Русская линия
Радонеж03.05.2007 

«Встать с той ноги…»
Редакционный комментарий

Насыщен событиями оказался этот апрель.

Начался он пасхальными торжествами. Христиане воспоминали о том, что Христос нас от смерти к жизни преведе. По странному ходу мыслей нецыи от внешних решили, что самое время подумать о переходе обратно. И появился законопроект об эвтаназии. Или не появился — теперь уже и не поймешь. У нас теперь так бывает. С какой ноги какая «партия власти» ни шагай, все получается, что не в ногу и как бы даже и вообще не шагали. Просто так вышли…

То в Думе голосовали-голосовали по «Знамени Победы» — вменить серп с молотом яко не бывшие и очистить от них знамя — и доголосовались наконец. Никаких возражений слышать не хотели, а несогласие Совета Федерации продавили думским «конституционным» большинством. Правда, когда в сети появились списки голосовавших, голосовавшие «за» стали почему-то объяснять, что они на самом деле были против, но уезжали (всякий раз, когда голосование по вопросу было), болели (тоже всякий раз), и (опять же всякий раз) злые люди втыкали за них карточку куда-то не туда. Как вдруг (совершенно случайно, в президентской резиденции) повстречали президента и решили: «Знамя, поднятое над Берлином в 1945-м, не будет изменено». Почему же? А вот почему (сообщают СМИ): «О решении было объявлено после встречи главы государства в своей загородной резиденции „Ново-Огарево“ с ветеранами Великой Отечественной войны. В свою очередь, присутствовавший на встрече спикер Госдумы, лидер парламентского большинства Борис Грызлов по окончании разговора пообещал вернуть знамени исходный вид. „Единая Россия“ пришла к выводу, что надо прислушаться к мнению людей, спасших нашу страну». Возникающий вопрос, кто именно спас страну (от законопроекта, разумеется), отметаем, как не то что риторический, а просто глупый и неуместный…

С эвтаназией начали с другой ноги, но вышло как всегда. Сначала-то, было, уже даже и порядок «преведения от жизни в смерть» прописывали: «Если заключение о болезни подтвердится, то заявление пациента попадет на рассмотрение совета, который должен быть создан при органе исполнительной власти — например, областной администрации. В состав совета должны будут войти медики, представители прокуратуры, адвокаты, представители общественных организаций», делилась подробностями проекта с журналистами председатель соответствующего комитета Совета Федерации. И успокаивала — «Эвтаназия ни в коем случае не будет носить массовый характер». Ну, вот тут просто от сердца отлегло. А то мы уж подумали…

Поднялся, разумеется, вопль велий. Медики напомнили про клятву Гиппократа: «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства. И не покажу путь для подобного замысла». А главный государственный санитарный врач вообще сказал, что заявления о необходимости обучить врачей искусству убийства являются «сатанинским кощунством и глумлением над врачебной профессией».

Ну, а мнение Церкви об эвтаназии хорошо известно: «эвтаназия — это один из видов сознательного самоубийства. В религиозном отношении — это крайняя степень отпадения от Бога», а «помогать совершить самоубийство — это абсолютно безнравственно с христианской точки зрения».

Высказались по проблеме эвтаназии не только священнослужители и врачи, но также правоведы, законодатели: «У нас было немало случаев, когда под угрозой, под дулом пистолета люди подписывали договоры о купле-продаже жилья, продавали акции, другое имущество, и где гарантия, что-то же самое не произойдет в случае с эвтаназией?», поинтересовался председатель думского комитета по законодательству. Высказались многие…

Как вдруг (вот опять это слово), сообщают СМИ, председатель комитета Совета Федерации «вообще опровергла сведения о том, что в верхней палате Федерального Собрания готовится законопроект о легализации эвтаназии. «Никакого законопроекта или его концепции у нас нет. Мы просто сейчас работаем над тем, чтобы изучить проблему со всех сторон». А спикер Совета Федерации и вовсе сообщил: «Никакого законопроекта Совет Федерации не разрабатывает и разрабатывать не будет. Этой проблемой Совет Федерации не занимается. Принципиально». То есть даже и не работают, чтобы изучить. Вот оно как бывает, когда не с той ноги, Хотя и с той не лучше, как мы уже видели.

А тут как раз подоспел маньяк из штата Вирджиния с пистолетом «глок», перестрелявший больше тридцати своих соучеников, и общество переключилось на обсуждение вопроса об облегчении ближнему перехода из жизни в смерть с помощью легкого стрелкового оружия. Стали говорить, что надо бы нам, как в Штатах — облегчить, значить, законодательство. А в Штатах, там ведь как? Там просто и, главное, очень логично — «эта новая стрельба в учебном заведении требует немедленной отмены законов о зонах, свободных от оружия, которые в нашей стране обрекают школы на милость сумасшедшего», «безответственно и опасно говорить гражданам, что им нельзя носить оружие в учебном заведении», «американцы требуют положить конец неэффективному запрету на оружие». Ну и т. д. Это — «оружейное лобби». В техническом университете, в котором произошла бойня, учится больше 20 тысяч человек. Из них просто по статистике сколько-то процентов должны оказаться не вполне адекватными психически. Ну, и если они все были бы вооружены — совсем интересное кино могло получиться.

Как раз перед очередным всплеском дискуссий о праве гражданина свободно мочить ближнего хоть в сортире, хоть в высшей школе, выяснилось, что власти в самой свободной стране озабочены уменьшением степеней свободы как раз таки в России. Госдепартамент США подготовил доклад об угрозе свободе со стороны… ну, в общем, многие ей угрожают. Тут и «Основы православной культуры», угрожающие появиться в российских школах, и митрополит Кирилл, добивающийся «запрета таких злоупотреблений правами человека, которые принижали бы человеческое достоинство и подвергали бы коррозии традиционные этические нормы». «Концепция прав человека не задумывалась таким образом, чтобы попирать вековые представления и правила, касающиеся личной, семейной и общественной жизни», считает владыка Кирилл. В Госдепе, вероятно, считают, что она так и задумывалась. Во всяком случае, среди жертв «подавления свободы религии» и «разжиганию религиозной нетерпимости» в России, а также одновременно и среди экспертов по оным у них удивительным образом оказались руководители Совета муфтиев — Равиль Гайнутдин и Нафигулла Аширов. Первый однажды заявил, что браки татар и русских, и крещение детей в этих семьях — это проявление духовного упадка татар, а второй вообще при упоминании «Основ православной культуры» пообещал «вторую Чечню». Большие специалисты по толерантности, ничего не скажешь. Странно, что не привлекли в эксперты еще и академика Гинзбурга — он так убедительно про «церковных сволочей» рассказывает, что заслушаешься.

То, что подобные выходки в России по-прежнему совершаются безнаказанно, как нам кажется, вовсе не свидетельствует о «привилегированном» положении Православия в России, которое привиделось из заокеанского далека составителям госдеповского доклада. Но это только нам. А вот правозащитное движение уже и против молитвы об усопших протестует. Недопустимо, мол. Недемократично и антиконституционно. «Мы не можем не выразить свое отношение к тому, как организовано прощание с Борисом Ельциным. Проводы первого президента, создателя светского демократического государства, должны носить сугубо гражданский характер, как это было при прощании с его соратниками — Андреем Сахаровым, Галиной Старовойтовой и Сергеем Юшенковым», — говорится в заявлении правозащитников Л. Пономарева и Г. Якунина. По мнению авторов документа, «перенос официальной прощальной церемонии в храм Христа Спасителя — это еще одна примета недопустимого антиконституционного слияния государства и церкви, это вызов тем сторонникам Ельцина, которые не принадлежат к православию или не имеют отношения к Московской Патриархии».

Что тут скажешь? По низости вполне сравнимо с «осиновым колом» от думской фракции КПРФ. Стыдить бесполезно и поздно. Помолиться о вразумлении, конечно, надо.

О почившем же первом президенте сказал в своем обращении Патриарх. Его словами и закончим:

«Первый президент России по-доброму относился к Русской Православной Церкви… Мне памятно общение с ним, ибо наши встречи всегда были теплыми. Господь судил мне дважды присутствовать при вступлении Бориса Николаевича в должность президента Российской Федерации, и я видел, с каким душевным волнением он воспринимал слова напутствия на предстоящее нелегкое и ответственное служение…. Когда-нибудь история даст почившему беспристрастную оценку. Мы же ныне будем молиться об упокоении его души в Царстве Небесном, «идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь безконечная».

От редакции

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=2288


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru