Русская линия
Невское время Камилла Нигматуллина11.05.2007 

Неохота пуще неволи
Почему священники не хотят служить в храме изолятора «Кресты», прихожане которого испытывают острый дефицит духовности

В храм изолятора «Кресты» скоро назначат нового настоятеля. Но сможет ли он в одиночку справиться с накопившимися проблемами?

Недавно СМИ распространили заявление бывшего настоятеля тюремного храма протоиерея Александра Григорьева. Отец Александр, семь с половиной лет занимавшийся духовным окормлением заключенных, выразил обеспокоенность судьбой своего бывшего прихода.

Дело в том, что священник по собственной инициативе и по благословению епархии еженедельно служил литургию, восстанавливал храм («НВ» освещало в свое время установку крестов на его куполах). Еще год назад заключенные молились прямо на клубной сцене. Теперь стараниями отца Александра сцена демонтирована, проведено отопление, заменены рамы на окнах. И еще много полезных вещей мог бы сделать священник, если бы ему помогали.

Не раз отец Александр направлял в епархию просьбы о помощнике настоятелю, — о втором священнике. Не получив просимого, священнику пришлось отойти от тюремного служения и стать настоятелем более «тихой гавани» — храма Святителя Николая при Военно-медицинской академии.

— Паства здесь, конечно, поспокойнее, — смеется отец Александр.

После того как священник вынужден был оставить служение в «Крестах», на его место назначили молодого батюшку, который, по словам отца Александра, «пару месяцев послужил акафисты, но ни исповедовал, ни причащал».

В апреле настоятелем храма назначили другого священника, но до сих пор, уже на протяжении, наверное, четырех месяцев, нет ни литургии, ни исповеди, а родители пишут жалобы от имени заключенных.

В Санкт-Петербургской епархии, в отделе по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, нам разъяснили, что приказ с назначением нового настоятеля до сих пор рассматривается митрополитом Владимиром и в скором времени будет подписан. Имя священника (оно нам известно) попросили не разглашать.

…Священники для служения в тюрьмах до сих пор набираются из «добровольцев», подтвердили нам в епархии. Если человек согласился, то его кандидатуру необходимо только утвердить в епархии. Никаких особенных психологических отборов служители не проходят.

— А зачем они? Каждый священник должен быть готов идти к любым людям. Представьте себе, если бы апостолы в свое время сидели и ждали, что люди придут к ним сами, — удивляется бывший настоятель храма в крупнейшем в Европе изоляторе.

16 лет назад служение в тюрьмах, по понятным причинам, было в новинку. Теперь же накоплен достаточный опыт для того, чтобы обязывать одного священника с каждого прихода раз или два в год отслужить в тюремном храме, считает отец Александр.

Конечно, молодым священникам трудно сориентироваться в месте концентрации поломанных человеческих душ и судеб. Романтики крещения младенцев и венчаний молодежи здесь, конечно, не увидеть.

— Но ведь есть посыл патриарха, — говорит отец Александр, — о том, что необходимо идти в тюрьмы, несмотря на возраст и регалии, каждый приход должен взять шефство над колонией.

…Восемь лет назад в «Крестах» было примерно 8,5 тысячи заключенных, сейчас около четырех тысяч. Чтобы совершить литургию, необходимо не только закупить свечи, просфоры, вино, но и распространить на неделе бланки заявлений, которые каждый желающий заключенный должен подписать, чтобы быть конвоированным в храм. При этом из этих тысяч придут человек 15−20. Храм нуждается в помощи, которую тоже нужно изыскивать. Конечно, отец Александр не мог совсем оставить свое детище, он продолжает привозить сюда свечи, книги и другие необходимые вещи. Продолжает издаваться газета «Православные «Кресты», недавно был снят фильм «Благоразумный разбойник».

Отец Александр подсчитал, что в одиночку священнику нужен год, чтобы пообщаться со всеми заключенными «Крестов» по пять минут с каждым. Эта проблема, несомненно, встанет перед новым настоятелем — нехватка помощников.

— За все время служения ко мне обратилось около пяти тысяч человек, — говорит отец Александр. — Они же постоянно меняются. Многие бросают курить и ругаться матом. Один мой прихожанин дал Богу обет и теперь стал монахом, отсидев год вместо шести. Другие после выхода из изолятора продолжали ходить в храм и находили приличную работу.

Во время осмотра камер сотрудники СИЗО удивлялись, что в некоторых стояли иконы и пахло ладаном. А в одном из интервью начальник «Крестов» говорил, что чувствует свет Христов в этом месте.

Отец Александр с улыбкой и печалью рассказывает о своих бывших прихожанах. Его не страшат ни их прошлое, ни возможность подхватить туберкулез.

Прямая речь

Протоиерей Александр Григорьев:

— Наша бедная Россия всегда на первом месте по числу убийств, самоубийств, абортов и уровню преступности в Европе. Мы должны оставить 99 хороших овечек и пойти за одной заблудшей… Однажды я обратился к знакомому батюшке, говорю: «В изоляторе сидит человек, который относится к твоему приходу. Не хочешь прийти?» «А он не ходил ко мне в храм», — ответил мне тот… У нас 500 священников, и только 20 служат в тюрьмах. Если бы каждый хоть раз пришел и помог, то и тюремным настоятелям было бы легче, и у самих священников прибавилось бы интересного опыта.

http://www.nevskoevremya.spb.ru/cgi-bin/pl/nv.pl?art=272 047 240


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru