Русская линия
Труд Валерий Коновалов19.04.2007 

Дом, где раскрываются сердца
Можно ли вернуть к нормальной жизни малолетних беглецов, побирушек и жертв криминальных разборок?

Железные ворота приотворились. Охранник кивнул: мы вас ждем. Двор с клумбами, парадный подъезд, тихо, чисто, пустынно. С виду — обычное офисное здание, затерявшееся в густо населенном квартале у Алтуфьевского шоссе столицы. Но что-то особенное здесь чувствуешь сразу. Может быть, потому что за этими стенами необычайно высока концентрация драматизма, сердобольности и тайн.

ПРИШЕЛИЦА НИОТКУДА

Она сидела на краешке стула в кафе и молча смотрела перед собой. Маленькая печальная девочка лет семи. Не сразу стало понятно, что она здесь одна, ведь пришла вроде бы с какой-то женщиной. Но время шло — женщина не возвращалась. А девочка на расспросы не отвечала. Сказала только, что привела ее откуда-то некая тетя.

В кармашке платьица обнаружили записку. «Тетя» сообщала, что была она няней у девочки, которая осталась сиротой после убийства ее матери. Няня продолжала ребенка воспитывать, пока материальные возможности ее не исчерпались. В записке сообщались имя, фамилия и возраст девочки и то, что в Саратове у нее должны быть дедушка и бабушка.

Начались поиски. Какие-то данные оказались правдоподобными, какие-то — путаными. Вышли на роддом, где зафиксировано рождение вроде бы именно этой девочки, выправили ей свидетельство. В Саратове нашли пожилую женщину, которая по описаниям казалась бабушкой девочки. Дочь этой женщины действительно убили под Москвой, а документы похитили.

Но погибшая была… бездетной. И никакой внучки у саратовской женщины не могло быть. Ниточка, связывавшая девочку из кафе с реальностью, оборвалась. Сама же она молчит обо всем, что касается ее прошлого, хотя на другие темы уже говорит охотно. Очевидно, ребенок отходит от какого-то потрясения, становясь нормальной для ее возраста девочкой.

Но кто она на самом деле — остается тайной.

ИСКАТЕЛИ СЧАСТЬЯ

Это — одна из множества историй, которые пересекаются под крышей этого учреждения. Называется оно: социальный приют для детей и подростков «Алтуфьево» департамента соцзащиты населения города Москвы.

Именно сюда привезли девочку, обнаруженную в кафе с загадочной запиской в кармане. И люди, работающие здесь, искали ее следы на Земле. Пока нашли немного, но девочка уже не останется брошенной.

Хотя одиночество в глазах ее заметно. Жестокая штука — одиночество. Однажды поселившись в сердце, оно не уходит бесследно. И даже среди множества людей человек может быть одинок. И даже в семье. Дети, которые попадают в этот приют, чаще всего бегут от живых родителей. Нередко их не ищут. Или не торопятся их забирать.

— Наше учреждение для тех иногородних детишек, которые из регионов России и ближнего зарубежья приезжают в Москву искать счастья, — говорит директор приюта Ольга Карякина. — Находятся они у нас столько, сколько требуется, чтобы установить их личность, найти родственников. На это уходит от 10 дней до месяцев. Пока разбираемся, ждем ответа на запросы, наши психологи и воспитатели работают с этими детьми. Они разные. И по возрасту, от трех до 18 лет. И по историям своим. Основная причина — самовольный уход из семьи, 60 — 70 процентов. Часто бегут от мачехи или отчима. От пьянства и побоев родителей. От нищеты. Добираются в столицу на перекладных. И на вокзале попадают в криминальную среду. Чтобы прокормиться, примыкают к вокзальным тусовкам. Девочки нередко оказываются во власти сутенеров. Впрочем, иногда едут именно ради продажи себя. Из Молдавии к нам попала девочка 11 лет — решила проституцией подзаработать для семьи. Кого можно вернуть родным — возвращаем. Сирот или тех, у кого невозможно найти родных, устраиваем в детские воспитательные учреждения Москвы. По закону ребенка должны устраивать именно там, где его обнаружили, хотя вряд ли это правильно. Ведь Москва — огромный транспортный узел, и здесь оседает больше детей, чем город способен принять. Но что поделать?

БЕЗ ВОЗВРАТА

Если не знать, что это за дети, то поначалу и не поймешь, что они чем-то отличаются от своих сверстников. И на пасхальном празднике, который мы наблюдали, словно обычные ребятишки в детском пансионате, они пели, декламировали, радовались подаркам и хором приветствовали гостей.

Но только заговоришь с кем-то из них, быстро чувствуешь недетское одиночество, запрятанное совсем недалеко. Как будто другая жизнь подразумевается все время. Или та, которую скрывают. Или та, возвращения которой боятся.

Нахохлившийся, как воробей, мальчик старательно выкрикивал слова приветствия на сцене. А, сойдя в зал, сразу погрузился в себя — будто потух.

— Тебя как звать? — спрашиваю.

— Гена.

— Откуда ты?

— Из Белоруссии. У нас там дом был.

И замолчал.

Потом я узнал, что в Белоруссии жили еще до рождения Гены его родители. Уехали в Казахстан, где он и родился. Отец умер. Мать решила возвращаться в родные края. Но по дороге, в Москве, то ли потеряла, то ли бросила Гену. Теперь ее ищут.

А два симпатичных цыганенка с огромными свечками в руках озорно поблескивали глазами и казались вполне довольными жизнью. Но в свои шесть-семь лет про жизнь они судили по-взрослому. Их задержали, когда они бегали между машинами, выпрашивая деньги. Судя по всему, где-то неподалеку была их мать, а по совместительству — «бригадир». Называть ее они категорически отказываются так же, как и возвращаться. Там, говорят, пили, а нас били, заставляли воровать, мы же хотим учиться и быть нормальными.

У девочки в инвалидной коляске своя горькая история. Она попала в приют в таком состоянии, что без посторонней помощи не могла и часа прожить. Теперь на ее лице не только страдание, но и что-то, похожее на радость.

Вот это поражает. Как удается в приюте, пересыльном, по сути, учреждении, дать детям нечто, заставляющее их привязаться к здешним работникам и что-то открыть в собственной душе?

— Это не наша заслуга, — говорит Ольга Ивановна. — Бог помогает.

ВОЗДВИЖЕНИЕ КРЕСТА

Патриарх Алексий говорил:

— Важнейшей задачей для общества является решение проблемы детей, воспитывающихся в приютах и детдомах. Их число превышает 700 тысяч человек. 2007 год объявлен Годом ребенка. И мы обязаны обратить свои взоры на эту категорию детей, большинство из которых являются сиротами при живых родителях.

Он словно и про Алтуфьевский приют говорил. Хотя, конечно, так оно и есть. Именно Патриарх несколько лет назад издал указ об открытии домового храма при этом приюте, откликнувшись на просьбу директора Карякиной.

«Содействие в организации храма и помощь в его оборудовании, — писал Алексий II, — поручается приходу Крестовоздвиженского храма в Алтуфьеве. По завершении оборудования храма его надлежит освятить в честь иконы Божией Матери «Умягчение злых сердец».

Поручение Патриарха приход храма Воздвижения Креста в Алтуфьеве во главе с настоятелем протоиереем Анатолием Алефировым выполнил. И жизнь приюта преобразилась. Не только потому, что в самом здании возникла эта удивительно симпатичная церковь в честь иконы «Умягчение злых сердец». По признанию сотрудников приюта, для детей в этой церквушке появилось лекарство от одиночества.

— Мы и не ожидали, что они так потянутся сюда, — говорит Ольга Ивановна. — И работать стало легче.

— И для нас такое общение с детьми стало во многом неожиданным, — признается отец Анатолий. — Шли сюда с некоторым напряжением. Дети ведь с непростыми судьбами, из трудных семей или из криминальной среды. Но душевный отклик встречаем всякий раз искренний и трогательный. С таким желанием приходят детишки на наши богослужения, так серьезно воспринимают беседы о душе, о вере и любви! Уже сотни детей приняли за это время у нас Святое Крещение.

СОРАБОТНИКИ

После того как Крестовоздвиженский храм взял духовную опеку над приютом, многие прихожане вместе со священниками по-своему проявляют заботу об этих потерявшихся в жизни детях. А теперь, когда благотворительную акцию «Откройте свое сердце милосердию» для воспитанников приюта провела наша газета, и читатели «Труда» им не чужие. Выручка от розничной продажи газеты за несколько дней была направлена на организацию с помощью Крестовоздвиженского храма пасхальных подарков воспитанникам социального приюта.

— Важнейшей задачей для общества является решение проблемы детей, воспитывающихся в приютах и детдомах.

Их число превышает 700 тысяч человек.

Патриарх Алексий II

— Наше учреждение для тех иногородних детишек, которые приезжают в Москву искать счастья.

Директор приюта Ольга Карякина

P.S.

ЗАО «Издательство газеты «Труд» благодарит за оказанную помощь в проведении благотворительной акции «Откройте свое сердце милосердию» группу компаний «ДМ-Distribution», ЗАО «Ариа-АИФ», ООО «Агентство Желдорпресс-ГП», ООО ГК «Кардос», ЗАО «СЕЙЛС», ЗАО «СитиПрессСервис».

http://www.trud.ru/issue/article.php?id=200 704 195 671 501


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru