Русская линия
Альфа и ОмегаСвященник Георгий Максимов12.05.2007 

Почему из христианства переходят в ислам? [1]
Необходимое предуведомление

В данной статье при анализе материала мы столкнулись с любопытной особенностью современного христианства. Дело в том, что бытование учения Христа на Западе в ХХ веке отличалось стремлением к реформам, к тому, чтобы «идти в ногу» с эпохой. Результаты не заставили себя ждать: реформированное христианство не выдерживает «конкуренции» с исламом. Это относится как к протестантизму, так и к реформированному на II Ватиканском соборе католицизму.

В то же время подавляющее большинство тех упреков, которыми западные христиане оправдывают свой переход в ислам, не относятся к Православной Церкви, что не может не заставить задуматься тех, кто считает, что реформирование пойдет на пользу Православию. При дальнейшем изложении нам придется в связи с этим уточнять, с какой из Церквей апостаты сравнивают ислам.

ВСТУПЛЕНИЕ

Для ислама ушедший ХХ век по праву может считаться веком возрождения. За считанные десятилетия приверженцы ислама распространились по всему земному шару, ведя активнейшую и удивительно успешную в условиях секулярного мира миссию. Наиболее стремительными темпами ислам распространяется на африканском континенте. Согласно статистике, в конце 1980-х годов на одного обращающегося в христианство африканца приходилось три принимающих ислам. Колоссальное количество принимающих ислам среди афроамериканцев. Десятками тысяч исчисляются перешедшие из христианства в ислам в Европе — во Франции, Италии, Германии, Англии и др.

Такая проблема есть и в России. Речь давно уже не идет о наших солдатах, принявших ислам в чеченском и уж тем более афганском плену. Ислам охотно принимают в русских городах и селах. Среди перешедших за последние годы из Православия в ислам на канонической территории Русской Православной Церкви — люди самых разных слоев общества, мужчины и женщины разных возрастов, имеются и неординарные случаи (заштатный протоиерей, мэр провинциального города, член популярной музыкальной группы и др.).

Согласно цифрам, опубликованным газетой «НГ-религии», за прошедшее десятилетие количество считающих себя мусульманами в Российской Федерации увеличилось с 8 до 9%. 1% - это довольно серьезно, это порядка полутора миллиона человек. Учитывая миграцию, сложно сказать, какова здесь доля собственно обращенных русских. Конечно, она не так велика, как считают мусульмане, но и не так мала, как кажется нам.

При разговоре на эту тему нужно стараться избегать крайностей. Разумеется, не стоит вслед за мусульманскими проповедниками однозначно говорить о победном шествии ислама по планете в лучах радуги и в блеске росы на траве… В личном разговоре с главой Church Mission Society (официальный орган англиканской Церкви, занимающийся внешней миссией) Марком Оксброу я спрашивал о соотношении обратившихся из ислама и обратившихся в ислам. Господин Оксброу ответил мне, что его ведомство специально изучало этот вопрос и проводило соответствующие исследования, которые позволяют говорить, что на самом деле по всему миру количество обращающихся из ислама в христианство превышает количество обращающихся из христианства в ислам. В свою очередь в том, что касается России, глава ОВЦС Русской Православной Церкви митрополит Кирилл в одном из своих интервью также сообщил, что на сегодня этнических мусульман, обращающихся в Православие, больше, чем этнических православных, принявших ислам. Один из западных аналитиков заявил, что в последние годы количество принимающих христианство мусульман превышает количество подобных случаев за все время существования ислама. Вместе с тем следует признать, что количество добровольно обращающихся из христианства в ислам также беспрецедентно велико. Анализу некоторых причин этого явления и посвящена эта статья.

1. РАЦИОНАЛИЗМ ИСЛАМА

Среди основных причин, делающих привлекательной эту религию в глазах современных европейцев, следует назвать абсолютный рационализм ислама. Ислам — религия без тайны. Разум мусульманина не ставится перед необходимостью смириться перед тем, что ему принципиально недоступно, в отличие от Православия, где смирение требуется непрестанно — и при изучении богословия, и в практическом опыте: на каждой литургии, перед каждой иконой Спасителя и Богородицы, в каждом личном обращении к Триединому Богу [2].

В религии, где все просто и понятно, обывательскому разуму проще успокоиться. Этим она привлекательна. Современному человеку, вскормленному популяризацией науки, искусства, экономики и политики, кажется, что религиозная истина должна быть ясна, проста и доступна рассудку любого — и ислам отвечает этим чаяниям. В исламе нет таинств, нет тайн, нет парадоксов, нет апофатики. У неофита создается впечатление, что это религия справедливости, позволяющая «общаться с Богом напрямую, без посредников». «Относительно справедливости, для меня это тоже имело большое значение в выборе религии. Это была одна из основных причин, почему я предпочел ислам», — говорит один из обращенных. Представление о Боге как о Справедливом менее религиозно ответственно, чем представление о Боге как о Любящем, а за идеей «прямого общения с Богом» легко скрыть полное отсутствие такового общения.

2. МИСТИКА СУФИЗМА

Для интеллектуалов, чьему изощренному уму тесно и скучно в мире голого рационализма, ислам готов предложить причудливые дебри суфийской мистики. Ищущий встретит здесь многовековую сложившуюся культуру с аскетизмом и высокой духовной поэзией, возвещающую идею Бога-Любви и стремление к богосозерцанию как высшему религиозному наслаждению. Именно в виде суфизма ислам стал привлекательным для некоторых представителей интеллектуальной элиты Запада — мыслителей (Р. Генон, Р. Гароди, Ф. Шюон) и востоковедов (М. Лингз, Т. Буркхардт, Ж. Мишон, М. Шодкевич).

Для тех же, у кого при жажде мистических откровений вкус попроще, суфизм с готовностью предстает в оккультно-вульгаризованном обличье. Как ни парадоксально, но мусульманская миссия успешно использует в своих целях даже расцветшее в нашей стране с начала 1990-х массовое увлечение оккультизмом и уфологией. Нельзя не привести некоторые иллюстрирующие это высказывание примеры:

«Возможности многих истинных суфиев настолько велики, что им доступны практически любые высшие феномены. Они в состоянии вступать в контакт с объектами тонкоматериальных миров и внеземными цивилизациями».

«В суфизме есть понимание, что уникальное творение Аллаха, человек, представляет собой единство трех составляющих: плотноматериального тела, тонкоматериальной сущности (нафс) и фундаментальной субстанции человеческого бытия — души. Нафс называется еще и „животной душой“, а в современной экспериментальной науке он известен как биополе. Он обрамляет плотноматериальное тело человека, имеет яйцевидную (суженную к ногам) форму и состоит из семи энергоинформационных слоев-„тел“, каждое из которых имеет сложнейшее строение, собственную энергоструктуру, цвет (цвета нафса в целом напоминают радугу), частотный диапазон вибрации, поляризацию и др. Шесть из них связаны с нашим плотноматериальным телом некими энергоинформационными „шнурами“, а места их связи имеют форму круга размером с монету и называются латаифами. Латаифы есть ключи к нафсу, через них суфий работает в начале».

Вульгаризованный суфизм вполне может удовлетворить жажду дешевой мистики в условиях всеобщего религиозного невежества и неведения сокровищ таинственного богословия Православия.

3. ТРАДИЦИОНАЛИЗМ

В ХХ веке христианские миссионеры всех конфессий почти единодушно сделали ставку на «миссию на понятном современному человеку языке» и… проиграли. Мусульманские миссионеры сделали ставку на верность старине, верность традиции — и выиграли. В католических храмах вместо латыни зазвучали местные языки — и храмы опустели. В новопостроенных мечетях звучат молитвы только на арабском — и мечети полны молящимися, меж которых нередко встретишь коренного европейца. Характерно, что в европейских странах новообращенные мусульмане принимают именно строго традиционный вариант ислама, тогда как исламский модернизм находит свое распространение преимущественно среди мусульман по рождению. По словам самих апостатов, привлекает их именно традиционализм ислама. «Мусульмане не изменяют своих позиций, в то время как христианство меняется», — говорит бывшая англиканка; «в постоянстве ислама я нашел покой, которого не находил более в католицизме, — вторит ей молодой мусульманин-француз. — В исламе нет пересмотренных и исправленных догм. Мусульманин, живший несколько веков назад, вернувшись в наше время, нашел бы тот же самый ислам во всей его целостности"…

Европейские женщины, принявшие ислам, не только с удовольствием соблюдают, но и рьяно защищают такие (по мнению современного секулярного общества дискриминационные) установления ислама, как полигамия, ношение чадры и др.

Разбираясь в причинах этого странного на первый взгляд факта, нужно признать, что традиционализм ислама сохраняет различие двух миров — мира мужчин и мира женщин, и это привлекает к нему внимание жителей Запада, в том числе и женщин, задавленных диктуемой современной западной культурой эмансипацией. В цивилизации сегодняшнего дня различие между этими мирами стерто, что травмирует сознание как женщин, так и мужчин, даже если сами они этого не сознают.

Но ведь и Православие сохраняет различие между мирами мужчины и женщины, и каждый из них отражен в традиции Церкви полнее, глубже и точнее, чем в исламе. Здоровый, подлинный, не внешний традиционализм православных был бы наиболее удачным контртезисом мусульманской миссии в нашей стране.

4. ОБЪЕМ ТРЕБОВАНИЙ

Вместе с тем для нерадивых православных ислам — удобная религия; для них это религия комфорта. Речь идет не только о несравненно более по сравнению с христианством низком пороге того, что считается грехом, но и о фактическом отсутствии дисциплины покаяния. Бог милосерд и всепрощающ, Он и так простит любой грех, кроме отпадения от ислама, — гласит мусульманская доктрина. Нет необходимости подробно разъяснять, почему религия с такими взглядами оказывается очень соблазнительной для человека, не привыкшего себя в чем-либо ограничивать. Она позволяет жить по своим похотям и при этом как бы оставаться в мире с Богом и своей совестью. Эта вера не предъявляет к человеку требований перерождения и преображения бытия.

Если христианство с самого начала требует от человека жертвы Богу (так, например, уже символическое острижение волос с головы крещаемого во время таинства означает именно это) и если христианство говорит, что посредством таинства Крещения человек освобождается от власти греха и становится наследником жизни вечной, то для ислама принятие веры не является таинством и не подразумевает ничего из вышеперечисленного, это просто как проставление галочки в анкете. Просто, дешево и удобно [3].

Ислам действительно гораздо более удобная религия, чем православное христианство. Но удобная — еще не значит истинная. Легки и пространны пути, ведущие в погибель. Путь в Царствие Небесное всегда тяжек и тернист. И нам не следует вслед за мусульманами и западными конфессиями стремиться стать «удобными». Надо помнить, что Церковь истинна, а рядом с Истиной необходимы усилия и труд человека над собой.

Вместе с тем некоторые западные богословы считают, что переход в ислам европейцев объясняется тем, что по сравнению с «облегченным» христианством ислам дает им возможность хоть как-то духовно потрудиться, хоть в чем-то себя ограничить, что создает своеобразный душевный комфорт, ощущение того, что они предприняли некий труд ради своей веры (в конечном итоге — ради своего Бога).

5. МУСУЛЬМАНСКОЕ ОКРУЖЕНИЕ

Переходя от внутренних, доктринальных причин перехода в ислам к внешним, социальным причинам, следует отметить, что наиболее часто принимают ислам этнические христиане, живущие в мусульманском окружении. В России это также наиболее заметно в местах распространения ислама — в Татарии, Башкирии, некоторых районах юга.

Это явление нетрудно объяснить. Человек, постоянно существующий в контексте иной культуры, традиции, религии чувствует себя чуждым всей окружающей действительности, и это ежеминутно гнетет и давит его.

В нашей стране на это накладывается еще и недостаточное внимание центра к русским, живущим среди мусульманского окружения. Люди чувствуют себя заброшенными, оторванными от своего народа и ненужными ему. Их некому поддержать, им некому помочь. В таких условиях человек пытается найти себе прочное место среди того народа, в окружении которого он живет, слившись с ним. И если естественное стремление интегрироваться в окружающую среду не встречает внутри человека сопротивления твердых, укорененных ценностей религиозного характера, то такой человек легко совершает шаг, способный улучшить и упрочить его положение в социуме.

Наиболее эффективным для решения этих проблем является принятие веры, поскольку приход в ислам одновременно означает приход в общину (умму). Согласно исламским воззрениям, верующий не может существовать вне общины. Через общину человек интегрируется в общество и культуру ислама. Мусульманин воспринимает само общество глазами уммы, контактирует с ним через умму религиозно, социально, политически. В общине новообращенный мусульманин испытывает чувство настоящего братства — здесь он обретает круг новых товарищей, находит покровительство и поддержку. Умма имеет внутреннюю идеологию, придающую смысл ее существованию, поэтому новообращенный в скором времени уже не мыслит себя вне своих единоверцев. «Когда я пришла на собрание мусульман, я почувствовала атмосферу любви, добра, взаимовыручки. Если с мусульманином или мусульманкой что-нибудь случится, им обязательно помогут, даже деньги соберут, если потребуется. Мы все — одна большая семья», — так говорит об этом Карима, некогда Ирина [4].

Противопоставить этому печальному явлению наша Церковь может лишь оживление приходской жизни и катехизацию паствы, проживающей в районах с преимущественно мусульманским населением.

6. МИССИОНЕРСКАЯ АКТИВНОСТЬ

Следующей причиной является активная и, можно сказать, агрессивная миссия ислама, использующая самые разнообразные методы и технологии и располагающая колоссальными денежными средствами международных мусульманских организаций. По активности мусульманская миссия в нашей стране вполне сопоставима с миссией зарубежных религиозных объединений, но если те, пережив подъем начала 90-х, сейчас испытывают некоторый спад, то миссия ислама только набирает силу.

В США мусульманские проповедники делают ставку на миссию в тюрьмах (и добиваются очень неплохих результатов). Посольство Саудовской Аравии в Вашингтоне ежемесячно отправляет около сотни экземпляров Корана в американские тюрьмы. Авторитетные во всем мире имамы и духовные лидеры в Нью-Йорке и Атланте снимают специальные видеофильмы об исламе. Многочисленные арабские мусульманские организации посылают должным образом подготовленных добровольцев в тюрьмы США для преподавания заключенным арабского языка. Кроме того, они снабжают заключенных особой пищей, которая отвечает канонам ислама, например, финиками для разговения в месяц Рамадан. Для пропаганды ислама используются специальные образовательные пакеты под названием «Открой для себя ислам», уже несколько лет издаваемые за счет мусульманского бизнесмена Мухаммада Кадира и распространяемые почти во всех 94 федеральных тюрьмах США. В этот так называемый пакет входят различные памфлеты, плакаты и обучающие видеокассеты, главным действующим лицом в которых является всемирно известный баскетболист команды «'Хьюстон Рокетс» Хаким Олайун.

В Африке деятели Всемирной организации по распространению ислама используют те же средства, что и миссионеры новых религиозных движений у нас. Один из проповедников, Абдулраззак Нандеббо, говоря о миссии в Уганде, рассказал, что не проходит ни одного дня, чтобы кто-либо из угандийцев не принял новую веру. Особенно активно откликаются на призыв принять ислам жители г. Иганга. По этой причине здесь будет построено специальное здание для новообращенных мусульман поблизости от мечети. Активисты Всемирной организации по распространению ислама посещают новообращенных мусульман в их домах и мечетях, делая все возможное для решения их проблем. Особое внимание уделяется тем новообращенным мусульманам, которых из-за принятия ими новой веры отлучили от себя семьи. Деятели Организации проводят открытые встречи с местными христианами, среди которых за два месяца приняли ислам не менее 36 человек.

В России на данный момент основной упор сделан на массовом строительстве мечетей (во всех городах России, даже в тех, где количество мусульманских групп ничтожно) и на переводе и издании книжной продукции — апологетической, полемической и учительной. Каждая мечеть становится миссионерским центром и очень скоро в результате проповеднической деятельности начинают появляться прозелиты. Новообращенные быстро составляют группы, некоторые становятся имамами, преподавателями медресе, — неофиты всегда активны и бывают успешными проповедниками среди соотечественников.

Следует также отметить и такой аспект миссии, как туризм в мусульманские страны. Только на одном турецком средиземноморском курорте Анталья примерно каждые 15−20 дней один из отдыхающих зарубежных туристов принимает ислам. В 2001 г. религию сменили около 30 иностранцев, в том числе женщины, сообщил муфтий Антальи Кадир Четин. Среди принявших ислам, по его словам, большинство — граждане России и тюркских республик СНГ. Эту религию избрало также несколько немцев и американцев. Особенность 2001 года заключается в том, сказал муфтий, что все иностранцы, отказавшиеся от прежней веры, — выпускники или студенты высших учебных заведений в возрасте 21−30 лет.

7. СКЛОННОСТЬ К ПЕРЕХОДАМ

Исследования, проводимые среди нескольких сотен филиппинских христиан, принявших ислам, показали, что «большая часть новообращенных мусульман имела в прошлом опыт хотя бы однократного перехода в другие христианские деноминации, прежде чем стать мусульманами. Это значительно упростило для них процесс перехода в ислам». Данное утверждение справедливо и для случаев перехода в нашей стране. «Начинал я атеистом, затем просто верующим в то, что Бог есть, после был прозелитом секты Церкви Единения преп. Муна, впоследствии христианином и, наконец, стал мусульманином», — рассказывает один из апостатов. Неоднократная перемена религиозных и мировоззренческих убеждений делает для человека психологически проще и переход в ислам.

8. ОТСУТСТВИЕ РЕЛИГИОЗНОЙ УКОРЕНЕННОСТИ

В результате 70 лет атеистического режима в нашей стране у большинства населения крайне ослаблено чувство этноконфессиональной идентичности. Порваны связи множества членов современного общества с православными корнями и истоками, поэтому люди в условиях утраченных традиций с легкостью принимают и мунизм, и сайентологию, и ислам. Отсутствие у значительной части населения разумной и сердечной укорененности в Православии с детства является причиной многих переходов в ислам.

То же характерно и для подобных случаев в других государствах, причем не только посткоммунистических. Так, например, благодаря мусульманской агитации широко известно, что Франция действительно, возможно, имеет самое большое количество населения, принявшего ислам. И хотя достоверные данные получить невозможно, эта цифра колеблется на уровне 50−70 тысяч человек. Однако если мы вспомним, что число французов, принявших вульгаризованный буддизм, в два раза больше, то станет понятно, что проблема здесь кроется не в особых успехах ислама, а в брожении самого французского общества, в котором секуляризм современной цивилизации обрывает связи с христианским культурным и религиозным наследием. Вместе с тем исследования показывают, что случаев перехода в христианство алжирцев-иммигрантов во Франции больше, чем случаев перехода французов в ислам, так что одновременно с примерами того, как перешедшие в ислам французы преподают Коран детям иммигрантов-мусульман, есть и примеры, когда обратившиеся из ислама алжирцы несут пастырское служение в церквах Франции.

У нас в стране весьма многие из тех, кто считает, что перешел из христианства, на деле ничего о нем не знают; по сути, обратились они в ислам из неверия. Но они были крещены в Русской Православной Церкви, и мы должны нести ответственность за то, что эти люди были лишены достойного преподания им истин Христовой веры, лишены живого христианского общения и примеров подлинно христианской жизни.

9. БРАКИ

Довольно типичны случаи принятия ислама при заключении браков. Согласно мусульманскому закону, любой немусульманин, желающий жениться на мусульманке, должен принять ислам, и положение это, как правило, четко соблюдается со стороны родителей невесты. Христианка, выходящая замуж за мусульманина, по шариату не обязательно должна принимать ислам, однако на деле в большинстве случаев это все же происходит либо сразу же, либо со временем. Как подчеркивает Анри Фреске, ведущий религиозной хроники в журнале Monde, во Франции женщины cоставляют около 55% от числа принявших ислам. Выйдя замуж за мусульманина, они охотно принимают религию своего мужа. То же относится и к обращающимся итальянцам. Большинство из них принимает ислам при вступлении в брак (исследователи считают, что доля таких обращенных составляет около 60−70%).

«Он (муж) представил мне ислам в такой форме, в какой я нуждалась, чтобы рассеять мои сомнения относительно того, что бытие и Аллах намного больше, чем это представляет христианство» (Изза, Англия). «Он мне много рассказал об исламе, и я поняла, что ислам — это вовсе не то, о чем мы слышим с экранов телевизоров. Также я познакомилась с семьей мужа и в течение трех месяцев жила в их доме. Это многое изменило в моей жизни. Своими глазами я увидела жизнь мусульман… С каждым днем я больше и больше приближалась к единобожию и перед свадьбой окончательно приняла ислам» (Сельма, Москва).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Что делать нам, православным, в условиях нарастающего исламского прозелитизма? Ответ очевиден. Во-первых, надлежит действительно быть воистину православными христианами, жизнью своею являя подлинно облик Христов. Один бывший арабский мусульманин, принявший Крещение, как-то сказал: «Если бы все христиане были истинными христианами, ислама сегодня не было бы!». В этих словах много правды, и правды, увы, горькой. Наш образ жизни зачастую очень далек от праведности. Даже самые красивые, сильные и убедительные слова о Христе, не подкрепленные примером жизни, останутся пустыми для человека, слушающего их.

Во-вторых, надлежит не уклоняться от своего христианского долга вести миссию среди мусульман, возвещая о Христе тем, кто в этом нуждается, и принимая тех, кто приходит сам. К сожалению, приходится констатировать, что отсутствие в настоящее время активной и полнокровной церковной миссии среди мусульман благоприятствует исламизации России. Церковь оказалась не готова к вызову ислама. И в очень многих случаях православные боятся выполнять свой долг научать народы ислама, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа (Мф 28:19), нарушая тем самым последнюю заповедь Господа. Хотя именно сегодня мы имеем уникальную возможность успешной и мирной христианизации многих мусульманских народов, проживающих на канонической территории Русской Православной Церкви. Успех, который имеют протестантские миссионеры в Киргизии, Казахстане, Узбекистане и других мусульманских регионах, показывает, сколь много мы теряем из-за собственной инертности и боязни.

Наконец, в-третьих, необходимо давать четкий, богословски аргументированный, интеллектуальный ответ вызовам ислама со стороны Церкви. Мусульманская антихристианская полемика должна встречать не молчание, а блестящую апологетику. В богословских учебных заведениях следует больше внимания уделять изучению вероучения ислама, традиции христианской противомусульманской апологетики и истории миссии среди мусульман.

Как и в прошлые века, наша Церковь ныне вполне в состоянии явить мусульманскому миру красоту Христовой веры.



ЛИТЕРАТУРА

Аноним. Почему женщины Великобритании принимают Ислам? // Исламское сознание. N 338. 1994.
Ахунов А. Почему русские принимают ислам? // НГ-религии. N 8(79). 25 апреля 2001.
Каширский Е. Привлекательность ислама для европейцев // Троицкий листок. N 8. 2000.
Лакар Луис К. Христиане, обращенные в ислам на Филиппинах, 1970−1998.
Холстинин Э. Д. Вызов зеленого знамени // Община XXI век. N 4−5 (6−7). Июнь 2001.

1 Впервые опубликовано в: Миссионерское обозрение. 2001. N 8(70). С. 6−10.
© Ю. В. Максимов, 2005 Вернуться
2 Пожалуй, современному обывателю еще труднее смириться перед ближним, что тоже неотделимо от повседневной жизни того, кто хочет быть христианином. — Ред. Вернуться
3 Некоторое время назад на русском языке была издана протестантами «карманная Библия», крохотная тоненькая брошюрка на одной скрепке размером примерно 5×4 см., причем часть ее к тому же занимали указания, в каких жизненных случаях какой текст следует читать. На последней странице читателя поздравляли с тем, что он ознакомился с истиной христианства, и предлагали в специально отведенном месте написать свое имя в знак того, что он эту истину принимает. Поразительное сопоставление. — Ред. Вернуться
4 Снова знаменательная параллель, на этот раз с новыми оккультными псевдохристианскими и откровенно языческими сектами, практикующими по отношению к новообращенным так называемую «бомбардировку любовью». — Ред. Вернуться

Опубликовано на сайте журнала «Фома»

http://www.foma.ru/articles/731/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru