Русская линия
Интернет против телеэкрана Николай Стариков04.05.2007 

О том, как Эстония уморила русских белогвардейцев в концлагерях

Последние апрельские дни дали страшные образцы наплевательского и хамского отношения к России, к памяти ее солдат со стороны наших прибалтийских соседей. Демонтаж памятника в Таллинне, ложь и обман эстонского посла и эстонского правительства о том, что этого не произойдет. Таблички на ограде парка со странной для любого нормального человека надписью: «Сохраняйте спокойствие — идут археологические раскопки». И еще более странная ситуация, когда эти самые раскопки идут в могиле, датированной не Х-м, не ХIII — веком, а серединой ХХ века. Когда живы родственники, чей прах теперь тревожат эстонские «археологи»! Зачем это кощунство? Зачем Эстонии надо так откровенно издеваться над Россией?

Ответ на этот вопрос не так сложен, как может показаться. Надо всего лишь вспомнить нашу недавнюю историю и все сразу встанет на свои места. Эстония — суверенное государство, прозвучал последний аргумент правительства этого государства. И может делать на своей территории все, что ему заблагорассудится. Пусть так. Вот и давайте вспомним, что же творилось на территории Эстонии сразу после ее образования в 1918 году.

Напомню, что такого государства никогда в мировой истории не существовало, на тот момент, когда Россия отвоевала кусок прибалтийской земли у Швеции, которая в свою очередь отняла земли эстов у Ливонского ордена. В рамках «тюрьмы народов» — Российской империи самосознание эстонцев доросло до такого уровня, что к началу ХХ века они почувствовали себя отдельным народом. Или, что вероятнее всего — они не чувствовали ничего, потому, что никакого освободительного движения на территории будущей Эстонии в царской России не было. В Польше было, в Финляндии было, было и в Закавказье. Но нам все равно надо попросить у наших соседей прощения. Ведь «отсталая» и «нецивилизованная» Россия не применяла к населению присоединенной Прибалтики стандарты, принятые в то время во всем «цивилизованном мире». Стоит извиниться за то, что подобно апачам и могиканам, эстонцы не перекочевали с нашей грешной земли на страницы романов Фенимора Купера, чтобы только там и сохраниться в памяти благодарных потомков. Требует отдельного прощения и отсутствие резерваций — без них, увы, «цивилизованное человечество» обходиться в то время не могло, а Россия их так и не завела.

… А потом грянула Первая мировая война, Февральская и Октябрьская революция. По условиям Брестского мира Эстония вновь поменяла хозяина, попав под власть германского кайзера. Однако едва в Берлине произошла революция, как в Таллинне посчитали за благо снова поменять форму государственности. И — хозяина. Эстония объявляет о своей независимости. Но независимость эта весьма условна — она только от России, а истинным распорядителем прибалтийской земли становится Антанта, ориентируясь на которую эстонцы начинают строить свое государство. Ну не может быть независимым и суверенным государство, у которого нет армии и полиции, просто, чтобы защитить себя самого! Поэтому начавшееся наступление Красной армии осенью 1918 года очень быстро уменьшает территорию «независимой» Эстонии. Только вмешательство британского флота помогает удержать эстонскую столицу от большевиков. А главную роль в их выдворении с территории новопровозглашенной страны играют русские белогвардейские формирования. Это так называемая Северо-Западная армия, которая под командованием генерала Юденича войдет в историю попыткой захватить красный Петроград.

Сегодня уже мало, кто помнит, как отплатила «суверенная» Эстония, плясавшая под дудку британского и французского кабинетов своим русским освободителям осенью и зимой 1919−1920 гг.

К середине ноября 1919 года маленькая белогвардейская армия генерала Юденича была окончательно отброшена от стен Петрограда. Во многом это произошло благодаря предательству эстонских войск, неожиданно бросивших фронт. Но речь сегодня не об этом. Разбитая белая армия быстро откатилась к границе новопровозглашенной Эстонской республики. Именно с ее территории солдаты Юденича направлялись освобождать Петроград, до этого выбив большевиков с эстонской земли. «К 14-го ноября 1919 года Юденич был окончательно разбит, а его армия подошла к эстонской границе и была интернирована» — так пишут в учебниках истории. За красивым иностранным словом «интернирование» скрывается страшная правда. Правительство Эстонии практически уморило воинов Северо-западной армии и множество гражданских беженцев страшной смертью. Подошедшие к границе воинские части белогвардейцев и гражданских беженцев на территорию Эстонии не пускают. «Разгромленные, полностью деморализованные белые были отброшены к эстонской границе — пишет Лев Давыдович Троцкий в своей книге „Моя жизнь“ — Как только они ее пересекли, правительство Эстонии их разоружило. В Лондоне и Париже никто о них и не вспомнил. То, что еще вчера было Северо-западной армией Антанты, теперь погибало от холода и голода».

Несколько суток люди в лютый мороз ночевали прямо на земле. «…Русские полки не пропускаются за проволочное ограждение эстонцами. Люди кучами замерзают в эту ночь» — писал Куприн сам находившийся в гибнущей армии. Солдаты, взрослые мужчины могут выжить, большинство замерзших — это женщины и дети.

Наконец, начинается пропуск на территорию Эстонии. Небольшими партиями, сквозь колючую проволоку. Все оружие сдается, и это только начало. Эстонские солдаты прямо на морозе раздевают солдат, снимая новые английские шинели, отнимая ценные вещи и золотые кресты и кольца. После чего людей размещают на станции Нарва-2, в помещениях двух пустующих фабрик. Вокруг них снова колючая проволока. Так и должно быть, ведь эти фабрики, по сути — концентрационный лагерь! Условия в эстонском лагере хуже, чем в нацистском: нет кроватей, одеял, теплой одежды. Нет медикаментов, нет вообще ничего!

Рядом на путях стоят тысячи вагонов с имуществом гибнущей русской армии. Там все это есть, но командующий эстонкой армией генерал Лайдонер приказал реквизировать составы со всем их содержимым в пользу Эстонии. «С беженцами из Петроградской губернии, число коих было более 10 тысяч, обращались хуже, чем со скотом. Их заставляли сутками лежать при трескучем морозе на шпалах железной дороги» — писал очевидец о кошмаре, творившемся в Эстонии.

Напрасны протесты Юденича: его армия «союзниками» приговорена. Талабский полк белых, ведя бои с наседающими красными, вышел к эстонской границе последним. Солдаты и офицеры перешли по льду на эстонскую сторону и, как было оговорено, сдали оружие. Но в Эстонию их не пустили, а, направив пулеметы, погнали назад! На другом берегу уже были большевики. Под огнем с обеих сторон погиб весь полк.

У остальных «счастливцев» очутившихся в Эстонии, участь была ненамного лучше. В условиях эстонских концлагерей вспыхнула эпидемия тифа. От него умерли тысячи людей. В полках насчитывалось по 700 — 900 больных при 100 — 150 здоровых; число больных, не помещенных в госпитали, достигало 10 тыс., общее число заболевших составляло 14 тыс. Помощи от эстонцев не было никакой. Только когда тиф вышел за пределы русских бараков власти стали предпринимать меры. Появились элементарные средства гигиены и… братские могилы. «Когда был отдан приказ почистить бараки и госпитали от трупов, то их наваливали на повозки в несколько ярусов, сверху покрывали сеном, вывозили за город и сбрасывали на так называемое «трупное поле" — писал советский историкм Н. А Корнатовкий в книге «Борьба за Красный Петроград»

«Как в Нарве, так и за её пределами северо-западники погибли от эпидемии тифа -указывает очевидец кошмара С.В. Рацевич — Никогда не забуду жуткую картину, открывшуюся мне… Один за другим на кладбище в Сиверсгаузен мчались грузовики с голыми скелетами, чуть прикрытыми рваными брезентами, парусами поднимавшимися кверху. Тела были кое-как набросаны».

Так Эстония встретила тех, кто помог освободить ее от большевиков. Картина, как в Освенциме и Дахау — это и есть фундамент эстонской независимости.

Бывший министр Временного правительства Гучков пишет Черчиллю письмо с протестом: «… из Эстонии производятся массовые выселения русских подданных без объяснения причин и даже без предупреждения… Русские люди в этих провинциях бесправные, беззащитные и беспомощные. Народы и правительства молодых балтийских государств совершенно опьянены вином национальной независимости и политической свободы».

Черчилль ничего не отвечает. Да и, что ему сказать? Кому есть дело до русских, когда идет бурное строительство национальных государств? Случись такие зверства по отношению к полякам или к самим эстонцам — был бы повод повозмущаться. Геноцид русских, тем более желавших спасти свою страну, внимания и беспокойства не достоин. Ту же картину, те же двойные стандарты, мы наблюдаем и сегодня. Почему молчат западноевропейские демократы? Куда смотрят наши правозащитники? Почему ищут «соринку» на своей Родине не замечая «бревна» в глазах прибалтийских соседей?

…К концу февраля 1920 года армия Юденича перестала существовать. Общая численность выживших после тифа русских равнялось 15 тыс. человек. Они оборваны, обессилены и не имеют никакой работы. Однако издевательства и истребление оставшихся в живых борцов за Россию на этом не закончилось. 2-го марта 1920 года эстонское Учредительное собрание приняло закон о 2-х месячных обязательных лесных работах для всех мужчин от 18 до 50 лет, не занимающихся никаким постоянным трудом. Общее число мобилизуемых «по случайному совпадению» определялась как раз в 15 тыс. человек! То есть, новый закон касался только русских белогвардейцев. Эстонское правительство фактически отправило их на каторгу!

Это не преувеличение. Ослабленных тифом людей посылают валить лес. Законов определяющих зарплату и норму выработки нет, военные рубить и пилить деревья не умеют. В день они зарабатывают по 10 эстонских марок, а питание одного человека стоит 50. «Мобилизованные жили впроголодь, одежда их быстро изнашивалась — писал Н.А. Корнатовкий — Размещение рабочих и санитарные условия были отвратительными. В браках была ужасная грязь, масса насекомых-паразитов, холод, сырость. Баня была редкостью, стирка белья и мыло — мечтою».

Но и на этом издевательства эстонских властей не закончились. Редкие выжившие смогли остаться в независимой Эстонии. Русских выживали из страны точно такими же методами, как притесняют сейчас — не давали гражданства. Эстонцы получают эстонский паспорт бесплатно и навсегда. Русские эмигранты должны были покупать себе паспорт и вид на жительство на 6-месячный срок. Не купишь — тебе грозит штраф и высылка. Если хочешь получить постоянное гражданство, то ситуация не многим лучше. Когда русские пытаются его получить, то обычно получают отказ: из 2538 заявлений эстонские власти удовлетворяют 150! А вместе с заявлением надо заплатить 2000 эстонских марок. В случае отказа деньги не возвращали, прямо как в современном американском посольстве.

Начались притеснения по отношению к неэстонцам практически во всех сферах. Уже в 1920-м году мы увидим те же явления, что и сегодня: на концертах в Таллинне запрещено показывать более 50% номеров русских артистов. Русские адвокаты лишены права практики, русские врачи должны подтверждать свои дипломы. А ведь Эстония была до 1918 года русской провинцией и дипломы на всей территории страны были одинаковыми…

Вывод из всех этих фактов напрашивается достаточно очевидный. «Суверенная» Эстония и тогда и сегодня является абсолютно несамостоятельным государством. Кто же стоит за ее спиной? Кому нужно провоцировать Россию? Если вы еще не можете ответить на этот вопрос, сформулирую его по-другому. Кто был, является главным геополитическим противником Российской империи? Кто был главным антагонистом Советского союза? Кто сейчас хотел бы подчинить Российскую Федерацию своему влиянию?

Думаю, что любой из читателей сможет ответить на этот вопрос самостоятельно.

http://www.contr-tv.ru/common/2277/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru