Русская линия
Российская газетаГенерал Александр Кирилин27.04.2007 

Последний бой «Бронзового солдата»
Наш мемориал в Таллине начинают переносить. Можно ли его отстоять?

На вопросы корреспондента «РГ» отвечает начальник Военно-мемориального центра генерал-майор Александр Кирилин.

Российская газета I Александр Валентинович, что говорит на этот счет международное право?

Александр Кирилин I Статус воинских захоронений на территориях других стран регулируется дополнительным протоколом к Женевским конвенциям 1949 года о защите жертв вооруженных конфликтов. Этот документ рекомендует заинтересованным странам заключать межгосударственные соглашения о статусе воинских захоронений — для обеспечения ухода за могилами и их сохранности, доступа родственников, а также содействия репатриации останков по просьбе их близких.

Россией заключено десять таких соглашений. Есть государства, с которыми нет необходимости заключать соглашения, — те, где захоронений немного (например, в США, на Аляске — 11 человек). Соглашения нужны с теми странами, где наших погибших много, где их захоронения и мемориалы могут стать заложниками политических интриг. Но, к сожалению, в разных странах есть исторические и внутриполитические аспекты, которые ни одно соглашение не отменит.

РГ I Например?

Кирилин I Взять ситуацию в Будапеште, где вопрос о переносе памятника поднимается уже не первый раз. На общественное мнение влияет историческая память о вводе советских войск в 1956 году.

Меняются поколения, уходят из жизни те, в чьей памяти советские войска остаются силой, освободившей венгерский народ от фашизма. Чем меньше свидетелей событий, тем больше будет попыток «переосмысления» истории Второй мировой войны.

Сейчас тема переноса монумента в Будапеште снова ушла в тень. Но нет гарантий, что навсегда.

РГ I Эстония и Венгрия — только две страны, где находятся наши воинские захоронения. А сколько их всего за границами России?

Кирилин I На территории зарубежных государств похоронено около 4,5 млн. российских и советских воинов, погибших в ходе различных войн и конфликтов. Их захоронения есть в 49 странах. В Польше, например, во время Первой мировой войны погибло 140 тысяч наших солдат и офицеров, во время Советско-польской войны 1920−1921 годов — 90 тысяч, во время Великой Отечественной еще 600 тысяч. И это только боевые потери, а ведь были еще сотни тысяч военнопленных и узников концлагерей, умерших на чужбине.

Зачем воюют с памятниками

РГ I Можно ли спрогнозировать — где, в каких странах могут в будущем возникнуть угрозы российским воинским захоронениям?

Кирилин I Болевых точек не очень много. Можно даже сказать, что в целом за рубежом наши захоронения сохраняются лучше, чем внутри России. На уход за ними наше государство выделяет деньги, а местные власти, на которые по нынешнему законодательству возложена забота о сохранности военных памятников, часто средств не находят.

Война с памятниками — это маневр, отвлекающий население от внутриполитических и социальных проблем. Когда к власти в Польше пришел нынешний президент Качиньский — стали появляться проблемы с нашими воинскими мемориалами, оскверняться памятники.

Были проблемы и в Чехии, обусловленные, конечно, воспоминаниями о советском вторжении 1968 года. И сейчас там находятся люди, которые утверждают, что Прагу в 1945 году спасли власовцы… С другой стороны, пражане не дали убрать памятник маршалу Коневу, переименовать улицу, названную в его честь. Но советский танк, который первым ворвался в Прагу в 1945 году и остался там в виде монумента, покрасили в розовый цвет…

В странах Западной Европы таких проблем нет. Нет их и в Германии. Не думаю, что всем там нравятся наши танки на постаментах. Но в немцах велико чувство исторической вины за фашизм. Потому они охраняют и на свои средства поддерживают наши воинские мемориалы.

Сергей Иванов был прав

РГ I А как вы расцениваете ситуацию в странах Прибалтики?

Кирилин I В наших взаимоотношениях с Латвией произошел заметный сдвиг к лучшему: будет подписано межправительственное соглашение о статусе воинских захоронений.

С Литвой все вопросы проработаны, проблем не возникает, нет и случаев вандализма. Там не ставят памятников нацистам, издан каталог российских воинских захоронений, руководство участвует в церемониях у монументов, возлагает венки. Проблемы — в Эстонии.

РГ I Соглашения о статусе воинских мемориалов у России с ней не подписано. Что же можно сделать, чтобы предотвратить перенос «Бронзового солдата»?

Кирилин I C приходом к власти националистов стало очевидным их намерение любыми путями избавиться от мемориала. Рациональными аргументами оно необъяснимо. Понятно, что перенос памятника для Эстонии — не жизненная необходимость, а для России это просто неприемлемо.

Но, к сожалению, мы не имеем права вмешаться. Для этого нет юридической базы. Сергей Иванов с его призывом бойкотировать эстонские товары был прав — так можно хотя бы заявить гражданскую позицию. Но у нас общество, как бы это лучше сказать… не сплоченное. Даже на такие действия в массовом порядке оно оказалось не способно. Я считаю, только вмешательство руководства России может что-то изменить.

Kстати

* Всемирный союз венгров отказался от организации референдума по вопросу переноса памятника советским воинам. Идею не поддержали депутаты венгерского парламента. Обелиск в память 80 тысяч солдат Советской армии, погибших в боях за Будапешт, находится в центре венгерской столицы на площади Свободы.

* Живущие в Карелии эстонцы намерены установить памятник соотечественникам, убитым во времена сталинских репрессий. Его планируется установить в 150 км к северу от Петрозаводска, в местечке Сандармох.

Досье «РГ»

Военно-мемориальный центр Вооруженных сил РФ создан в 1991 году. Занимается организацией и контролем исполнения Закона «Об увековечивании памяти погибших при защите Отечества», принятого в 1993 году, а также организацией учета погибших и паспортизацией мест их захоронений. По линии военно-мемориальной работы центру подчинен 90-й отдельный специальный поисковый батальон, созданный в 1996 году.

Осуществляет проект по созданию электронного банка данных воинов, погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны и после нее. Уже доступна информация о судьбе более 1,5 млн. человек, местах захоронения 85 тыс. человек, а также учетные карточки на 298 тыс. военнопленных и узников концлагерей. По окончании работы в банке данных будут содержаться сведения о 9 млн. погибших.

Планируется и создание базы данных обо всех погибших российских воинах — на Финской, Гражданской, Первой мировой, Русско-турецкой — всех войнах, о жертвах которых сохранились документальные свидетельства.

Константин Михайлов

http://www.rg.ru/2007/04/27/soldat.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru