Русская линия
Столетие.Ru Максим Кустов,
Анна Петросова
28.04.2007 

«Сволочам» дали пощечину
Кого на самом деле посылали на особо важные задания

Само появление такого фильма, как «Сволочи» — показатель феноменальной деградации нашего общества. Речь идет не только о морально-нравственной деградации, но и об утрате самых элементарных представлений о истории страны, о истории Великой Отечественной и массовой потере способности к самостоятельному мышлению.

В Москве прошла церемония, во время которой Владимиру Меньшову (на фото) и его супруге актрисе Вере Алентовой предстояло вручить премию в главной номинации — за лучший, по мнению зрителей музыкального канала MTV, фильм. На награду претендовали «Волкодав», «Бумер. Фильм второй», «Питер FM», «Жара» и «Сволочи». Режиссер распечатал конверт и узнал, что лауреатом стала лента «Сволочи»

«Я не собираюсь вручать приз фильму, который позорит мою страну», — сказал Меньшов. После этих слов он швырнул конверт на пол и вместе с женой покинул церемонию.


Тут, правда, возникает вопрос, стоило ли вообще принимать участие в церемонии, зная о том, какой фильм номинируется. Но в целом поступок режиссера, безусловно, вызывает уважение.

Действие фильма происходит в тренировочном лагере, который разместился в заснеженных горах Казахстана. Согласно секретной директиве советского командования 1943 года, из малолетних преступников, из «сволочей» — так именуют в фильме беспризорников — готовят спецгруппу для заброски к немцам. Не все дети выдерживают жесткую муштру: кто-то из мальчишек кончает жизнь самоубийством, кто-то гибнет во время побега из лагеря. В финале диверсионная группа, заброшенная в Альпы, в тыл противника, почти вся погибает. В живых остаются двое, которые и выполняют задание, взорвав секретный объект…

Первоначально фильм подавался как некая документальная «суровая правда войны», а автор сценария — писатель Владимир Кунин — позиционировался как учащийся горнобеспризорной спецшколы.

Потом, правда, когда в этой истории принялись разбираться, Кунин заявил: «Это возникло из фантастически-мистического романа „Мик и Альфред“, который имеет некие автобиографические черты. Но это все выдумка. А что, вы отказываете автору в праве на художественный вымысел?» «Суровая правда» обернулась фантастическо- мистическим Миком и Альфредом. (Трудно поверить, что соавтор сценария «Хроники пикирующего бомбардировщика» и автор сценария «Сволочей» — один и тот же человек).

Чтобы понять, что такое режиссер фильма Александр Атанесян, достаточно ознакомиться с его «творческим кредо»:

«И когда у меня есть возможность использовать первый закон шоу-бизнеса в качестве привлечения интереса к продукту, я его не упущу, этот шанс. Все, что сегодня происходит, это дополнительные рубли в кассу проката». В поисках вожделенных рублей Атанесян не стал мелочиться, разбавлять бензин ослиной мочой или производить «паленый» коньяк.

Он предпочел заработать, сняв глупую гадость о Великой Отечественной.

И, кажется, совершенно искренне гордится этим. О существовании каких-то морально-этических категорий, глупостей типа стыда, совести и т. д., уважения к памяти павших он просто не ведает. Если поступают «дополнительные рубли» — то можно все.

Образовательный уровень этого кинотворца просто потрясает:

«Я послал своих ассистентов в доступные архивы. Что такое доступные архивы? Библиотека имени Ленина. Я сказал: «Найдите мне газеты 30−40-х годов и посмотрите, что там есть по поводу детской преступности».

Человек, искренне уверенный, «что доступные архивы» — это библиотека имени Ленина, совершенно серьезно снимает фильм на исторические темы, «опираясь» на газеты 30−40 годов. Что тут скажешь?

То, что пакостное творение Атанесяна многие воспринимают всерьез, просто приводит в недоумение. Ведь достаточно просто задуматься — а с какой стати поручать действительно важное задание подросткам, по определению не достигшим физической зрелости и которых еще нужно предварительно «откормить» после пребывания в неволе? Ведь они будут заведомо уступать взрослому мужчине по своим возможностям. И зачем тратить время на их обучение «с нуля»?

Всем желающим предлагается подумать — а сколько нужно времени (в реальности, а не на киноэкране), чтобы подготовить бойца, способного эффективно воевать в горах, обученного взрывному делу, да еще и парашютиста?

Прикиньте, сколько времени нужно на подготовку, скажем, альпиниста-разрядника.

При этом мальчишки еще и должны быть сомнительными с морально-политической точки зрения и запросто могут просто сбежать. (Такие «мелочи», как прямой авиарейс Казахстан — Альпы обсуждать на общем фоне фильма вовсе бессмысленно.)

А куда же подевались специалисты- диверсанты и почему их не использовать?

Неужели «сволочепоклонники» никогда не слышали об ОМСБОНе?

В июле 1941 на московском стадионе «Динамо» Павел Судоплатов (в 1938 году лично ликвидировал в Роттердаме преемника Петлюры, лидера ОУН Евгена Коновальца) из опытных чекистов и спортсменов начал формировать специальные диверсионно-разведывательные подразделения. Позже их назовут ОМСБОН (отдельная мотострелковая бригада особого назначения НКВД)…

Что же за спортсмены воевали в ОМСБОНЕ?

Ну, например, боксер, многократный чемпион СССР в тяжелом весе, заслуженный мастер спорта Николай Королев. Он действительно выполнял важные задания.

О некоторых из них он рассказал писателю Эдуарду Хруцкому:

«Понимаешь, у меня была своя группа. Десять ребят боксеров. Они в основном все бойцы неплохие. Я проверил ребят в нескольких драках и в ликвидации начальника русской полиции в Людиново. Фамилия его была Латышев… Лично принимал участие в расстрелах наших солдат, попавших в окружение, и подпольщиков… Приговор привели в исполнение на месте. Операция была не слишком сложной».

А вот другая операция, о которой Королев рассказал Хруцкому:

«Ночью… разбудил начальник разведки Саша Творогов.

— Коля, есть для тебя необычное дело.

— Всегда готов.

— Мы получили данные, что в Жиздре находится человек, который очень нужен Центру. Смотри, — Творогов развернул план городка, — на этой улице в доме, отмеченном крестиком. Его надо взять живым.

— Попробую.

— Пробовать будешь обед у жены. Сказано — живым, значит, живым. Нападение на Жиздру — операция прикрытия твоей группы. Чем быстрее ты возьмешь нужного человека, тем меньше людей потеряет отряд…

Дом, в котором мы должны были захватить нужного Москве человека, был практически в самом центре городка… Охрану ликвидировали.

В коридор выскочил офицер в форме СД с пистолетом в руке, но выстрелить не успел. Как на ринге, коронным крюком справа я отключил его.

Потом дал ракетный сигнал о выполнении операции и, запаковав пленного в мешок из-под картошки, не ввязываясь в обычный бой, той же дорогой вытащили груз на окраину Жиздры, а дальше на базу».

Кого бы послал читатель в Европу для выполнения важной миссии — Королева с командой из боксеров, имеющей богатый опыт «точечной» ликвидации, или «трудных» подростков? А в ОМСБОНе хватало и именитых спортсменов, и опытных диверсантов, умеющих выполнять задачу по принципу «сказано — живым, значит, живым».

Омсбоновцы — профессионалы высочайшего класса, даже на крайне враждебной для советских бойцов территории Западной Украины умудрялись эффективно действовать. Из отряда «Победители» регулярно выходил на задания в Ровно обер-лейтенант Пауль Зиберт, он же Николай Иванович Кузнецов. Потом докладывал об уничтожении очередного немецкого генерала. Генерал-майора Макса Ильгена Кузнецов взял живым.

Опять же можно было для выполнения задания в Альпах опытных альпинистов послать. Таковые в СССР, к сведению поклонников «сволочевского» взгляда на войну, имелись.

Вот лишь один эпизод из воспоминаний альпиниста Николая Гусева (руководил группой, снимавшей гитлеровский флаг с Эльбруса):

«Мы стреляли по гитлеровцам, мысленно похоронив Кельса. Но из-за скалы в кулуаре вдруг выскочил лыжник и с нарастающей скоростью помчался вниз. Такое было под силу только Леониду! Фашисты, прижатые нашим огнем, некоторое время молчали, а потом принялись стрелять по Кельсу из автоматов. Пули взметали вокруг него снежные фонтанчики. Леонид двигался правым боком к склону. Впереди — огромный обрыв, левый поворот неизбежен, иначе Леонид не сумеет затормозить на такой скорости и сорвется в пропасть. Я в ужасе затаил дыхание: левый поворот на лыжах всегда у Леонида получался плохо. Значит, либо очередь в спину, либо мой друг рухнет в пропасть…

Однако случилось иное. Повороту Леонида мог бы позавидовать опытный слаломист. На огромной скорости он развернулся у самого края обрыва. Только снежная пыль взметнулась за его спиной, то ли от лыж, то ли от новой автоматной очереди егерей».

Зачем, имея Гусевых и Кельсов, обучать горным премудростям малолетнюю шпану?

Причем названные бойцы вовсе не были одиночками. Гусев вспоминал:

«4 октября (1942 года. — Авт.) вместе с комиссаром дивизии П.Я. Сячиным мы поехали знакомиться с прибывшим к нам 1-м отдельным горнострелковым отрядом Закавказского фронта. Отряд находился недалеко от штаба. Такие отряды появились на Закавказском фронте совсем недавно. Предназначались они для действий в высокогорной местности и должны были придаваться находившимся там частям или действовать самостоятельно, оставаясь в подчинении штаба 46-й армии. Всего было создано 16 отрядов. Каждый состоял из двух рот автоматчиков по 100 человек и одной пулеметно-минометной роты с приданными ей взводами саперов и противотанковых ружей. Общая численность каждого отряда составляла 300−320 человек. Укомплектовывались они альпинистами, присланными по указанию наркомата обороны или прибывшими для проведения горной подготовки, а также альпинистами из Закавказья. В отрядах имелись штатные инструкторы альпинизма. Знакомясь с отрядом, я был поражен его блестящей экипировкой. Каждый боец имел все необходимое для боевых действий в горах: ледорубы, десятизубые «кошки», штормовые костюмы, спальные мешки, меховые жилеты, меховые носки, шерстяные и кожаные перчатки, подшитые валенки, лыжи с жестким креплением, снегоступы, рюкзаки, горнолыжные ботинки, лавинные шнуры, защитные очки. На каждое отделение в отряде имелись в соответствующем количестве альпийские веревки, горные палатки, спиртовые кухни, скальные и ледовые крючья, скальные молотки и другое необходимое снаряжение. На отряд полагалась одна вьючная кухня. Личный состав носил и особую форму: командиры — двубортный китель, лыжные брюки, горные ботинки; солдаты — лыжную куртку, лыжные брюки, горные ботинки. Форма эта была удобна, универсальна и отвечала всем требованиям техники движения в горах».

Зачем дрессировать в горах юных уголовников, уже имея такие отряды?

Чтобы до смерти насмешить немцев, не иначе. Сколько лет потребовалось бы малолеток учить для того, чтобы они в горах могли действовать, как Кельс?

В заключение хотелось бы предложить киносценарий фильма «Сволочи-2»:

В 1943 году к Сталину приходит Некто и говорит: «Товарищ Сталин, мы решили в Альпах особо важный немецкий объект уничтожить. Подготовлена группа ОМСБОНовцев во главе с Николаем Кузнецовым, усиленных альпинистами Гусева. Подрыв объекта обеспечит Илья Старинов, тот, если помните, что еще в Испании поезда под откос пускал, а в 1941 году в Харькове генерала Брауна вместе со штабом дивизии взорвал. Курируют операцию Судоплатов и Эйтингон. (В 1940 году Леонид Эйтингон руководил операцией по ликвидации Льва Троцкого)».

«Нэт», — отвечает Сталин, попыхивая трубкой. Некто растерян. После минутного замешательства он говорит: «Прикажете воздушно-десантные дивизии из резерва Ставки задействовать? Или опытных партизан из Белоруссии в Москву вызвать и в Альпы послать?»

«Нэт», — отвечает Сталин, попыхивая трубкой. — «Возьмите детей из лагерей, лет этак 14-ти, с самым темным уголовным прошлым, и пусть их в Казахстане для этой операции готовят». Некто робко лепечет: «Товарищ Сталин, да их же после тюрьмы сначала в божеский вид привести надо, а потом — сколько же лет уйдет на такую подготовку? Да и ненадежны они — кто знает, что в голове у малолетнего преступника. Разбегутся к чертовой матери эти начинающие уголовники. Да и зачем все это, товарищ Сталин, когда у нас столько опытнейших кадров?»

«Аполитично рассуждаете, товарищ, — говорит Сталин, — о будущем надо думать, о материальном благополучии режиссеров, которые через 60 лет после Победы свои шедевры снимать будут. И о нашей истории забывать не надо. Пусть потомки думают, что Ставка Верховного Главнокомандующего была сборищем медицинских кретинов и удивляются, как же это они войну выиграли».

http://stoletie.ru/retsenzii/70 426 143 140.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru