Русская линия
Православие и современность Анастасия Родионова08.05.2007 

Политика духовного основания. Часть 1

Минувший XX и наступивший XXI век прославятся не только как эпоха высоких технологий и компьютерных разработок, но и как эпоха опустошительных войн и заговоров, терроризма, разложения человеческого общества на неравные части; войдут в историю не только под знаменем всемирного прогресса, но и в качестве нового смутного времени, когда врагом человека является не только и не столько другой человек, сколько он сам.

Пепел к пеплу, прах к праху. В подобную эпоху и ценности у людей появляются соответствующие. Идеалы современный человек все чаще черпает из фильмов (реже из книг), герои которых — «крутые парни», с каменными лицами вершащие кровавую расправу во имя добра. И добро это зачастую оказывается каким-то извращенным, совсем не похожим на себя. Что такое теперь честь? Совесть? Правда? Так легко преуспеть в переворачивании и опошлении вековых истин и так сложно вернуть все на свои места.

Великое переосмысление ценностей коснулось и такого понятия, как героизм. Интересно: многие ли еще помнят старые добрые русские сказки, где герои — могучие и суровые, но с благородными лицами и сердцами богатыри, буквально сметающие всю нечисть с лица матушки Святой Руси? Характерная черта современных киногероев — огромная сила и при этом… полное отсутствие души. И что удивительного, если человек, воспитанный на подобных примерах, усваивает такие неидеальные идеалы и, что еще хуже, следует им? Тут трудно говорить о нравственном возрождении, расхожее выражение: «Сила есть — ума не надо» имеет все шансы стать одним из лозунгов текущего столетия (хотя, впрочем, слово «ум» следовало бы заменить в нем на «душа»).

Но есть герои совсем иного плана, люди, при знакомстве с которыми понимаешь, что русский дух все же неистребим. Впрочем, человек, о котором мы хотим рассказать, вряд ли согласился бы с тем, что его назовут героем. И все же мы от своего намерения не откажемся: очень хочется, чтобы образ его запечатлелся и в сердцах наших читателей — именно как образ героя.

Встреча с богатырем

Кого вспоминаешь при встрече с Алексеем Владимировичем Савченко, так это действительно того самого забытого русского богатыря. То ли Илью Муромца, то ли Добрыню Никитича, то ли Алешу Поповича. Это внешнее сходство: мощная спортивная фигура, крепкая шея, неожиданная для военного человека борода, открытое, удивительно чистое, детское лицо. Но когда начинается разговор, то понимание приходит быстро: внутреннее — под стать внешнему. Просто и искренне Алексей говорит о сложном и страшном — о жизни и смерти, о своей профессии и о своем долге. А еще — о своей вере, потому что, прежде всего, он глубоко верующий человек. И именно вера определяет главное направление его жизни.

Полковник Савченко достаточно молод, он родился в 1963 году в самой что ни на есть русской деревне Васюки. С 1987 года его жизнь связана со спецслужбами. Сначала — работа в 9-м управлении КГБ (охрана высших должностных лиц), затем на протяжении 12 с половиной лет — в легендарной «Альфе». Последние 3 года Алексей Владимирович возглавляет подразделение спецназа ФСКН (Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков), созданное им практически с нуля. В немногих словах он сам набрасывает основную канву своего жизненного пути.

«Моя служба была посвящена противостоянию терроризму с 1987 года. Я поступил на работу в КГБ СССР, и вся моя деятельность была направлена на недопущение противоправных действий, в том числе и терактов в отношении руководителей государства. И впоследствии у меня все это по «полной программе» с 1991 года перешло в борьбу с терроризмом, уже находясь в рядах боевого подразделения, именуемого в просторечье «Альфа». Но всем известно, что силовое подразделение, его работа — это уже конечная стадия. То есть спецназ действует тогда, когда все методы и способы, использованные ранее, не привели к желаемому результату. Быть может, где-то воспитатели не сработали, где-то не сработали родители, где-то не сработало общество, в котором человек живет. И, в конце концов, наступает такой момент, когда уже «все». Вот произошел захват заложников, налицо угроза жизни и здоровью наших граждан. Ну и плюс еще ко всему это угроза разрушения государственного строя, угроза дестабилизации ситуации в государстве в целом. Поэтому спецназ и начинает свою работу. Это всегда связано с риском для жизни, это всегда связано с оружием, это всегда связано с противостоянием.

12 лет в «Альфе». Лучшие годы моей жизни. Самые полноценные. Они были наполнены смыслом, верой в то дело, которое я делал с друзьями. Это дело называется — защита граждан своей страны, наведение порядка в государстве. Что мог, делал. «

Слова, кажется, и скупые, и очень простые. Но каждое из них — от сердца. Работа в спецназе для полковника Савченко — не возможность быть «на гребне волны», не желание раз за разом доказывать, что ты супермен, каких мало. За всем этим — стремление бороться со злом, циничным, жестоким и страшным. От общения с ним возникает какое-то странное, двойственное чувство. С одной стороны, понимаешь, что перед тобой человек с редчайшим жизненным опытом, который видел и пережил то, что другим, к счастью, и не снилось. С другой, он почему-то очень похож на большого, сильного… ребенка. Или, в крайнем случае, просто на идеалиста — так возвышенно-идеальны многие его мысли.

Однако на самом деле Алексей — профессионал, который очень хорошо знает и любит свою необычную, но очень нужную работу. Этой работе подчинена жизнь, ей отдаются не только все физические, но и душевные силы.

«Что касается спецназа, то это очень кропотливый каждодневный труд. Тренировки, тренировки и еще раз тренировки. Когда выезжаешь на боевые операции, то там уже тренироваться некогда — надо работать. А работать мы должны на подсознании. У тебя уже должно быть, как в программе, заложено: «Я бегу туда, делаю это, это и это». И моя задача сегодня — научить людей действительно профессионально владеть и своим оружием, и своим телом. Для чего? Для того чтобы грамотно выполнить поставленную задачу. Потому что если ты поступишься какой-то мелочью, отнесешься к ней, как к мелочи, ты погибнешь. А если ты погиб, значит, ты не выполнил боевую задачу, а если ты не выполнил боевую задачу — значит, та цель, которая ставится перед нашим подразделением, — не достигнута. Грош цена такому спецназу. Поэтому, прежде всего — научиться выживать и выполнять боевую задачу. Вот тогда мы уже посмотрим. «

Соответственно производится и отбор в подразделение. Служат в нем только офицеры и прапорщики, обязательное требование — высшее образование. Ну и, конечно, хорошая физическая подготовка.

«Требования наши к кандидатам не особенно суровые. 16 раз подтянуться нужно, 50 раз отжаться, выполнить упражнения на пресс раз 60−70 и рукопашный бой на 3 минуты. Человек должен показать, как он ориентируется в бою, как действует: слаженно или испугался, упал, зажался. "

Но этого мало, чтобы понять — годен или нет. И конкурс при поступлении в отряд остается 5 человек на место.

«Прежде чем рассмотреть кого-то в качестве кандидата, я беседую с ним. Но вы ведь понимаете, что каждый человек может играть, словно в театре. Я и сам когда-то занимался в драматическом кружке и превосходно знаю, что это такое, когда человек надевает маску и начинает строить из себя не то, что он есть на самом деле. Но это же легко раскрывается. Я беседую не на идейно-патриотические темы и не о высоких материях. Я задаю несколько вопросов о жизненном бытии: а как у вас дома, а как матушка у вас, батя чем занимается, какие у вас увлечения, какой вид искусства предпочитаете или нравится? И очень быстро все становится ясно. «

http://www.eparhia-saratov.ru/txts/journal/articles/02society/20 070 507.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru