Русская линия
Известия Елена Шестернина08.05.2007 

Кто вы, господин Ансип?

Российское посольство в Таллине ответило отказом на приглашение властей Эстонии вместе участвовать в торжественной церемонии в День памяти жертв Второй мировой войны. Именно так в Эстонии называется 8 мая — день, который во всей остальной Европе отмечается как День победы над фашизмом. Российские дипломаты собираются почтить память погибших 9 мая.

Эстонские власти обещают принести цветы и венки в том числе на Таллинское военное кладбище, куда 30 апреля был перенесен Бронзовый солдат. Известно, что ни президент Тоомас Хендрик Ильвес, ни премьер Андрус Ансип в церемонии участвовать не будут. Первый — по «техническим причинам», он сейчас в Грузии. Второй — по принципиальным соображениям. Если бы не Ансип, Бронзового солдата вряд ли бы вообще кто-то тронул. Более года премьер настаивал: для памятника человеку в советской военной форме надо найти «более подобающее место», чем центр города. И нашли — кладбище.

При этом глава кабинета шел напролом. То, что Ансип отказывался принимать во внимание мнение русскоязычной общины, — это еще можно объяснить. В конце концов возглавляемая им Партия реформ всегда делала ставку на «коренных эстонцев». Но он проигнорировал и выступавших против демонтажа монумента своих коллег-центристов по правительственной коалиции (после мартовских парламентских выборов, правда, уже бывших). И мэра Таллина, и депутатов городского собрания — которые и должны по логике решать, в каком именно месте стоять памятнику. И даже главы государства, который до последнего момента пытался примирить оппонентов.

Если бы инициатором переноса монумента выступил президент Тоомас Хендрик Ильвес — это было бы понятно. У него по логике должно быть куда больше претензий и к России, и к советскому прошлому. Семья Ильвеса уехала из Эстонии в Швецию в 1944-м — во время наступления Красной Армии, всю свою жизнь он провел за границей. В Эстонию Ильвес приехал уже после объявления независимости.

Только вот почему-то президент не настаивал на переносе памятника. Прекрасно понимая, к каким последствиям это может привести в стране, где у 30% русскоязычного населения взгляд на вопрос «оккупации Эстонии Советским Союзом» — иной, чем у официальных властей. Именно Ильвес призывал «не использовать Бронзового солдата в качестве политической разменной карты» и даже наложил вето на закон, принятый предыдущим составом парламента.

Несостоявшийся партаппаратчик

Почему же для господина Ансипа убрать монумент на кладбище было столь принципиальным? Ведь у премьера — в отличие от президента — советское прошлое есть. В Тарту (где он родился и провел почти всю свою жизнь, пока не дорос до политика национального масштаба) Ансип не только вступил в КПСС, но даже начал делать партийную карьеру — в Тартуском райкоме компартии Эстонии. Более того: как говорят, не без его ведома в Тарту в феврале 1988-го органы госбезопасности разогнали студенческую демонстрацию (она была приурочена к годовщине Тартуского мирного договора между Эстонией и РСФСР).

Премьер сейчас всеми силами пытается откреститься от такого прошлого — совсем уж неподобающего для второго лица государства. Тем более что его оппоненты время от времени припоминают «деликатные факты» из премьерской биографии. Взять хотя бы предшественника Ансипа на посту мэра Тарту Романа Мугура. После своего отстранения с поста градоначальника тот прямо заявил: в отличие от Ансипа, у него нет шансов стать влиятельным политиком — «так как отсутствует опыт комсомольско-партийной работы в советский период».

Чтобы «подправить» биографию, Ансип готов и памятники переносить, и ветеранов в пьянстве обвинять, и захороненных у подножия Бронзового солдата подозревать в том, что они погибли по своей вине — мол, напились и угодили под гусеницы танка. Или того хуже — были «мародерами, которых свои же и расстреляли».

За что премьер уважает Дудаева

Есть в биографии Ансипа еще один интересный факт. В Тарту находится мемориальная доска, установленная в честь Джохара Дудаева. На табличке по адресу бульвар Сыпрузе, 1−52 значится: «В этом доме работал в 1987—1991 годах первый президент Чеченской Республики Ичкерия генерал Джохар Дудаев». И Ансип считает это абсолютно нормальным. «Дудаев был в Тарту комендантом военного гарнизона, и когда случился путч 1991 года, он не допустил того, что произошло в Литве и Латвии. Так что мемориальную доску ему установили не за то, что он сделал, а за то, что не захотел сделать», — объяснял как-то премьер российским журналистам.

А семь лет назад Ансип, будучи мэром Тарту (города, кстати, где почти 20 процентов — русскоязычные), прославился тем, что отказался исключить имя Дудаева из регистра городских жителей. (Исключить, правда, хотели не по политическим мотивам — просто президент Ичкерии задолжал городским властям за квартиру.)

Эстонские рекорды. И антирекорды

Есть ли у Ансипа «свои счеты с коммунистами»? Об этом в Эстонии почти ничего не знают. О своих родителях премьер в интервью не говорит. Только однажды обмолвился, что Эстония не будет требовать от России компенсации «за оккупацию» — «ведь я компенсации за зерно, лошадей и картошку, некогда отобранные у моего деда, не требую. Эти потери меркнут по сравнению со страданиями всего эстонского народа».

И наконец, самое простое объяснение столь рьяного желания премьера избавиться от всех «памятников советской эпохи». Ансипу надо было укрепить политические позиции. Для этого он и разыграл «национальную карту». Идти ва-банк премьер решился после того, как на мартовских выборах в парламент русскоязычные партии провалились. А он, воодушевляемый идеей о переносе памятника, набрал в своем избирательном округе рекордное для Эстонии число голосов. Столько не голосовало даже за самого популярного президента в истории страны — Арнольда Рюйтеля.

Только вот «рекорд» этот составил всего 22 267 голосов… Маленькая страна Эстония. И рекорды у нее соответствующие. Впрочем, это не укор — ни в коем случае. Так, констатация.

http://www.izvestia.ru/politic/article3103913/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru