Русская линия
Столетие.Ru Андрей Мельников24.04.2007 

Игра на вылет
Игорный бизнес в Москве чувствует себя крепко

До вступления в силу закона «О государственном регулировании деятельности по организации азартных игр» еще можно заработать немалые состояния. И немало проиграть…

У одной из станций московского метрополитена закрылось кафе грузинской кухни. Конечно, была это не библиотека и не магазин грампластинок. По вечерам танец живота, банкеты… Но и не самое уж злачное место в округе. Можно было в обеденный перерыв сходить, съесть комплексный обед. И вот однажды сняли замок с двери ликвидированного кафе, закипели строительные работы, засновали гастарбайтеры в спецовках. Люди все гадали: что же такое откроют взамен крамольного заведения? И чем более пышным и аляповатым экстерьером обрастал фасад, тем пессимистичнее были прогнозы. И вот, заблистало всеми красками порока заветное слово: ФИШКА. Ну и спрашивается: стоило ли бороться с «шашлычной» мафией, чтобы на этом месте вырос гораздо более криминальный сорняк?

Подобную эволюцию можно наблюдать в самых разных районах столицы. Почему же так странно отреагировала «фабрика азарта» на появление федерального закона «О государственном регулировании деятельности по организации азартных игр», предписывающего к 1 июля 2009 года вывести игорные заведения за пределы населенных пунктов и сконцентрировать их в четырех специальных зонах (в Калининградской области, в Республике Алтай, на границе Ростовской области и Краснодарского края, на Дальнем Востоке)?

Ответ на этот вопрос прозвучал по заявленной теме пресс-конференции «Почему отдельные регионы саботируют вывод игорного бизнеса в особые зоны?», прошедшей недавно в Москве. Под эвфемизмом «отдельные регионы» имелась в виду прежде всего столица. Он прозвучал и недвусмысленно: виновата коррупция.

Так, депутат Сергей Глотов заявил о существовании «специального распоряжения Правительства Москвы о содействии системе «Джек-Пот».

Вместе с тем утверждалось, что поступления в городской бюджет от игорного бизнеса незначительны. За последние месяцы в столице ликвидировано примерно две тысячи игровых точек, но доходы городской казны в результате не уменьшились, наоборот, даже на процент выросли. Выступавшие видят в этом факте доказательство того, что с оборота этого бизнеса «большая часть налогов не платится». Подразумевается вывод: чиновники лично заинтересованы в функционировании казино и джек-потов, и благо города тут ни при чем!

Укоряя власти Москвы в потворстве игровой мафии, депутатская фронда бьет по больному месту мэра, приводя в пример руководство Белгородской области. Всем памятны битвы местных боссов с московскими пришельцами на сельскохозяйственных полях области. Тогда фирме «Интеко» не дали развернуть амбициозные агрономические проекты, дело не обошлось без жертв.

Одновременно Белгородская область проявила себя в авангарде и других широко прозвучавших начинаний. Прежде всего, ввела обязательное преподавание «Основ православной культуры» в общеобразовательных школах региона. Возникает искус найти в белгородских инициативах единую тенденцию — нравственное оздоровление народа в русле традиционных ценностей.

Как уже было сказано, московские «верхи» ликвидировали с начала года порядка двух тысяч игровых точек, выполняя собственные планы к лету закрыть все заведения, занимающие площадь менее ста метров. Кажущаяся половинчатость этого решения все-таки, видимо, принесет свои плоды. Ведь прежде всего убираются точки, так сказать, шаговой доступности. Автоматы в магазинах, переходах метро и фойе кинотеатров, крохотные павильончики с «однорукими бандитами», где минимальная сумма, необходимая для игры, доступна даже ребенку. На таких точках «рубились» в азартном запале школьники, продавщицы, пенсионеры. Вроде бы легкая забава — ан нет! — затягивает и вытягивает последнее совершенно незаметно. И жертвами такого грабежа по мелочевке становились самые широкие и не самые обеспеченные слои населения. В помпезное же здание еще не всякий войдет: глядя на яркие огни казино, легче вспомнить, что кошелек у тебя тощий.

Владельцы игорных заведений тоже своего не упускают. Происходит укрупнение заведений — отсюда стройки и перестройки и бросающиеся в глаза фасады.

Как говорят, суточный доход среднего казино составляет от 50 до 150 тысяч долларов. Создается впечатление, что жить боссам этого бизнеса стало еще веселее.

Депутаты, упрекающие московские власти в нарочитом затягивании процесса выдавливания игорных заведений из города, усматривают и здесь возможности для коррупции. Как говорит один из авторов упомянутого федерального закона депутат Госдумы Андрей Самошин, возглавляющий столичную партийную организацию «Справедливой России», «хозяева найдут способы расшириться или приписать лишние метры», и таким образом общее количество заведений может и не уменьшиться в итоге. Ведь до сих пор в Москве функционируют 773 игорных заведения, и скорее всего оборот в них увеличился в связи с ликвидацией системы мелких точек.

Между строк выступлений читалось плохо скрываемое желание «добить» игорный бизнес совсем. Так, депутат Александр Фоменко заявил, что эта деятельность должна быть объявлена вне закона в нашей стране, так как «русский народ очень азартный», и страсть к игре превращается у него в тяжкую психическую болезнь. Поэтому «необходимо ограничение его в праве заниматься саморазрушением». Далее депутат посетовал, что хозяева этого бизнеса «плохо учились в школе и не читали роман Достоевского, где эта болезнь описана лучше, чем в учебниках медицины».

Все-таки не стоит, видимо, так однозначно сводить вопрос к этническим моментам, зная самые разные примеры того, что в разных странах решается этот вопрос.

У всех на устах Лас-Вегас и Атлантик-Сити. Собственно, эти американские города развлечений и стали прообразом пресловутых зон, обозначенных в российском законе.

Однако в населенных пунктах США функционируют отдельные и сетевые игорные заведения. Сам видел в гуще заселенных районов Нью-Йорка родных братьев наших «Джек-Потов» и «Фишек». И в этом многонациональном современном Вавилоне сыны самых разных народов предаются страсти азарта. Просто в США господствует убеждение, что человек сам в состоянии справиться с окружающими его соблазнами. Если он, конечно, стоящий человек с крепкими убеждениями, а не маргинал. А вот в Израиле азартные игры запрещены (видимо, по согласию большей части общества с соответствующими пунктами Моисеева закона), и местные жители вынуждены удовлетворять свои страсти за границей, в Египте, или в казино, размещенных в нейтральных водах Красного моря. В игорной столице Европы (и классической русской литературы), германском Баден-Бадене, посещение казино местными жителями запрещено законодательно. Ибо в противном случае бремя социального обеспечения проигравшихся горожан легло бы на муниципальный бюджет.

Однако Россия выбрала средний вариант. Но даже и в его реализации сомневаются некоторые народные избранники. Практически хором депутаты посетовали, что «никакой нет уверенности в том, что закон не будет изменен. До 1 июля 2009 года еще много воды утечет, пройдут думские и президентские выборы. Возможно, политическая линия будет изменена». В любом случае игорный бизнес в столице чувствует себя крепко, ежедневно крутятся сотни рулеток, крупье тасуют колоды, трещат неумолимые барабаны автоматов. «Есть где играть, есть где проигрывать, есть где страдать», — на этой надрывной ноте завершил свое выступление «родинец» Сергей Глотов.

http://stoletie.ru/tayna/70 419 172 248.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru