочный аппарат архива состоит из описей документов и множества картотек, доступ к которым рядовых исследователей ограничен. Всего архив содержит многие десятки картотек, наиболее востребованными среди которых являются картотеки, содержащие учётно-послужные карточки на офицеров и генералов, именные списки и карточки на безвозвратные потери рядовых, сержантов, офицеров и генералов, карточки по учету награжденных.

Большой интерес представляют собой журналы боевых действий полков и дивизий; исторические формуляры дивизий; приказы по полкам и дивизиям — как по личному составу, так и о награждении; документы учета личного состава; документы по использованию опыта войны, адресованные в Генеральный штаб; наградные листы к приказам о награждении; фронтовая, армейская, дивизионная печать; переписка штабов полков и дивизий по различным вопросам; источники личного происхождения в составе фондов — письма, заявления и обращения.

Уже в 1990 году документы воинских частей, соединений и объединений до фронтов и военных округов включительно, хранящиеся в ЦАМО РФ, были сняты с секретного хранения. Однако как в составе этих фондов существуют секретные дела, так и в составе несекретных дел есть засекреченные данные.

Обычно к последним относятся личные дела офицеров и генералов; документы о судимых, отбывавших наказание в штрафротах и штрафбатах, получивших высшую меру наказания (ВМН); документы, касающиеся награждения воинов, представленных к награде, но в свое время не награжденных; документы, содержащие переписку по различным вопросам.

Количество людей, желающих узнать судьбу своих родных и близких, не вернувшихся с минувшей войны, растёт. Парадоксально, но с выходом в свет региональных Книг памяти (а их вышло уже более 2000 томов), поток запросов не только не сократился, но даже возрос. Объяснить это можно тем, что в связи с относительной доступностью информации, люди уже не довольствуются официальными извещениями и краткими записями Книг памяти.

Они хотят знать, как, когда и где погибли их близкие. И это желание органично вписывается в общий процесс пусть медленного, но реального подъема национального самосознания в нашей стране.

Горячее желание людей узнать о судьбе родных, наряду с просто удивительной неинформированностью и порой наивностью по многим военно-историческим вопросам вызывают в памяти евангельскую притчу об овцах без пастыря. Потребность наших граждан в информации и помощи с целью увековечения памяти их близких многократно превышают возможности всех государственных и общественных структур, в настоящее время занимающихся этой проблемой. Налицо явная необходимость координации сил в этом вопросе.

Ценные сведения о погибших приходят от поисковиков, обнаруживающих ранее неизвестные захоронения. Однако в ходе работы было выявлено, что не всегда эти данные о найденных и опознанных воинах своевременно заносятся в картотеку безвозвратных потерь ЦАМО РФ и соответственно — в ЦБД «Книга Памяти». К сожалению, на данный момент поисковое движение страдает от тех же проблем, что и большинство научных и любительских организаций занимающихся в России изучением Великой Отечественной войны. Это отсутствие координации действий (на что накладывает отпечаток поливариантность взглядов, как политических, так и исторических, а также личные амбиции), плохое финансирование. Есть, на наш взгляд, и те, кто заинтересован в разобщенности национального самосознания нашего народа.

Возвращаясь к вопросу о том, насколько современное состояние дел в России способствует сохранению той части исторической памяти нашего народа, что навеки связана с болью и славой Великой Отечественной войны, а равно и с деятельностью Фонда «Народная Память», нужно констатировать двойственность положения. К сожалению, власти действительно вспоминают об этой теме либо к праздникам, либо когда о ней очень хорошо напоминают люди, для которых Великая Отечественная война — не только история, но и одна из опор русского национального самосознания. Государственное понимание необходимости увековечения памяти героев войны и передачи этой памяти последующим поколениям — проблема, без решения которой невозможно возрождение страны. И решать эту проблему следует только на междисциплинарном и межведомственном уровне, отсекая взаимное недопонимание и корпоративные амбиции.

P. S. К сожалению, в настоящее время Фонд «Народная Память» (электронный банк данных юридически принадлежит Фонду Мира) находится в весьма сложном положении: число поступивших запросов колоссально, а людские и материальные ресурсы Фонда катастрофически малы, — поэтому количество ответов людям невелико.

http://stoletie.ru/territoria/70 511 145 023.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru